16+

Как сценарист Юрий Арабов описал борьбу добра со злом

23/09/2016

Как сценарист Юрий Арабов описал борьбу добра со злом

В прокат выходит фильм режиссера Николая Досталя «Монах и бес» – православный лубок о непростых отношениях между добром и злом. Сценарий к нему написал Юрий Арабов – постоянный сценарист Александра Сокурова и человек, который негласно отвечает за духовность в русском кинематографе. Тем приятней было убедиться в том, что в нашем кино духовные искания все-таки могут быть неназидательными.


        Фильм поражает простотой. Сюжетная схема исчерпывающе выражена  в названии – монах (одна штука), бес (одна штука). В картине два главных героя: монах Иван (Тимофей Трибунцев), живущий в небольшой провинциальной обители, и бес по имени Легион (Георгий Фетисов). Бес Легион монаха Ивана, как и положено, склоняет к греху, соблазняя различными бонусами. Монах сопротивляется. 
 
Но едва ли не главная интрига заключается, так сказать, во внешнем позиционировании – то, как на битву Ивана с внутренним демоном реагируют окружающие. Монашеская братия во главе с настоятелем убеждена, что «чудеса», которые демонстрирует Иван в монастыре – ловля гигантских рыб, ультрабыстрая очистка колодцев от тины и прочее – дьявольское наваждение. Церковные и светские иерархи, наоборот, считают его праведником и мудрецом, способным привлечь в обитель богатых паломников и даже помочь в управлении государством. 
 
Некоторое время разобраться в том, кто есть кто, не может и зритель – уж больно эксцентричные шутки откалывает монах. Под конец проблемы духовные будут решены, а отношения человека с государством обострятся до предела – но этим нашего человека не удивишь. 
 
Удивительно и даже приятно другое. Сценарист Арабов и режиссер Досталь, каждый сам по себе уже давно исследовавший тему взаимоотношения человека со своим внутренним бесом (Арабов – в сокуровском «Фаусте», а Досталь – в экранизации «Мелкого беса»   Сологуба),  синхронно пришли к выводу, что в стране развитого православия наиболее адекватно говорить о вере, добре и зле и о том, как человек с этим разбирается, можно только языком притчи. Или православного лубка. Отсюда в фильме про отношения черта и человека нет никакой достоевщины, фаустовщины и прочей психологизации, а есть понимание того, что надо самому научиться отделять добро от зла и что человек со своими внутренними демонами должен справляться сам.
 
Чтобы эта простая мысль стала совсем понятной, авторы выбирают простые, временами грубоватые методы воздействия. 
 
Время и место в картине условны – начало XIX века, российская глубинка, царь – скорей всего, Николай Первый, а большего зрителю и не надо. Герои же, наоборот, яркие, даже карикатурные. Монахи во главе с настоятелем – из Салтыкова-Щедрина вперемежку с Лесковым. Сам Иван – православный Левша, маленький человек, которого бог почему-то выбрал для тяжкого испытания. Бес Легион неизбежно напоминает гоголевского черта из «Ночи перед Рождеством». Арабовский черт тоже хочет заполучить душу Ивана, но нужна она ему, чтобы подняться не в дьявольской, а в земной иерархии: он лелеет честолюбивый план продвинуть Ивана как праведника и тем самым приблизить к сильным мира сего. И сильные мира сего не заставляют себя ждать – в провинциальную обитель внезапно приезжает сам царь и испрашивает у монаха совета, как ему управлять страной. 
 
Вся эта фантасмагория порождает неизбежные аллюзии на нынешние отношения церкви и государства. В фильме вообще много всяких отсылов к современности. Монахи озабочены монастырскими доходами и отношениями с начальством, а практичный митрополит, которого играет Роман Мадянов, как будто зашел в гости из звягинцевского «Левиафана». На фоне этого факт, что деньги на съемки «Монаха и беса» дал сначала Фонд кино, а потом и Минкульт, можно объяснить только чудом.  
 
Однако социальная сатира здесь не самое важное. Важней ощущение полного смешения добра и зла и порожденное этим ощущение абсурда, в котором живут герои. В этом абсурде возможно все: беса принимают за святого, митрополита – за даму. Царь признается в том, что не знает, как править огромной страной, а праведник – в воровстве.  Чрезвычайно современная атмосфера.             

Елена НЕКРАСОВА








Lentainform