16+

Куда повернут Узбекистан преемники Ислама Каримова

15/09/2016

Куда повернут Узбекистан преемники Ислама Каримова

Что будет с Узбекистаном после смерти Ислама Каримова? Для нас это важно и потому, что самая большая диаспора в Петербурге – узбекская. «Город 812» поговорил об узбекском будущем с востоковедом Леонидом ЛАНДА.


      – Обсуждая уход Каримова, население разделилось на две части. Либералы говорят: наконец-то умер тиран. Вы скажете: откуда в Узбекистане либералы?А я отвечу: хоть это и небольшая прослойка, но она есть. Впрочем, и они понимают наверняка, что Узбекистан по европейскому пути не пойдет, а просто мечтают.
 
Реалисты отмечают, что Каримов держал в ежовых рукавицах стратегический объект – границу с Афганистаном – и довольно успешно. Для сравнения: границу Афганистан –Таджикистан сможет перейти любой ребенок, а узбекская – на замке. России выгодно, если на смену Каримову придет похожий лидер. Третий возможный вариант (на самом деле второй, потому что «либеральный» все равно не сыграет) – если в Ташкент «придет Ферганская долина». Будет тотальная исламизация по афганскому сценарию. 
 
– Велика вероятность, что Узбекистан станет менее светским государством?
– В какой-то степени Бухара была центром советского исламского образования. У нас было своеобразное религиозное образование: у нас был свой ислам, свой иудаизм и свое христианство, да еще с очевидным участием спецслужб. Будущих раввинов учили в Будапеште, а в Бухаре – будущих имамов, включая того карачаевского муфтия, который недавно говорил про женское обрезание, и папу Рамзана Кадырова. 
 
– Но русских среди них не было?
– Русский ислам как устойчивое явление возник только в годы афганской войны, да в основном в плену. Впервые русские ребята, лишенные своей религиозной идентичности, стали сталкиваться с совершенно иной культурой. В чеченскую войну пленные в редких случаях переходили в ислам, но в афганскую таковых были сотни. Многие осталось мусульманами и после возвращения на родину. Как правило, так складывалась судьба у тех, кто попал к таджикским полевым командирам. Пуштуны, в основном, пленных убивали, в крайнем случае обменивали. А таджики даже обеспечивали какое-то нормальное функционирование: после принятия ислама солдаты женились на афганках, становились отцами, строили дом, учили фарси за 2–3 года, что не так сложно в 19 лет. Один стал телохранителем у Ахмад-шаха Масуда. Согласитесь, что это уникальная ситуация: когда русский берет в жены восточную женщину. Ну не принято у них выдавать женщин за чужаков. С другой стороны, в Ташкенте такие свадьбы регулярно происходят, в частности потому что Ташкент настолько светский город, что этому правилу уже не придают большого значения. И эту светскость – она не только в столице – удалось сохранить благодаря жесткой политике Каримова и его непримиримому отношению к товарищам из Ферганской долины.
 
– Может, Ташкент и светский город, но в узбекской провинции это не так?
– В маленьких кишлаках вполне можно встретить пьяных – тоже, значит, к исламу  без фанатизма относятся. Там этнические мусульмане, а не радикальные исламисты. Радикалов Каримов вытеснил лет пятнадцать назад. В прошлом году я был в таджикско-афганском приграничье и слышал, что в соседнее село приехали боевики, связанные с ИГИЛ. Это были узбеки, которые ушли в Афганистан, когда их изгнали с их родины. И многие опасаются, что теперь, когда Каримова нет, они придут в Узбекистан. Но если к власти придет кто-нибудь из приближенных Каримова, ситуация останется прежней. Может, это и к лучшему. 
 
– Значит, стремительная исламизация невозможна?
– В постсоветской стране? Конечно. Тут есть три причины. Первая – выстроенная Каримовым жесткая вертикаль. Вторая: сам Ташкент не только светский город, но и многонациональный. Там всегда было много мигрантов, начиная с 20-х годов, а в войну туда эвакуировались целыми заводами и университетами. Сейчас вы можете приехать в Душанбе и за целый день ни разу не услышать русскую речь, а в Ташкенте услышишь обязательно. Я встречал русских людей и в армии, и в тамошнем КГБ. В конце 80-х годов в Ташкенте были узбеки, не говорящие по-узбекски! Сейчас такое невозможно, конечно, в столицу переехали люди из кишлаков, да и в целом позиция интеллигенции пошатнулась. Еще стоит отметить, что интеллигенцию Узбекистана представляли не только русские, но и татары. Это преподаватели русского языка, работники музеев, театров. Они взяли на себя роль флагмана российской культуры в Средней Азии и хорошо с ней справлялись. Третья причина: уже несколько поколений узбеков выросли в светской стране и иного не хотят. Не надо думать, что Каримов ушел – и 30 миллионов человек достанут из сундуков паранджу.
 
А еще есть четвертая причина: огромное число узбекских граждан живет сейчас в крупных российских городах. Потом они вернутся обратно, но – с российским восприятием. Придите в четверг, в бесплатный день, в Эрмитаж – и вы увидите там массу узбеков. Им интересны наши культурные ценности. Еще один признак нерелигиозного населения: они на заработки приезжают семьями, а не поодиночке. Муж идет на стройку, жена в «Пятерочку». В отличие от таджиков. Хотя есть и обратный процесс: приезжая сюда, некоторые узбеки, наоборот, исламизируются.
 
В общем, когда обе половины Узбекистана – мужская и женская – интегрированы в российских городах, построить там ИГИЛ достаточно сложно. 
 
– Но не может же совсем ничего не измениться после смерти Кармимова?
– Пример Туркменистана и Киргизстана показывает, что после смены лидера ситуация не меняется, курс остается прежним. Вот умер Туркменбаши Ниязов – и что, в Туркмению стало проще попасть? Нет, туда по-прежнему можно проникнуть, только если притворишься, что едешь якобы в Иран. Правда, «Рухнаму» стали меньше в школе изучать. Оба возможных преемника Ислама Каримова – премьер-министр Шавкат Мирзияев и глава службы национальной безопасности Рустам Иноятов – будут придерживаться прежнего курса. 
 
– И мигранты из Узбекистана к нам по-прежнему будут приезжать?
– Каримов был недоволен тем, что узбеки уезжают на заработки в другие страны, но ничего не предпринимал. Вряд ли преемник решится границы закрыть. Так что все останется как прежде.          

Нина АСТАФЬЕВА





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform