16+

Петербуржцы рассказали про свои школьные обиды

02/09/2016

Петербуржцы рассказали про свои школьные обиды

1 сентября учителя и ученики опять собираются идти в школы.


          Денис КОТОВ, ген. директор, книжная сеть «Буквоед»:
– Мне до сих пор обидно, что в библиотеке школы  № 241, где я учился, не было книг замечательного книговеда и библиографа начала 20-го века Николая Рубакина, который заложил основы библиотечной классификации и разработал пути последовательного чтения по цепочке определенных книг. Прочти я тогда его труды, я бы, возможно, основал компанию «Буквоед» лет на пять раньше, чем это мне удалось в 2000 году. А других обид на школу я не держу.

Антон БЕРНАДСКИЙ, ст. инженер, ОАО «Ростелеком»:
– Однажды в 7-м классе кто-то в школе вытащил у меня из портфеля книгу, которую мне накануне подарили на день рождения. Она называлась «Любимый Петербург», и на ее обложке была фотография Спаса-на-Крови… Это сегодня в магазинах таких подарочных книг навалом, а тогда, в 95-м, – только эта. И кто сегодня из школьников позарился бы на такую книжку, да и вообще на книгу? А тогда лишиться ее было очень обидно.   

Елена ПЕТРОВСКАЯ, руководитель социального проекта «Поделись улыбкой»:
– Было обидно, что одноклассники относились к моим планам и активности с насмешкой. Не раз слышала, что не надо мне в будущем петь, танцевать, писать стихи – для этого у меня нет данных. Но я все же вырулила на заветную дорожку и чувствую себя самодостаточной.

Сергей ИВАНОВ, водитель такси,  23 года:
– Когда я учился в новгородской школе № 12, наша классная учительница в 7-м классе заставляла всех нас посещать всякие кружки – такое ей дали указание сверху. Мне она велела ходить в кружок «Плетение», и я раз в неделю плел с бабками корзины из лыка, которые бабки  потом относили на рынок. Когда терпение плести у меня кончалось и я на «Плетение» не ходил, учительница ставила мне за поведение двойки. За которые  мне от родителей  попадало. И я с обидой в душе снова ходил на «Плетение».  

Священник Сергей КУБЫШКИН,  собор Святой Живоначальной Троицы:
– В 6-м классе  мои одноклассники, узнав, что я хожу со своими  родителями в церковь, смеялись надо мной, и мне где-то в душе было больно. А сегодня, через 20 лет, так получилось, что я крещу  их детей…

Юлий ВИНОГРАДОВ, вед. научный сотрудник, РГМ Арктики и Антарктики:
– Помню, в 8-м классе нам задали на дом написать сочинение на тему «Слово о полку Игореве». Я взял тему конкретнее – перечитав дедушкину библиотеку исторических книг, написал сочинение под названием «Куда и зачем шел князь Игорь в 1185 году?». В результате за такую самостоятельность мне поставили кол, а объяснили так: «За то, что это не сочинение, а научная статья». Было обидно. В ответ, уже учась в МГУ на истфаке, я сделал очередной перевод «Слова» – как мне кажется, наиболее точный из всех существующих переводов.  

Владислав ГОЛЕНЕЦКИЙ, руководитель ИП «Биолокация. Неошаманские практики»:
– В постперестроечное время я преподавал в частной школе Соснового Бора  валеологию – учение об энергетике жизни и в том числе о половом воспитании. Однако  на валеологию наехала Русская православная церковь, и хотя РПЦ отделена от государства, наше Министерство образования закрыла этот предмет. И мне до сих пор за валеологию обидно.

Павел ТОМИН, инженер, ЛМЗ:
– В 75-м году наш  9-й класс отправили на лето в КМЛ – комсомольско-молодежный лагерь в Колпино. Мы жили там в одноэтажном корпусе. Однажды всем велели идти на экскурсию по революционным местам Колпина. Часть класса пошла, а я с ребятами никуда идти не захотел. Но тут явилась вожатая, выгнала нас на улицу, закрыла дверь на ключ и ушла. Тогда я попробовал влезть в форточку, в результате ставни вылетели, окно разбилось. На другой день начальство организовало комсомольское собрание, вызвало из города мою мать и меня объявили чуть ли не врагом народа. Тогда у моей мамы случился первый сердечный приступ… Это была не обида, это что-то и сегодня посильнее.

Денис ИЛЬШИН,  ландшафтный дизайнер, 31 год:
– 1 сентября мы, трое девятиклассников, шли в школу на праздничную линейку. Шли с цветами, их нам купили родители. У меня было три  розовых  гвоздики. В это время один из нас толкнул другого, завязалась драчка, и в результате сломанные гвоздики пришлось отправить в урну. На линейке, глядя на молодую учительницу физики Юлию Петровну, мне было очень обидно.  

Нина БЕЛОВА, сотрудник библиотеки им. Гоголя:
– Со временем школьные обиды кажутся не такими уж и серьезными. Пушкин правильно написал: что пройдет, то будет  мило.             

Подготовила Эмилия КУНДЫШЕВА, фото ekspress.delfi.ee








Lentainform