16+

Как выживают художники в Петербурге

06/10/2016

Как выживают художники в Петербурге

В Петербурге нет арт-рынка. Это так, если под рынком искусства понимать налаженную систему отношений «художник – дилер – галерея – ярмарка – покупатель». Художники выживают по-разному.


          Одни рисуют портреты на улицах, другие пишут картинки для интерьеров, третьи зарабатывают репетиторством. Недавно в Петербурге появилась ниша, в которой художники с академическим образованием могут добыть себе хлеб насущный, не пускаясь во все тяжкие заработков «на панели» проталкивания в художественные вузы бездарных детей талантливых родителей.

Речь идет именно о куске хлеба, месячном доходе тысяч в тридцать, если повезет – немного больше. Но до средней зарплаты по региону (согласно Петростату 50 тысяч рублей в июне 2016 года)  заработки художников не дотягивают. Зато они занимаются тем, что им нравится, чему их шесть лет учили.

Между собой авторы, все – выпускники Академии художеств, называют свое малое предприятие артелью. Хотя никакого предприятия, по сути, нет. Есть лидер, он же бригадир или  старшина, как называли знаменитого передвижника  Ивана Крамского, руководителя первой Петербургской артели художников.

В Петербурге проводятся разнообразные фестивали, конкурсы, конференции и т.д. Многие именуют себя международными, если на них заглянет хотя бы один человек с нероссийским паспортом. Художников эти подробности мало волнуют. Им важно, что у организаторов есть понты, им надо награждать участников подарками. Все презенты должны отвечать трем трудносочетаемым условиям – быть рукотворными, оригинальными, то есть не иметь повторов,  и недорогими.

И тут появляется бригадир артели и предлагает именно такой продукт – акварели с видами Петербурга примерно по 3 тысячи рублей за штуку. Профессионально, рукотворно, трогательно. Спросом в порядке убывания пользуются: мосты, Инженерный замок, Дворцовая площадь, ансамбль России на пл. Островского, Петропавловская крепость, Александро-Невская лавра, дворцовые пригороды. Если какой-то сюжет приглянулся фестивальщикам, то на следующий год художник может его повторить. Но с вариациями. Они и автора не обижают копированием, и покупателя не обескураживают новизной.

Фестивали  и праздники – только часть заработка артели. Как у всех нормальных людей, у организаторов разных событий есть родственники, друзья, знакомые. Время от времени им надо дарить подарки. И зачем напрягаться, когда артель всегда под рукой? Выполнят заказ качественно и в срок.

Именно здесь спрятан главный секрет бизнеса. Бригадир жестко следит за соблюдением «спортивного режима». Прогул без уважительной причины – увольнение. И бригадир позаботится о том, чтобы для такого художника все дороги к фестивалям закрылись.

Пьющих в артель просто не берут. С одной стороны, трезвенников среди художников совсем немного. Артель обходится пятью.  С другой – малочисленность непьющих обеспечивает отсутствие конкуренции.

Наконец, самый интересный  вопрос: как распределяются доходы?

Никакого общака, как было у товарища Крамского, нет и в помине. Бригадир берет себе 20% от продажной цены каждой акварели. И все довольны. 

Из жизни артели

У одного любителя городских мотивов умерла собака акита-ину. Он пришел, долго и подробно рассказывал, какая она  была замечательная: энергичная, независимая, жизнерадостная и смелая, с  прекрасным характером и высоким уровнем интеллекта. Притащил кучу снимков, вспомнил картину «Лето» Константина Сомова. И заказал портрет маслом своей акита-ину.

Сотворили ему произведение 40 на 50. Любитель взглянул и заявил: «Она на меня не так смотрит».

Ему спокойно ответили: вот ссылка на детский сайт, где есть схемы, как нарисовать собак конкретных пород. Хотите листок бумаги и карандаш? Поможем бесплатным советом. Заказчик не захотел. Вынул деньги и расплатился.  

Потенциальный покупатель: «Ой, очень нравится, а можно небо над Лаврой посинее?». Художник: «Можно, стоит кисточку в кобальт макнуть. Но зачем же портить хорошую вещь?».             

Вадим ШУВАЛОВ, фото spb-gid.ru











Lentainform