16+

Почему спортивное кино любили в СССР и разлюбили в России

15/09/2016

Почему спортивное кино любили в СССР и разлюбили в России

Известный киновед Алексей Дунаевский работает над книгой «Ленфильм и футбол». Дунаевский и сам играл в футбол, болел за «Зенит» на 33 секторе стадиона имени Кирова, но со временем стал ярым приверженцем «Манчестер Юнайтед».


       – «Манчестер Юнайтед» посвящено несколько фильмов. «Мюнхенская трагедия», к примеру, о  трагической авиакатастрофе. А про «Зенит» кино снимали?
«Мюнхенская трагедия» – мягко говоря, не самое удачное кино. А вот фильм «Поверь» – совсем другое дело. Он посвящен взаимоотношениям Мэтта Басби, легендарного тренера «красных дьяволов», и талантливого мальчика-футболиста. Что же касается «Зенита», то хрестоматийной картиной о «Зените» является фильм не о «Зените». В ленте Виктора Садовского 1968 года «Удар! Еще удар!» присутствует великое множество намеков на «Зенит», но на экране – вымышленная команда «Заря». Под этим названием в фильме выступают сразу три ленинградские команды – «Зенит», «Динамо» и «Трудовые резервы». Многие забыли, что «Резервы» даже выступали в высшей лиге, а играющим тренером той команды был Герман Зонин, которому на прошлой неделе исполнилось 90 лет. Так вот, именно на «Трудовые резервы» указывает финальная сцена фильма «Удар! Еще удар!», когда «Заря» победила в розыгрыше Кубка северных морей. Все тогда смеялись в футбольной тусовке, когда заходила речь об этом кинотриумфе: «Какой еще европейский кубок, если «Зенит» в 1967 году вообще должен был вылететь из высшей лиги!» Тем не менее тот самый киношный Кубок северных морей, который в реальной действительности носил название «Кубок Балтийского моря», завоевали в 1959 году в немецком Ростоке «Трудовые резервы». А «Зениту» в 1962 году тот же Кубок так и не покорился. 
 
– Благодаря режиссеру Виктору Садовскому, снявшему с десяток фильмов на спортивную тематику, Ленфильм называли кузницей спортивного кино в стране?
– Ни в коем случае не умаляя заслуг Виктора Садовского, скажу, что основания для присвоения Ленинграду такого титула возникли гораздо раньше. Киноотдел Скобелевского комитета, предтеча нынешнего Ленфильма, впервые заявил о себе фильмом под названием  «Гимнастика на машинах в Павловском военном училище июля 5 го дня 1913 г.». А кто был первым русским кинематографистом? Петербуржец Александр Дранков, создатель фильма о великом фигуристе Николае Панине-Коломенкине, первом русском олимпийском чемпионе. Наконец, в 1926 году в Ленинграде Альфред Доббельт организовал целую киностудию, ориентированную на производство спортивных фильмов. Она называлась «Трудкино». В первые годы советской власти спорт был очень популярен, в футбол даже на Красной площади играли, но кино почему-то никак не отражало это на экране. На уровне нескольких кадров спорт присутствовал в фильмах, но только не целиком. Первопроходец Доббельт за четыре года существования своей киностудии снял шесть игровых картин, полностью посвященных спорту. 
 
– Вы их видели?
– Видел только афиши, пленки не сохранились. В главных ролях этих фильмов был занят разносторонний спортсмен Борис Никифоров. Я пытаюсь найти о нем сведения, но пока не получается, есть только упоминания. Боюсь, что он был арестован в 1930-е и отправлен куда следует. По крайней мере, у Доббельта судьба именно такая. В начале 1950-х он вернулся из лагерей, но уже не работал как режиссер, а только как оператор документальных фильмов. 
 
– Первый советский фильм о футболе – «Вратарь»? 
– Расхожее заблуждение. Как и то, что фильм Семена Тимошенко был снят по повести Льва Кассиля «Вратарь республики». Первые игровые футбольные короткометражки были созданы в СССР в 1925–1926 годах. Это «Советский воздух» (о приключениях футболиста на румынской границе, куда случайно перелетел пробитый им мяч), «Волдырь подвел» (о красноармейце, который кое-как намотал портянки и стер ноги, играя в увольнительной в футбол) и «Герой матча» (комедия о болельщиках). Эти фильмы тоже не сохранились, что не позволяет России участвовать в мировом споре, какая «футбольная» картина стала первой в истории кино. Российская сторона готова предоставить только печатные материалы о первых фильмах, а немцы не только называют, но и показывают сразу два полнометражных фильма 1927 года – «11 чертей» и «Король центрфорвардов» – и потому ходят с высоко поднятой головой: мы первые. Можете посмотреть их, взяв диски в библиотеке Института Гете. 
 
– А какой игровой полнометражный фильм о футболе первый у нас в стране?
– «Карьера Рудди» 1934 года. И этот фильм сохранился! Сегодня я делаю все возможное, чтобы показать зрителям его реставрированную копию, хранящуюся в Госфильмофонде. Этот фильм заслуживает самого серьезного внимания по целому ряду причин. Во-первых, он был создан режиссером Владимиром Немоляевым, отцом известной актрисы Светланы Немоляевой и не менее известного оператора Николая Немоляева. Крайне интересен и сюжет: хотя фильм снимался в Ленинграде, Одессе и Москве, действие происходит в Германии. На экране детально воссоздана обстановка в Берлине в 1933 году и показан процесс фашизации футбольных клубов. НСДАП в приказной форме подчинило немецкие команды своей идеологии. В одну из них и попадает главный герой фильма. Он только что окончил университет, стал инженером, но нигде не мог устроиться из-за безработицы. И тогда он пришел в футбольный клуб. Главную роль исполнил Дмитрий Консовский, актер, который должен был стать суперзвездой советского кино. Только не перепутайте его с братом. Дмитрий – старший брат Алексея Консовского, которого все знают по роли Принца в «Золушке». Увы, после «Карьеры Рудди» Дмитрий Консовский был арестован, отправлен в лагерь и уже там приговорен к расстрелу. Арестован за то, что скрыл дворянское происхождение, обвинен в связях с политически неблагонадежным человеком и приговорен к смертной казни уже в лагере за слова в адрес советской власти. 
 
– Вернемся к «Вратарю».
– Как раз после «Карьеры Рудди» из Кремля подсказали, что надо про футбол что-нибудь снять. В 1935 году на экраны вышла комедия «Мяч и сердце», прокат которой вскоре был остановлен. В ноябре 1935 года режиссера фильма Бориса Юрцева арестовали за высказывания в адрес главы НКВД Генриха Ягоды. И тогда за дело взялся молодой Лев Кассиль. Многие уверены, что «Вратарь» – прямая экранизация его книги, но на самом деле сначала был написан сценарий, опубликованный журналом «Красная новь», и только потом появился фильм, успех которого привел Кассиля к мысли о книге. В кассы кинотеатров выстроились километровые очереди, однако пресса фильм совсем не жаловала. Затем он и вовсе исчез с экранов. В повторный прокат «Вратаря» выпустили только в 1970 году, хорошенечко изрезав цензурными ножницами. Думаю, произошло это из-за портретов Сталина, которые тогда всегда присутствовали на стадионах. Но не это  самое интересное. Не все знают, что в финальной сцене матча сборной СССР и зарубежной команды «Черные буйволы» был задействован весь состав киевского «Динамо», причем четверо игроков, снимавшихся в фильме, оказались впоследствии участниками так называемого «матча смерти» в Киеве (я специально говорю «так называемого», потому что сегодня стали известны многие обстоятельства той игры). Но не будем о грустном. Давайте о веселом. 
 
Киевское «Динамо» настолько увлеклось съемками во «Вратаре», что не явилось на матч Кубка СССР 1936 года против команды из города Егорьевска, и «Динамо» торжественно дисквалифицировали футбольные власти. Обратите внимание, летом 1936-го еще снимали, но уже в этом году фильм вышел на экраны – быстро тогда работали, хотя и шедевры часто получались. Это сейчас режиссеры жалуются на судьбу, рассказывая о том, как три года обивали пороги кабинетов начальства, а потом еще три простаивали из-за нехватки денег. А затем их фильм собрал в общероссийском прокате тысячу зрителей. 
 
Но еще печальнее другое. Именно с «Вратаря» начинается бесконечное тиражирование футбольных клише. Экраны заполонили игроки-недотепы вроде Васи Веснушкина в блестящем, правда, исполнении Георгия Вицина. Даже сегодня используются одни и те же кинематографические средства – дураковины, как сказал бы Властимил Петржела. 
 
– Фильмы Виктора Садовского о спорте тоже в большинстве своем с элементами комедии. А  снимал он не только о футболе.
– Вселенная советского кинематографического спорта действительно принадлежит именно Садовскому, хотя к спорту он поначалу не имел никакого отношения. Человек крайне разносторонний, Садовский успешно работал на Ленфильме в качестве ассистента режиссера, пока его просто не отрядили на футбольный фильм в качестве самостоятельного постановщика. И пошло-поехало. О футболе он снял три из восьми своих спортивных фильмов, и о каждом из них можно написать книгу. Удивительно, но самые большие проблемы мне создала самая удачная, на мой взгляд, картина Садовского «Мой лучший друг, генерал Василий, сын Иосифа». И не потому, что она о сыне Сталина, страстном поклоннике спорта. Просто съемки велись в начале 1990-х в условиях жуткого беспорядка, и о производственных документах не очень-то беспокоились. Прокатная судьба у этого отличного фильма оказалась горькая – всего несколько показов на фестивалях и недельное присутствие на экране через три года после создания в филиале Дома культуры пищевиков. 70-летний Садовский сам ездил на кинорынок в Москву с бобинами подмышкой, но тогда успешно продавались только американские фильмы.
 
А начинал он с фильма «Удар! Еще удар!», сценарий к которому также написал Кассиль. Однако работа писателя-классика не всех устроила. На Кассиля в буквальном смысле наезжали со всех сторон. В итоге он совсем расстроился из-за бесконечных переделок, и тогда ему сверху назначили соавторов. Драматурга Александра Гладкова, писателей Владимира Кунина и Михаила Кураева. Одним из спортивных консультантов стал журналист «Смены» Юрий Коршак. Кстати, именно с появлением Кунина фильм получил название «Удар! Еще удар!», сменившее первоначальное «120 минут». 
 
– Что не устраивало в варианте Кассиля?
– По тем временам не всем могло понравиться, что футболист (одна из первых ролей Валентина Смирнитского, будущего Портоса в «Трех мушкетерах») позволяет себе нарушить спортивный режим, а тренер все-таки выпускает его на поле. Тем более что тренер – отец игрока. Раздражало критиков и то, что у тренера отсутствовали недостатки. Слишком он был идеален. Но в основном весь сыр-бор возник из-за блокадной футбольной сцены. Об этом свидетельствуют документы Ленфильма. Очень не понравились ответственным лицам изможденные футболисты, периодически не способные двигаться по полю. 
 
В советской прессе о том матче долгое время не вспоминали. Причина тому – «Ленинградское дело», о чем мне рассказали в Музее блокады. В 1949 году Смольный обвинили в желании создать еще одну столицу и город особой судьбы, отделить Ленинград от всей страны. Возмутило московских партийцев и празднование победы «Зенита» в розыгрыше Кубка СССР 1944 года, когда народ ходил по улицам и кричал: «Ура «Зениту!» вместо «Слава товарищу Сталину!». Поэтому материалы, связанные с блокадными матчами, стали уничтожаться повсюду. В результате возник информационный вакуум. Только в 1963 году у людей развязался язык. Первым заговорил журнал «Физкультура и спорт», подробно рассказавший о матче, состоявшемся 6 мая 1942 года. Затем что-то начал рассказывать Валентин Федоров, организатор и участник первых матчей той серии. В 1967 году в «Советском спорте» Александр Кикнадзе подробно описал футбольные события, произошедшие 6 мая 1942-го, и этот рассказ был использован в сценарии фильма. Через некоторое время выяснилось, что автор статьи допустил серьезную ошибку в определении даты первой игры, которая на самом деле состоялась 31 мая 1942 года. И это неопровержимый факт. Однако дело было сделано. Благодаря фильму история проведения первого блокадного матча стала обрастать мифическими подробностями, которые с каждым годом увеличиваются и тиражируются прессой. Впрочем, и без Кикнадзе журналисты продолжали затягивать узел, руководствуясь при этом самыми добрыми намерениями. Какие команды играли, с каким счетом завершился матч, в какое время суток он начался, какие футболисты вышли на поле – все эти и многие другие вопросы до сих пор остаются без ответов и вызывают жаркие споры. Остановлюсь на такой проблеме. Когда же состоялся первый блокадный матч – 6 или 31 мая 1942 года? Рискну сообщить, что 6 мая перепутали с 5 мая, а 1942-й год – с 1943-м. В Музее обороны и блокады Ленинграда я нашел фото с изображением игроков команды Балтийского флота, которые во многих публикациях провели матч с ленинградским «Динамо» 6 мая. Под этой фотографией приведены имена и фамилии этих футболистов вместе с датой матча – 5 мая 1943 года. Один из перечисленных игроков – Антонин Сочнев – впоследствии рассказывал об этой игре различным изданиям. И все сходится. Играл он за моряков в 1943 году. Однако совсем недавно в Интернете появляется статья, в которой рассказывается о дедушке автора этой публикации, который участвовал в матче, состоявшемся 6 мая 1942 года. Я рассказываю об этом не для того, чтобы кого-то опровергнуть или осудить. Давайте-ка соберемся и вместе займемся этим расследованием с участием признанных авторитетов. 
 
А пока что составленный мною реестр разночтений в описании первого блокадного матча составляет целую стопку листов. Попробуем раз и навсегда определиться, где факты и где вымысел. Например, кто только не начинал свой рассказ о футболе в осажденном городе с появления фашистской листовки «Ленинград – город мертвых»! Мне непонятно, почему пропагандистская листовка, сбрасываемая на позиции советских войск с самолетов, была выпущена на немецком языке. Это показано в фильме, об этом говорится в многочисленных публикациях. Может быть, аппарат Геббельса хотел сообщить о городе мертвых своим солдатам? Я обошел множество музеев и архивов, рассмотрел сотни немецких листовок и плакатов, распространяемых на Ленинградском фронте – ничего похожего. Исследовал немецкие газеты того времени, обращался в библиотеки и архивы Германии, но ничего не нашел. Зато обнаружил едва ли не все упоминания этой листовки на русском языке. Она фигурирует также как плакат, журнальная статья, публикация в газете, издаваемой в Берлине, а также как иллюстрированное приложение непонятно к чему. В фильме «листовка» представляет собой плакат, в сценарии – статью в журнале. Но самое удивительное в том, что все это сочинительство уже проникло в исторические исследования, одно из которых было опубликовано непосредственно в Германии усилиями российского аспиранта. Теперь это сообщение обязательно расползется по немецким городам и весям. Конечно, я и сам могу ошибаться: ведь если не нашел – это еще не значит, что таинственной листовки не было вовсе. 
 
– Вернемся к Садовскому. Между «Ударом» и «Моим другом…» были еще футбольные «Одиннадцать надежд» с Анатолием Папановым в роли тренера сборной СССР. 
– Мало кто знает, что «Одиннадцать надежд» должны были стать прямым продолжением «Удара». В сценарии те же герои – отец и сын Таманцевы, только теперь они уже в сборной СССР. Но какая-то злая сила этого не допустила, и Таманцев-младший стал Романцевым, а отца, второго тренера сборной, хоть и оставили тренером ленинградской «Зари», но переименовали. Андрей Павлович стал Олегом Петровичем Таманцевым.
 
– Самые слабые моменты в фильмах о футболе обычно связаны с игровыми сценами. Уж больно все неправдоподобно выглядит.
– Не всегда так бывает. Например, в тех же «Одиннадцати надеждах» гол в ворота сборной Испании забивает нога зенитовца Геннадия Унанова, которую приклеили при монтаже к телу актера Евгения Леонова-Гладышева. А в «Моем друге...» рядом с актером Борисом Щербаковым на поле действуют исключительно профессиональные футболисты. В сцене пробития пенальти, когда по сценарию требовалось, чтобы мяч попал в штангу, вместо ноги актера была использована нога зенитовца Валерия Якимцова, потому что никакой, даже самый талантливый артист с такой деликатной задачей не справился бы. В последнее время для съемок футбольных сцен постоянно приглашают профессионалов. В «Гарпастуме» у Алексея Германа-младшего снимались знаменитые зенитовцы А. Захариков и К. Иванов. Говорят, что и Геннадий Тимофеев участвовал, но мне нужно это проверить. 
 
К счастью, футбольное кино за 90 лет своего существования все-таки слегка повзрослело. Я не считаю «Матч» идеальным фильмом, но он – настоящий прорыв к лучшему. Хорошие и даже отличные игровые картины о футболе все-таки снимаются. В немецком «Бернском чуде» хоть все и крутится вокруг чемпионата мира 1954 года, присутствует прекрасная нефутбольная линия: отец обретает сына, а сын – вернувшегося из советского плена отца, когда они отправятся на финальный матч в Берн. К сожалению, наши зрители пока не верят, что фильмы о спорте и футболе в частности могут оказаться высокохудожественными. Я устраивал в Петербурге серию показов картин о футболе, и все они, поверьте на слово, были уровня «фильм де люкс» – взять хотя бы бразильский «Элено» о белом Пеле, или «Черные бриллианты» о судьбе вывезенных в Европу африканских футболистов, или «Поверь», которому в Каннах люди стоя аплодировали, – а у нас пришли единицы. Продвинутые российские киноманы не устают нахваливать отличный фильм «Такси» Джафара Панахи, но при этом им невдомек, что он снял еще более удачную картину «Офсайд» о попытке иранских девушек проникнуть на футбольный стадион в мужском обличье. Месяц назад я смотрел новый фильм о Пеле, так помимо меня в зале еще два человека присутствовали. По щекам одного из них текли слезы. Молодого, кстати, человека. Вот и наше хорошее спортивное кино постоянно мимо зрителя проходит, хотя «Чемпионы» и «Коробка» – очень приличные фильмы. 
 
Главное исключение из общего правила – «Легенда № 17», но здесь свое дело сделало имя Харламова. Нельзя забывать и о том, что до премьеры «Легенды» в качестве разогрева вышел другой фильм о Харламове – с Алексеем Чадовым в главной роли, причем очень неплохой. И когда стали рекламировать еще один фильм, многие захотели развития успешно начатого. Плюс Даниил Козловский в главной роли! «А это уже касса, это афиша», как говорил герой Сергея Филиппова в «Укротительнице тигров». Сейчас вовсю ведутся разговоры о фильме, посвященном Льву Яшину, но я боюсь, что он не произведет такого эффекта, как «Легенда». О Харламове нашей молодежи папы и мамы рассказывали, а вот Яшина уже мало кто в воротах не видел. 
 
– Значит, спортивному кино нужны звездные герои? Нужно снять что-то про Аршавина или Кержакова?
– Это недалеко от истины. Вы знаете, какой следующий фильм собирался снимать Садовский? О футбольной школе «Смена»! Мне об этом ее многолетний директор Дмитрий Бесов рассказал. А затем в планах режиссера значился, вы не поверите, – фильм о допинге! Но может быть, кто-нибудь подхватит эту идею?
 
Проект реализован на средства граната Санкт-Петербурга. 

Сергей ЛОПАТЕНОК











Lentainform