16+

Эксперты — о том, какие выборы были честнее: нынешние или пятилетней давности

27/09/2016

Эксперты — о том, какие выборы были честнее: нынешние или пятилетней давности

Перед выборами эксперты говорили, что сюрпризы возможны. Потому что мажоритарные округа. Потому что Кремль обещал честные выборы. Но никаких особых сюрпризов не случилось. Почему так?


         На эти вопросы в эфире программы «Год выборов» отвечали  старший научный сотрудник Института социологии РАН Мария Мацкевич и Александр Карпов – директор Центра экспертиз ЭКОМ, создатель сайта «Держи вора» о фальсификациях на выборах.

– Объясните, что творилось в головах избирателей. Вот есть округ с известным кандидатом – например, Оксаной Дмитриевой. Против нее идет неизвестный никому Михаил Романов от «Единой России» и побеждает. Хотя казалось бы, в голове избирателя, даже самого лояльного к Путину, должно что-то щелкнуть, и он должен сказать: «Известный человек, я голосую за него».

Мацкевич. Вы экстраполируете логику 1990-х – начала 2000-х на нынешнюю ситуацию. Но мы 13 лет жили без одномандатных выборов. Вспомните, как мы переходили от голосования исключительно по одномандатным округам к голосованию по партийным спискам. Как важны были «паровозы», как партии привлекали артистов и спортсменов. Потому что люди тогда привыкли голосовать за кандидатуры, а не за партии. И вот,  наконец, добились – люди стали голосовать за партии.

И должен пройти какой-то период обратной притирки, чтобы снова вернулась привычка выбирать из отдельных кандидатов. Кстати,  по поводу Оксаны Дмитриевой,  – нельзя сказать, что известность совсем не имеет значения. Против нее была применена известная стратегия. Перед ней в бюллетене стояла Оксана Владимировна Дмитриева, а после нее – Олеся Михайловна Дмитриева. И если сложить голоса, которые получили все три Дмитриевы, то мы получим практически тот же процент, что и кандидат от «Единой России».

– Социология показывала, что люди довольны Путиным и недовольны властью. И как это проявилось?
Мацкевич. Если мы посмотрим на то, кто является избирателем ЛДПР, то окажется, что эти люди свое голосование воспринимают как оппозиционное. И если среди электората КПРФ довольно много людей, лояльных к действующим властям, то электорат ЛДПР – оппозиционный по отношению в том числе и к лидеру страны. У ЛДПР  довольно стабильный электорат, и он совершенно точно не может перейти ни к «Парнасу», «Яблоку», ни к кому еще.

– А вас не удивило, что патриоты из «Родины» не получили вообще никаких голосов?
Карпов. У «Родины» нет ни лидера, ни кампании. Удивительно, что кто-то вообще за нее проголосовал. Исключительно те, кто помнят еще ее во времена Рогозина. Есть еще один очень важный фактор, который я называю «запах власти». В этой кампании «Родина» не издавала запаха власти. А ЛДПР продолжала его издавать.

– Либеральная общественность обсуждает, что если бы «Яблоко» с «Парнасом» договорились о снятии кандидатов, то и процент у оппозиционеров был бы больше.
Карпов. Это наивные рассуждения. Потому что голоса таким образом не складываются. Это имело бы смысл, если бы у нас по одномандатным округам были двухтуровые выборы.

– Еще одна идея – что все эти персонажи 1990-х – Явлинский, Касьянов и пр. – должны уйти со сцены. Они себя полностью изжили.

Карпов.  Мне эти теории глубоко противны. Это превращает выборы в шоу «Ищу талант» или конкурс красоты.

Мацеевич. Ну и, кроме того, вот говорят «Яблоку»: «Старые лица». Но почему-то никто лидерам ЛДПР и КПРФ не говорит: «Слушайте, вы надоели. Уходите, уступайте место новым лицам».

– А идея, что и ходить голосовать было бессмысленно, – она же нашла подтверждение.
Карпов. Сама идея, что мы можем участвовать только в честных выборах, она какая-то немного странная. Мы ходим в магазин и каждый раз внимательно проверяем продукты – какую гадость нам могут там подсунуть. То есть мы заранее ожидаем, что там может быть подвох. Тем не менее мы ходим в магазин. Мы постоянно в своей жизни участвуем в нечестных играх. Но мы стараемся выиграть, мы стараемся максимизировать свой выигрыш.

– Насколько сфальсифицированными были эти выборы?
Мацкевич. Слово «фальсификация» нужно употреблять очень аккуратно. У нас пока есть косвенные признаки. Скажем, были данные экзит-пулов, и все экзит-пулы дружно ставили «Яблоко» на выборах в ЗакС на второе место после «Единой России». А в итоге «Яблоко» оказалось на пятом месте. Это ничего не доказывает, но наводит на размышления. Или сайт горизбиркома молчал всю ночь с 18-го на 19-е, как партизан, – и это отличает Петербург от страны и даже от выборов 2011 года. Обычно явку на 8 часов вечера хоть приблизительно объявляют в момент завершения голосования. А у нас этого не было. В 6 утра в Центральном округе в Москве было подсчитано 80 с чем-то процентов бюллетеней. А в Центральном округе в Петербурге – посчитано только 0,4% бюллетеней. И это думские округа, на подсчет в которых были брошены все силы. По ЗакСу вообще не было никакой информации. Мы видим сайт ЦИКа – все регионы отчитались, с явкой, с процентами. А Петербург молчал.

Карпов. Надо разделять голосование в Думу и голосование в ЗакС. Выборы в Законодательное собрание, конечно, были регулируемыми. Очень сильно. На всех этапах. Начиная с нарезки округов. И дальше это ручное регулирование шло вплоть до голосования на участках.

Второе – в городской кампании по партийным спискам сталкивались интересы Смольного и Мариинского. Большие группировки были заинтересованы в том, чтобы по спискам проходили нужные кандидаты. А провести нужного кандидата по партийному списку в ЗакС – это очень сложная математика. И вот именно для того, чтобы эту сложную математику осуществить, нужны эти пересчеты, задержки публикаций. Потому что чем большая доля протоколов введена в систему «ГАС выборы», тем меньше у тебя шансов правильно всем рассчитать. Это мы впервые  поймали на прошлых выборах, и сейчас эта технология, по-видимому, отточена уже до совершенства. В ТИКах, куда не пускают наблюдателей и самих кандидатов, вот этой математикой и занимаются.

– 5 лет назад вы подсчитали, куда голоса ушли. А сейчас? 
Карпов. Для этого нам потребовалось 3 месяца. Мы тогда собрали примерно 95% копий протоколов. Посчитали цифры. И обнаружили совершенно феерические вещи. Как меняли местами людей в списке «Единой России», как элдэпээровца ставили вместо единоросса. Чтобы сейчас посчитать так же, нужно проделать очень большую работу, которая требует времени.

– Так по ощущениям – нынешние выборы были честнее, чем в 2011 году?
Карпов. Примерно то же самое. Немножко в меньшем масштабе, потому что удалось достичь нужного результата просто за счет промывки мозгов, общего ощущения, что от нас ничего не зависит, и низкой явки.

Мацкевич. Если сравнивать с 2011 годом, то не страна, а Петербург отличается в худшую сторону своей непрозрачностью.

– Появились разговоры, что выборы президента будут уже весной 2017 года. Это надежды людей, чтобы какое-то движение было поскорее?
Карпов. Да, мне кажется, что это что-то типа самоуспокоения. Людям хочется верить: «Нет, у нас еще будет возможность этого выбора. От нас еще что-то зависит, мы еще тряхнем стариной». Опять же, политтехнологам и политконсультантам нужно сохранять свою значимость.              

Сергей БАЛУЕВ, Антон МУХИН








Lentainform