16+

Журналист - о том, как его уговаривала не писать интервью главная защитница прав человека Москалькова

31/08/2016

Журналист - о том, как его уговаривала не писать интервью главная защитница прав человека Москалькова

На этой неделе журналист "Новой газеты" Павел Каныгин был по его словам жестко удален из машины, где проходило интервью с Уполномоченным по правам человека в России Татьяной Москальковой. Разговор был прерван на 33-й минуте. Чиновнице не понравились "однобокие" вопросы.


Каныгин уточнил , что это были вопросы о том, почему она голосовала за законы о запрете иностранного усыновления сирот и за дискриминацию геев.

Российский союз журналистов обвинил Павла в том, что все его обиды на Москалькову ложь, на самом деле вина лежит на журналисте, который плохо сделал свою работу.  После этого Каныгин открыл новые подробности встречи с чиновницей. 

- Посмотрите, как выступил Денис Токарский, управляющий делами Союза журналистов России, насчет истории с моей высадкой из машины омбудсемна Москальковой:

«Союз выяснил, что это вранье, которое подхватили все. Во-первых, Каныгин опоздал на интервью, почему и оказался в машине. Потом его попросили на время пересесть, так как предполагалась встреча с другим человеком, а затем там же продолжить общение. Так что все было не так, как он написал. Все эти случаи говорят о том, что многие журналисты, к сожалению, не обладают достаточной квалификацией, чтобы на должном уровне выполнять свои профессиональные обязанности... Если мы это не исправим, то все это пойдет на вред государственному и общественному устройству»

Снова коротко поясню. Меня действительно сначала высадили из машины Москальковой по ее настоянию (она попросила водителя остановиться, а меня покинуть автомобиль). Затем меня подобрала другая машина из того же кортежа. Но это была не просто пересадка. Это было жесткое выставление вон и жирная точка. Ни о каком продолжении беседы в тот момент речи не шло.

А уже через час омбудсмен позвонила мне и предложила продолжить разговор. (Как выяснилось, мы возвращались в Москву в одном поезде). Мы встретились в буфете, но только это было уже не интервью по темам ее работы, а очень настойчивая попытка длиной в час двадцать убедить меня не делать публикацию. Опущу подробности типа: верующий ли я, в церковь хожу или еврей? а то лицо больно похожее. Короче, в этой необычной встрече мне все понятно, она вся есть на диктофоне.

Непонятно теперь другое. Вот этот якобы обновленный за лето Союз журналистов России. И этот его управделами Токарский, делающий там заявления – ну ты позвонил бы прежде чем что-то комментировать, пообщался бы со мной, участником истории (если уж разговор зашел о квалификации и профстандартах). Хоть бы для приличия. А то ведь теперь нет даже и иллюзии насчет того, что прямо сейчас происходит с СЖР и чьи интересы этот профсоюз будет отстаивать.

фото фейсбук Каныгина и ombudsmanrf.org








Lentainform