16+

Lentainform

«Чтобы получить видео с избирательного участка, нужно написать «мотивационное письмо»...»

12/09/2016

«Чтобы получить видео с избирательного участка, нужно написать «мотивационное письмо»...»

Кто будет наблюдать за выборами? Можно ли верить главам избирательных комиссий, которые неправильно считали голоса 5 лет назад? Об этом в программе «Год выборов» (делается в содружестве «Города 812» и «Фонтанки. Офис») рассказала член совета общественной организации «Наблюдатели Петербурга» Александра КРЫЛЕНКОВА.


           – У «Наблюдателей Петербурга» было много требований к горизбиркому.  О чем удалось договориться, а о чем – нет?
– В этом сезоне все хотят дружить с общественными организациями. Этим занимается и горизбирком, и ЦИК, и даже местами территориальные комиссии. Это выражается в постоянном обсуждении бесконечного количества пунктов. И  можно сказать, что по многим пунктам какие-то подвижки есть. Как это отразится на том, что получится у нас в итоге на избирательных участках и какими окажутся выборы – неизвестно. Например, было много наших предложений по веб-камерам на избирательных участках. Для нас было важно, чтобы записи с участков хранились не три месяца, а как минимум год. И чтобы доступ был у всех. И чтобы качество записи было одинаковое. После долгих дебатов с горизбиркомом срок был увеличен, количество людей, которые имеют доступ к записям, увеличено, но не бесконечно, т.е. не любой человек может эти записи получить.
 

Фото: fontanka.ru
 
– Только избиратели конкретного округа?
– Да. Избиратель конкретного округа, наблюдатель, член комиссии. Проблема заключается в том, что для того чтобы что-то запросить, нужно написать мотивационное письмо. А это означает, что у человека должно быть основание.
 
Мы не знаем, как это будет технически. Изначально предполагалось, что тот, кто хочет получить запись, будет писать в ТИК, ТИК будет рассматривать, отправлять это все подрядчику, что исключало использование этих видеозаписей в суде, потому что срок по некоторым делам всего три дня. Сейчас вроде бы записи можно получать напрямую у подрядчика, но как это будет процессуально и как подрядчик будет определять, кому давать, а кому не давать – непонятно. Хотя чего проще – дайте всем скачать, кто хочет.
 
– А мотивация какая? Почему не дают всем?
– Техническая невозможность.
 
– В 2012 году на президентских выборах все записи открыто выкладывалось в Сеть.
– Да. В 2012  году  было очень удобно, все можно было смотреть в день голосования, потом это поступало в единую базу, а оттуда можно было скачать. И мы тогда скачали видео со всех избирательных участков. А сейчас речь идет об использовании видеозаписи только в качестве доказательств. Это первое. Но самое главное – это, конечно, качество. Потому что если в 2012 году это было цветное видео хорошего качества со звуком, то на губернаторских выборах уже было черно-белое видео и без звука. При этом оно весило очень много, скачать его было трудно. Сейчас это будет такое же видео, как было на губернаторских выборах. Но хотя бы увеличен срок хранения. И расширен круг тех, кто может запрашивать. 
 
– А временные участки, которые создаются в больницах и на предприятиях непрерывного цикла, – это острый вопрос. 
– Конечно. На временных участках прежде голосовали неизвестно кто и неизвестно где – эти участки никто не мог найти. Мы все время говорим, что нужно этот вопрос как-то контролировать. А наш диалог с горизбиркомом заканчивается тем, что горизбирком говорит: «Мы вам обещаем, что все участки будут сформированы заранее». Но эти участки  по новым законам можно создать в последний момент, и тогда они вообще остаются без наблюдателей, потому что списки наблюдателей на участки мы должны подать за три дня. В общем, в наших диалогах с избиркомом много моментов, которые долго-долго обсуждается, что-то из этого делается, а что-то не делается. А будет ли это влиять на результаты, не знаю.
 
– Вы посчитали, что осталось еще 77  председателей участковых комиссий, которые допускали нарушения в 2011 году. Вы чего хотели – чтобы их уволили?
– Эти 77 человек – это не те, которые допускали нарушения. Нарушения допускают очень многие. Все люди могут что-то нарушать. Речь идет о председателях на участках, где количество вынутых из урн бюллетеней оказалось больше, чем количество выданных на руки. Это означает, что почти наверняка выборы на этих участках полностью сфальсифицированы. И мы говорим, что, решая кадровые вопросы и меняя председателей и членов комиссий, надо учитывать их репутацию. Горизбирком отвечает нам: «Давайте забудем про прошлое. Давайте говорить о том, как пройдут эти выборы. Вы нам собираете доказательства, и мы будем их рассматривать». А мы считаем, что прошлое нельзя забыть. И мы готовы поднимать этот вопрос и дальше.
 
– Есть мнение, что Кремль хочет, чтобы  выборы были честными. Элла Памфилова это демонстрирует. А как ведет себя горизбирком – он тоже хочет честные выборы, или ему все равно, или  он не контролирует ситуацию на местах?
– Вы меня ставите в очень тяжелое положение, потому что наблюдателям не свойственно отвечать на риторические вопросы. Мы наблюдаем. Чего увидели, о том и сообщаем. Предыдущий глава Петербургской избирательной комиссии, когда приехал в Петербург, тоже очень красиво разговаривал, и был страшно открыт, и обещал, что выборы будут прозрачными. У него не получилось. Во многом он попал между вертикалью избирательных комиссий и административным ресурсом. Сейчас от этой вертикали избирательных комиссий  требуют, чтобы выборы были, по крайней мере, прилично выглядящими, – это факт. Но есть очень сильный местный административный ресурс, который заинтересован в результатах выборов.
 
– Ваша организация возникла в 2011 году на волне общественного энтузиазма. Сейчас на смену энтузиазму что пришло? 
– Мы стали более профессиональными. Но у нас по-прежнему абсолютно самоорганизованная структура. Мы не зарегистрированная организация, соответственно, у нас нет ресурсов. Мы все делаем на собственные деньги и тратя собственное время. Если честно, мы в 2011 году про выборы знали очень мало. Мы, конечно, прочитали закон, но по факту у нас был энтузиазм и здравый смысл. Сейчас, конечно, мы стали намного более профессиональными, у нас около тысячи человек вошли в участковые избирательные комиссии. У нас есть регулярная школа. Мы ездим на разные выборы – тоже за свой счет – в другие регионы, в другие страны,  чтобы познакомиться с тем, какие бывают системы. У нас почти в каждой территориальной комиссии есть член комиссии с правом решающего голоса. То есть мы стали сообществом людей, которые профессионально занимаются контролем выборов на добровольной основе.
 
– А деньги откуда?
– Мы все работаем. Мы берем отпуска за свой счет. Кроме того, выборы, к счастью, проходят в основном по выходным. Плюс у нас очень много программистов, предпринимателей, т.е. людей более-менее свободных специальностей. Те, кто этим плотно занимается, это 100 человек. 
 
– А сколько человек вы мобилизуете на этих выборах?
– Членов избирательных комиссий у нас около тысячи. Наблюдателей, надеюсь, будет не меньше.            
 
Фото: tv2.tomsk.ru

Сергей Балуев, Антон Мухин