16+

О госбезопасности и стратегии выживания клоунов

28/09/2016

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Собрались создавать у нас МГБ – Министерство госбезопасности. Пишут про это, и никто не спешит опровергнуть.


          Создадут это МГБ, понятно, на основе нашего всего, то есть ФСБ, плюс ФСО, плюс СВР, плюс экстра-полномочия, плюс все службы собственной безопасности во всех силовых структурах. А заодно Следственный комитет вернут в Генпрокуратуру. И МЧС ликвидируют:  пожарных вернут в МВД, а все прочее отойдет Минобороны. 

В общем, куда там МЧС отойдет, не так важно – без Шойгу никому он не интересен, а вот МГБ скептически настроенная общественность опасается. Потому что такое при позднем Сталине уже было – с 1946 года и до самой сталинской смерти.

Зачем это МГБ Путину, все и так понимают. С одной стороны, ясно, что Путин читал Конфуция. А Конфуций про правильные названия очень точно высказывался – что мелочей тут не бывает.

Цзы-лу (ученик такой у Конфуция был) спросил как-то у учителя:
– Что вы сделаете прежде всего, если вас привлекут к управлению государством?

Конфуций ответил:
– Необходимо начать с исправления имен.

Цзы-лу удивился:
– Зачем нужно исправлять имена?

Конфуций ответил:
– Если имена неправильны, то слова не имеют под собой оснований. А если слова не имеют под собой оснований, то дела не могут осуществляться.

В общем, нет сомнений, что МГБ – правильные слова. Даже страшнее, чем КГБ, звучит. Потому что Сталин за ними маячит.

С другой стороны, Путину это нужно, как некоторые полагают, для удержания народа в страхе.  А вот это совсем неверно.

Потому что не для народа это делают. Народ и так доказывает верность президенту при каждом удобном случае. И незачем народ зря пугать. Не для народа Путин это создает. А для начальства. Чтобы начальники букв МГБ пугались.

И всё остальное – с укрупнением ведомств – тоже для них. Чтобы видели – органов становится меньше, руководящих мест тоже. То есть на всех уже не хватит. И значит, конкуренция, надо преданность доказывать, не подставляться, рвение демонстрировать.

Они, начальники, уже демонстрируют. По-разному. Вот Медведев Дмитрий Анатольевич демонстрирует Путину Владимиру Владимировичу, что он совершенно не опасен. А местами даже полезен. Но главное – не опасен.

Раньше Медведев играл у нас роль белого клоуна. Известно, что клоуны бывают рыжими и белыми. Рыжий – пройдоха и шутник, белый – обиженный и каприза. После возвращения Путина на место президента Медведеву дали роль белого клоуна. Чтобы народ следил, как Дмитрия Анатольевича обижают, и делал ставки, оставят хотя бы одно из его любимых начинаний: Сколково, там, или Твиттер с айфоном, или время, не туда им переведенное. Время дольше всех держалось. Но и это отменили. Следить стало не за чем. То есть функция Медведева, вроде, выполнена. Но тут всякие события пошли – Украина, Сирия, санкции, не до Медведева было. А сейчас Путин стал кадры тасовать.

И решил Дмитрий Анатольевич сыграть на опережение. Выступить в роли рыжего клоуна. То есть все эти «денег нет, но вы держитесь», «здоровья вам и настроения хорошего» –  это не просто так. Это придумка такая. Смотрите, Владимир Владимирович, совсем никакой опасности я для вас не представляю. Любви народной не ищу, ни одного процента рейтинга отнять от вас не пытаюсь. Так, балагурю немножко. Очень полезная, знаете ли, функция.

А Путин, когда ему докладывали про балагурство, засомневался, наверное. Тогда Медведев про учителей, что в бизнес должны пойти, задвинул. Сигнал подал:  да-да, это не случайно про «денег нет» было. Продолжаю шутить.

Но это у Медведева такая стратегия, потому что он на особом все-таки положении. А прочие начальники от трепета  перед МГБ должны что-то другое придумывать.

То есть Путин не собирается нас этим МГБ давить. Но его подчиненные же не знают, как иначе доказать свое рвение, – вот они давить будут.               

ранее:

10 способов борьбы с развратными учителями
«За пять лет Георгий Полтавченко мог стать не просто губернатором, а губернатором-легендой»
«Странно, что еще не запретили Гоголя»
О султане Махмуде и стадионе для 11 матчей
О смертельных обидах и неожиданных прощениях









Lentainform