16+

Начальники в Петербурге ставят памятники для самих себя

04/10/2016

Начальники в Петербурге ставят памятники для самих себя

В списке из 22 монументальных объектов, установленных в Петербурге за последний год (с сентября прошлого года по сентябрь нынешнего), есть особая группа памятников, которые начальство разных уровней ставит фактически для самого себя. Эти объекты стоят в списке под номерами 5, 6, 8, 12, 13 (на фото), 17 и 19. Итого семь штук, или 32%.


           Памятники для начальства

По мнению начальников, такие памятники выполняют воспитательную функцию, а о воспитании народа начальство волнуется постоянно. Естественно, что художественного значения эти изделия не имеют и авторы о нем не заботились. Хотя в то же время беспокойно-заботливое начальство искренне полагает, что именно такими и должны быть памятники: абсолютно безликими, лишенными какой-либо экспрессии и намертво статичными. Звучит смешно, но, например, сугубо религиозный объект под № 19 – это с эстетической точки зрения типичный соцреализм.

Кстати, о двух объектах, установленных на территории Санкт-Петербургского политехнического университета им. Петра Великого – №№ 13 и 19, – следует сказать особо, поскольку они весьма выразительно характеризуют нравы современных начальников. Особенно backstage объекта № 13 – это бюст Петра I.

В то время, когда в Политехническом институте учился я, он носил имя М.И. Калинина. Статуя «патронального святого» стояла внутри главного здания, на втором этаже у лестницы, а перед входом, на оси главной аллеи парка, сидел «Ленин в кресле» С.Д. Меркурова, размещенный тут в 1932 г. Это был 12-й (по хронографу) памятник Ленину, установленный в Ленинграде. Естественно, этот памятник из бетона бесследно исчез, скорее всего, уничтожен. А поскольку «Ленин сегодня – это Петр», новый «патрональный святой» учебного заведения, то его бюст и поставлен вместо Ленина на том же месте – на оси главной аллеи парка, перед главным входом в главное здание, лицом ко входу. Если городское начальство в День города возлагает цветы к Медному всаднику, то начальство университета будет возлагать цветы к цилиндрическому постаменту.

И все было бы славно, если бы это начальство не захотело повернуть бюст Петра лицом к парку, поскольку для торжественной церемонии возложения венков и букетов нужно еще определенное пространство, чтобы пройти по аллее со скорбно-торжественными физиономиями несколько метров, неся эти букеты и венки, купленные хозяйственной обслугой. Но в данном случае этому несколько мешает памятник героям-политехникам (открыт 23 сентября 1967 г.), установленный на той же оси, только подальше от фасада. То есть получится, что стартовать к Петру начальникам придется с тыльной стороны 7-метровой гранитной стенки высотой 3 метра, посвященной студентам, преподавателям и сотрудникам Политехнического института, павшим на полях сражений Великой Отечественной войны. К тому же вдруг оказалось, что эта стенка загораживает и перспективу главной аллеи парка и, как сообщил проректор по административно-хозяйственной работе Сергей Романов, памятник закрывает вид на главное здание. То есть 50 лет стоял и не закрывал, все как-то здание видели и находили, а теперь Романов, наконец, понял, что дальше так нельзя. Невозможно просто.

А поскольку начальство привыкло, что памятники существуют только для самого начальства, а всем прочим всё всегда по фигу, то возникло волюнтаристское и постыдное решение: памятник героям-политехникам с тремя выступающими из гранита фигурами разобрать (стенка состоит из гранитных блоков) и перетащить его за ограду, куда-то к станции метро, к ларькам, к шаверме поближе. О том, что при демонтаже гранит может потрескаться, расколоться, естественно, никто не думает. Начальству университета памятник героям нынче просто мешает.

Естественно, какой-то пацан, представляющий университет, тут же наврал, что памятник просили выбросить сами ветераны, в итоге возник жуткий скандал, о котором подробно написала Ирина Тумакова, Романова этого уже не найти ни по одному из телефонов, но история крайне характерная.

Кстати, скандальным получился и второй объект – памятник святым Петру и Февронии Муромским – в списке под № 19, хотя не все еще это осознали. Понятно, что бывшие члены КПСС вдруг стали страшно религиозными, к тому же их точит туга-печаль из-за снижения рождаемости, а, как выразился автор объекта, «там, где появляются такие скульптуры,  в семье царит любовь, верность и рождается много детей». Я даже не хочу комментировать эту демагогию, я хочу обратить внимание только на одно обстоятельство, отмеченное в прессе: скульптор Чернявский поставил уже более десятка памятников «прославленных благоверных супругов», он на этом специализируется, и № 19 похож на то, что уже стоит в Самаре. То есть для Петербурга даже не удосужились приготовить нечто оригинальное, а сунули нечто похожее, что уже стоит в провинции. Я уж не говорю о том, что вообще непонятно, почему № 19 стоит у 3-го корпуса Политехнического университета. Оправдано появление и дислокация № 1 возле родильного дома, но университет – это же не ЗАГС, не церковь, не роддом. И тут словоблудием на тему примера для молодоженов не обойтись. Абсурд и есть абсурд.

Война и память

Скандал вокруг возможности переноса памятника героям-политехникам совершенно закономерен, потому что Великая Отечественная – явление уникальное в смысле оставленных ею следов в культурно-исторической памяти, и понятно, что даже такие акции, как попытка переноса памятника павшим героям, потому что он вдруг, после 50 лет стояния, помешал нынешним ректору или проректору, воспринимаются как цинизм и кощунство. Упомянутый проректор Сергей Романов закончил Политехнический институт в 1977 г. – тогда же, когда и я. Вообще, не могу понять, как такая идея могла прийти ему в голову, как он решился об этом говорить вслух. Кажется, я впадаю в пафос, но есть вещи, где надо быть особенно деликатными, потому что там «дышат почва и судьба».

Неудивительно, что возникают новые монументальные объекты в память о погибших – монументы не для начальства, а для тех, кто еще помнит. Это, между прочим, одна из древнейших разновидностей памятников: например, по мнению ряда историков, фриз над колоннадой Парфенона изображает 192-х греческих воинов, павших в битве при Марафоне против персов в 490 г. до н.э.

Два объекта из этого ряда попали в наш список – №№ 7 и 10.

Памятник воинам шестой роты с парашютом в центре композиции напоминает эмблему ВДВ. Не могу сказать, что это произведение высокого декоративно-монументального искусства, необычное по своей экспрессии. Подозреваю, что авторы шли вслед за заказчиками, которым нужно было именно то, что и сделано, – нечто простое и понятное по форме и символике, без затей. Потому что на самом деле всё просто: с 29 февраля по 1 марта 2000 г.  на высоте 776 под чеченским селением Улус-Керт приняла бой 6-я рота 104-го гвардейского парашютно-десантного полка. Из 90 десантников погибли 84, в том числе 13 офицеров. 15 погибших похоронены в Петербурге и Ленинградской области.

Памятник планировался еще в 2010 г. на пересечении пр. Ветеранов и ул. Добровольцев. В начале марта 2010 г. памятник там и был заложен силами ветеранов 104-го гвардейского воздушно-десантного полка. Правда, тот проект был придуман неестественно пылкой фантазией: о нем писали, что будет запечатлена в виде скульптур рота десантников (90 человек?) в боевом порядке, а «на их лицах запечатлено спокойствие, так как они просто уходят в высоту на очередное задание и собираются умирать. Также по задумке авторов проекта, на всем протяжении сквера, а это более 100 метров, будут скамейки для горожан. Сама высота является отвесной стеной, с обратной стороны оборудованной альпинистскими зацепами в виде скалодрома. Внизу – трибуна, флагшток с флагом России и ВДВ и вечный огонь с именами десантников. Очередное взятие высоты во время соревнований будет символизировать взятие той самой высоты».

Не знаю, кто были авторы тех фантазий. Сейчас всё проще. 

Очень прост, по-провинциальному трогателен и памятник в поселке Песочный (№ 10). Инициативу проявили жители поселка, это их идея – увенчать памятник контуром то ли вечного огня, то ли поминальной свечи. Контур языка пламени поставлен на усеченную пирамиду, напоминающую саркофаг, с двумя барельефами на боковых поверхностях. Один барельеф условно можно назвать «Прощание»: воины покидают семьи и родные дома, другой – это война, атака, смерть… Число «910» обозначает, что на фронт ушло 910 жителей поселка. Погибло 305. Тоже всё просто. 

Довлатов, Суворов и слономыши – что хочет видеть народ в камне и бронзе

Народ хочет не бюстов императоров, губернаторов и дважды героев, а чего-то веселого, любопытного, забавного, для души, для семейной съемки. Когда мы с фотокорреспондентом Лидой Верещагиной приехали на Удельный рынок, чтобы сфотографировать «Шарманщика» (автор Сергей Топков), семья с двумя детьми эту незамысловатую, любительски сделанную фигуру с дебильно-клоунским лицом облепила и фотографировалась, испытывая счастье.

Что народ любит

Собачка вообще внушает восторг окончательный и безусловный. Собачка, котенок Фунтик (установлен у входа в кафе «Республика кошек» на ул. Якубовича, 10)… Сквер по мотивам «Щелкунчика» (4 скульптуры в пос. Песочный – «Щелкунчик на лошадке», «Мышиный король», «Маша с мышонком», «Кракатук») – не столько сказки Гофмана, сколько русифицированного (после 1914 г., когда Мари превратилась в Машу) либретто балета на музыку Чайковского, на который детей из культурных семей больше 100 лет водят перед или сразу после Рождества/Нового года. Основой фигур Маши и Щелкунчика является нереализованная идея петербургского скульптора Тимура Юсупова (автора замечательного гоголевского «Носа», стоящего во дворе филфака СПбГУ), сделанная еще в 2010 г. Юсупов изобретательно скомпоновал Щелкунчика, сидящего на лошадке, вместе с Машей и Мышиным королем в единую круговую композицию, расположив их в большой вазе. Иванов и Сазонов «раскомпоновали» единую композицию, воспользовавшись чужой моделью и точно сохранив облик персонажей, что обычно именуется плагиатом. Композиция Юсупова более компактна и динамична; фигуры, разнесенные в пространстве, утратили не только визуальную, но и смысловую связь. У Юсупова произведение декоративного искусства, а в итоге получилось оборудование детской площадки.

Кстати, проект сквера «Щелкунчик» реализован еще не до конца: площадка с мощением из мрамора должна представлять собой комнату, предполагается мебель, часы, зеркало, кресло, камин. Мебель должна быть больше по размерам, чем фигуры сказочных персонажей.

Отдельного рассказа заслуживают Бенуарики – это семья слономышей: Папа Алекс, Мама Ева, Дедушка Бу, очень умный сын Ник и очень творческая дочка Уня. Эти забавные химеры были придуманы художником Николаем Копейкиным, после чего автор детских книг Екатерина Матюшкина сочинила по спецзаказу сюжеты с их участием и выпустила книгу. Офисное здание, по фасаду которого ползут слономыши-бенуарики, размещено в саду Бенуа рядом с воссозданной дачей Ю.Ю. Бенуа, где вскоре будет открыт Детский центр дополнительного образования.

В этот же «народный» раздел я отношу и памятник, открытый к 145-летию писателя Леонида Андреева (род. 21 августа 1871 г.) в поселке Серово, бывшем финском селении Ваммельсуу, где находилась его знаменитая дача на Черной речке. Без Леонида Андреева и его произведений русскую литературу начала ХХ в. представить невозможно; важнейшее значение имеет его антибольшевистская публицистика 1917–1919 годов о Ленине: «Зачатый во лжи, рожденный в атмосфере измены и уголовной каторги, отбросивший все человеческое и нравственное, как ненужный балласт, он явился магнитом, притягивающим к себе все порочное, тупое и зверски ничтожное. <…> Ни одному народному вождю не удавалось собрать под свои знамена столько воров, убийц, злых выродков, такую колоссальную армию тупых и зверских голов!» (из статьи «Европа в опасности», 1919).

Идея отметить это место «знаком памяти» великолепна, однако к памятнику как таковому у меня есть много претензий: ему недостает лаконизма, вертикально гигантское торчащее гусиное перо, указывающее на «писательство», выглядит нелепо, объект слишком суетлив, многословен и к тому же похож на надгробный. Бюст в нише, врезанной в книгу, усиливает это впечатление. Неточная цитата из претенциозной статьи Ирины Мурзак (предисловие к сборнику рассказов Л. Андреева «Мысль», 2013) на лицевом фасаде тоже вызывает сомнения: тот ли это автор, слова которого должны были украсить памятник? Не лучше ли было подобрать что-то из самого писателя? Например, из его письма П. Милюкову от 26 июля 1919 г.: «И прежде Россия была бедна интеллигенцией, а теперь нас ждет такая духовная нищета, сравнительно с бедствиями которой экономическая разруха и голод являются только наименьшим злом. <…> В России разрушен человек, поскольку он начинал быть и выявляться».

Суворов и Довлатов

Остались два объекта, о которых не могу не сказать. Первый – это статуя А.В. Суворова (установлена возле Музея Суворова на Кирочной улице, дар Александра Таратынова). Если на надгробной плите написано: «Здесь лежит Суворов», то про этот комично выглядящий объект можно сказать: «Здесь сидит Суворов». До Петербурга объект стоял в Москве во дворе Студии военных художников им. М.Б. Грекова. Это пребывание во дворе неслучайно: у Таратынова с творческими способностями вообще напряженно, а уж тут очевидная неудача: экспрессивная поза Суворова («Вперед, чудо-богатыри!») находится в демонстративном, пародийном противоречии с понуростью и статикой коня (кобылы?), который тянется пощипать травку, в то время как генералиссимус зовет на подвиги. Так что в том московском дворе этому зримому доказательству бездарности автора было самое место, однако музей принял данайский дар (сейчас идет оформление). Денег у музея, чтобы приобрести то, что на самом деле хочется и надо, нет, поэтому берут то, что подают, даже изделия одиозного Таратынова.

Кстати, статуя стоит не просто так, а по компасу сориентирована на… Сен-Готард, как мне сообщили в отделе фондов музея. Это самый важный перевал в Швейцарских Альпах, через который Суворов во главе русских и австрийских войск 23–25 сентября 1799 года перешел (см. картину Сурикова, написанную к 100-летию перехода) и сразу попал в окружение французов, которых, впрочем, разгромил, после чего с боями пошел обратно в Россию, так и не достигнув цели кампании – полного разгрома французской армии. Теперь Суворов снова смотрит на Швейцарию, видимо, мечтая ее завоевать. Правда, конь (кобыла?) в Швейцарию не хочет, ему (ей?) хорошо щипать травку и на Кирочной улице.

Довлатов оказался на улице Рубинштейна возле стенки дома № 25, на клочке тротуара, относящегося именно к этому дому, потому что дом 23, где он жил, – это памятник архитектуры, и возле него нельзя, но зато стоит на фоне ресторана «Цветочки», что расположен в доме 23. И стоит Довлатов на улице, где на 35 домов приходится 53 питейных заведения, так что знаменитый бухальщик попал по адресу. Кстати, осматривая памятник, я познакомился с мужем внучки собутыльника Довлатова, также жившего в доме 23, и он рассказал несколько колоритных историй из жизни под девизом «В Питере – пить». Место дислокации объекта выбрано верно.

Однако есть нюансы. Во-первых, стоящая посреди тротуара фигура выглядит нелепо, а когда также посреди тротуара окажется еще и дверь позади фигуры, то нелепость удвоится.

Во-вторых, лицо лишено портретного сходства, хотя дефицита иконографии не было, и демонстрирует памятник точно не Довлатова 37-летнего, когда он эмигрировал, а минимум 50-летнего, когда он умер, или даже старше. Все в целом похоже на надгробный памятник, включая «концептуальную» дверь в потусторонний мир. Видимо, работая над памятником, бессознательно авторы канализировали именно этот образ.

В-третьих, в бытность в СССР, т.е. до 1978 года, Довлатов ничего существенного не создал, потому тексты, опубликованные в СССР до 1978-го, перепечатывать запрещал. Он этих текстов стыдился. А писатель – это его тексты, т.е. в Ленинграде он еще писателем не стал. Так что ставить памятник надо было бы в Нью-Йорке, где Довлатов и стал тем автором, которого так любят Лев Лурье и русский народ.

В-четвертых, Довлатов на самом деле, с учетом всего его американского творчества, совсем не тот классик и гений, которому надо ставить памятник прямо на панели возле дома, где он жил. Мемориальной доски скульптора А. Архипова вполне хватало. Если так, то почему бы не поставить еще при жизни памятник Веллеру, автору «Легенд Невского проспекта», притом прямо на тротуаре Невского проспекта? Так мы дойдем и до памятника Нагиеву.

В-пятых, наблюдая за приготовлениями к «Дню Д», придуманному Лурье, я все ждал, что кто-то, наконец, вспомнит, откуда происходит это название. Так назывался план тотального подрыва во время блокады 58,5 тысяч объектов в Ленинграде, включая энергетические установки, железнодорожные депо, подвижной состав, телефонные станции, памятники архитектуры и жилые здания… План имел кодовое наименование «Д», был подготовлен по инициативе Ворошилова, и к его исполнению тщательно готовились*. Так же весельчак Лурье назвал устроенный им «культурный взрыв» – истерический шум вокруг Довлатова, включая торжественное заседание в Александринском театре, словно праздновали юбилей Пушкина или Льва Толстого.

Но писатель Довлатов весьма средний, а его литература проста, если не сказать примитивна, хотя забавна и иронична. Конечно, это лучше той белиберды, которую лепит Пелевин, но на памятник все равно не тянет. Довлатова легко читать и любить, потому что в его произведениях нет сложностей и отвлеченных идей, а фабулы, закрученные вокруг жизни лирического героя, плейбоя и алкоголика, сочинены бойко. Закономерно, что Довлатова любит молодежь. Это массовая культура, а памятник – чистый кич.

Кстати, одно уточнение. На вопросы об авторе Вячеслав Бухаев, потеряв стыд, всем журналистам отвечал, что автор – это он, скульптор Бухаев. Но это ложь, он и лепить-то не умеет. Он архитектор. На самом деле скульпторов было двое, это Антон Иванов и Марлен Цхададзе (1944–2016). Про них Бухаев почему-то не сказал ни слова.

* См.: Краюхин С. Ленинград мог взлететь на воздух каждую минуту… // Известия.1997. 19 июня; Бернев С. План «Д» // Известия. 2003. 8 мая.

Новые памятники, памятные знаки и декоративная скульптура, установленные в Петербурге в сентябре 2015 – сентябре 2016 гг.

1. Композиция «Аист, приносящий младенца». Установлена 5 сентября 2015 г.  в Колпине у главного входа в роддом (ул. Вавилова, 3). Неизвестный автор (начальник муниципального образования Колпино запретил подчиненным называть фамилию – может быть, автору не заплатили, или другие какие-то нарушения финансовой дисциплины).

2. Котенок Фунтик. Скульптура открыта 25 октября 2015 г. Установлена у входа в арт-кафе «Республика кошек» (ул. Якубовича, 10). Бронза. Скульптор Семен Платонов, архитектор Нестор Энгельке.

3. Львы. Открыты 26 октября 2015 г. Установлены возле роддома № 2 на Фурштадтской ул., 36. Скульпторы Григорий Лукьянов, Андрей Поляничко, архитектор Дмитрий Лагутин. Бетон с мраморной крошкой. Высота 80 см. Воссоздание скульптур, стоявших на пилонах ворот.

4. Статуя А.В. Суворова. Установлена в октябре 2015 г. возле Мемориального музея А.В. Суворова (Кирочная ул., 43б). Дар Александра Таратынова.


Начальники в Петербурге ставят памятники для самих себя

5.  Бюст Героя Советского Союза, Героя России Н.С. Майданова. Открыт 4 ноября 2015 г. Установлен на Аллее Героев парка Победы на Московском пр. Скульпторы Андрей Новиков и Вячеслав Коваленко, архитектор Евгений Северов. Бронза, гранит. Надпись на информационной доске, укрепленной на лицевой стороне постамента: «Полковник Майданов Николай Сайнович. Герой Советского Союза. Звание присвоено за успешное выполнение задания по оказанию интернациональной помощи Республике Афганистан и проявленные при этом мужество и героизм. Указ от 29 июля 1988 года. Герой Российской Федерации. Звание присвоено за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга в Северо-Кавказском регионе. Указ от 10 марта 2000 года».

6. Памятник Комитасу. Открыт 6 ноября 2015 г. Установлен в Камском саду (14-я линия В.О., 99). Скульптор Левон Бейбутян, арх. Максим Атоянц. Гранит, высота 300 см. На лицевой стороне постамента выбита надпись: «Комитас».

7. Памятник воинам шестой роты 2 батальона 104 гвардейского парашютно-десантного полка 76-й Псковской дивизии ВДВ. Открыт 7 ноября 2015 г. Установлен в парке на пересечении ул. Джона Рида и Бадаева. Скульптор Николай Гордиевский, архитектор Наталья Тарасова. Бетон с гранитной крошкой, высота 11,5 м. На фасаде надпись: «Никто кроме нас». Ниже металлические доски с фамилиями 84-х погибших. На правом боковом фасаде надпись: «Прощай, 6-я рота, / Ушедшая в века, / Бессмертная пехота / Небесного полка». На левом боковом фасаде надпись: «Посвящается воинам-десантникам 6-й роты 2-го батальона 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской дивизии воздушно-десантных войск, награжденным посмертно».


Начальники в Петербурге ставят памятники для самих себя

8.  Памятный знак «Воинам-победителям во все времена». Открыт 7 ноября 2015 г. на территории госпиталя для ветеранов войн (Народная ул., 21, к. 2). Скульптор Эвелина Соловьева. Гранит, бронза (три иконы). Высота 300 см. На лицевом фасаде икона св. Георгия Победоносца, над иконой выбита надпись: «Слава воинам-победителям во все времена». На боковых сторонах находятся иконы Пресвятой Богородицы и св. целителя Пантелеимона. На тыльной стороне изображение креста и надпись: «Вечная память защитникам Отечества».

9. Скульптура «Шарманщик». Установлена 10 ноября 2015 г. на территории Удельного рынка (Фермское шоссе). Торжественно открыта 18 декабря 2015 г. Автор Сергей Топков. Бронза. Высота 200 см.


Начальники в Петербурге ставят памятники для самих себя

10. Памятник воинам – жителям пос. Песочный, участникам Великой Отечественной войны. Открыт 14 ноября 2015 г. Установлен на пересечении Ленинградской и Советской ул. Авторы – АМ «Пантеон» (Сергей Обухов и Марина Ильина) и скульптор, автор барельефов «Прощание» и «Война» Анастасия Долгонос. 

Надписи: «910», «Вечная слава песочинцам». На лицевом фасаде информационная доска с надписью: «1941 – 1945. По архивным данным в поселках Песочный-Дибуны перед началом Великой Отечественной войны проживало около трех тысяч человек. Из них ушли добровольцами и были призваны на фронт 910 человек. Но не всем суждено было встретить Победу, многие полегли на полях сражений, защищая Родину…»

11.  «Бенуарики». Установлены в ноябре 2015 г. на здании офиса «Бенуа 1890» в саду Бенуа. Тихорецкий пр., 17 лит. Б. На лицевом фасаде – слева Уня, справа – Глаша, на торце – Ник. Фигуры отлиты из пластика по эскизам художника Николая Копейкина.


Начальники в Петербурге ставят памятники для самих себя

12. Бюст М.А. Милорадовича. Открыт 4 декабря 2015 г. Установлен в сквере у Московских ворот (на пересечении Лиговского пр. и Черниговской ул.). Скульптор А.С. Чаркин, архитектор Ф.К. Романовский. Бронза, гранит. Надпись на цилиндрическом постаменте: «Герою Отечественной войны 1812 года, генерал-губернатору Санкт-Петербурга графу Михаилу Андреевичу Милорадовичу. 1771 – 1825».

На тыльной стороне гранитного основания постамента информационная таблица: «Памятник создан в декабре 2015 года попечением Центра национальной славы и Фонда Андрея Первозванного. ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга». ОАО «Кировский завод». НПО по переработке пластмасс имени «Комсомольской правды. ДОЗ (деревообрабатывающий завод) № 2. Институт полимеров».

13. Бюст Петра I. Открыт 25 мая 2016 г. Установлен перед центральным входом в главное здание Санкт-Петербургского политехнического университета им. Петра Великого. Скульптор Борис Петров, архитекторы Игорь Регинский, Татьяна Милорадович. Высота бюста 130 см, высота постамента 400 см.

14.  Памятник летчику В.Г. Серову, Герою Советского Союза. Открыт 22 июня 2016 г. Установлен в пос. Серово Курортного района, названном в честь летчика. Скульптор Николай Иванов (эскиз), АМ «Пантеон» (Сергей Обухов и Марина Ильина). Доработка стоявшей ранее простой гранитной глыбы с мемориальной доской.

15. Памятник л.н. Андрееву (в виде раскрытой книги с бюстом в нише). Открыт 19 августа 2016 г. Установлен в пос. Серово (б. Ваммельсуу, где находилась дача Леонида Андреева), в зоне отдыха у Рощинского шоссе. Скульптор Анастасия Долгонос и АМ «Пантеон» (Сергей Обухов и Марина Ильина). На лицевом фасаде надписи: «Яркий представитель Серебряного века русской литературы, родоначальник русского мистицизма и экспрессионизма. Его произведения отличают резкость контрастов, неожиданные повороты сюжета в сочетании со схематической простотой»; «Читать рассказы Леонида Андреева хотя бы для того, чтобы понять, как мы наивны и категоричны в решении всех без исключения вопросов мироздания».


Начальники в Петербурге ставят памятники для самих себя

16. Оформление сквера (4 скульптуры) в пос. Песочный на пересечении Советской и Садовой ул. (у д. 25).  Открыто в августе 2016 г. По мотивам сказки Э.Т.А. Гофмана «Щелкунчик» (скульптуры «Щелкунчик на лошадке», «Мышиный король», «Маша с мышонком», «Кракатук»). Скульпторы Николай Иванов и Вадим Сазонов и АМ «Пантеон» (Сергей Обухов и Марина Ильина).


Начальники в Петербурге ставят памятники для самих себя

Начальники в Петербурге ставят памятники для самих себя

17. Памятник нахимовцу «Служим Родине с детства». Открыт 2 сентября 2016 г. Установлен возле здания Нахимовского училища. Скульптор Арутюн Акобян.

18. Памятник С.Д. Довлатову. Открыт 4 сентября 2016 г. Установлен на ул. Рубинштейна у стены д. 25. Скульпторы Антон Иванов, Марлен Цхададзе, архитектор Вячеслав Бухаев.

19. Памятник святым Петру и Февронии Муромским. Открыт 10 сентября 2016 г. Установлен на территории Санкт-Петербургского политехнического университета им. Петра Великого (возле 3-го учебного корпуса). Скульптор  Константин Чернявский. Высота 400 см.

20.  «Баба Яга». Установлена в 2015 г. (?) в сквере рядом с домом 26, к. 1 по Тимуровской ул. Неизвестный автор. Дерево. Высота 100 см.

21. «Фея». Установлена в 2015 г. (?) у д. 27 по Серпуховской ул. Неизвестный автор.

22.  «Хищник».


Начальники в Петербурге ставят памятники для самих себя
Установлен в 2015 г. (?) возле ресторана «Барвиха» (Клочков пер., 2, на пересечении с ул. Коллонтай). Неизвестный автор (объект изготовлен в Таиланде). Металл. Высота 250 см. Воспроизведение облика персонажа американского фантастического боевика (1987, реж. Дж. Мактирнан).                

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ








Lentainform