16+

«Это убийство нанесло России больший урон, чем публикации Политковской»

07/10/2016

«Это убийство нанесло России больший урон, чем публикации Политковской»

Спустя 10 лет после резонансного убийства журналистки Анны Политковской. 7 октября 2006 года ее хладнокровно застрелили в подъезде собственного дома. Сейчас блогеры вспоминают работу Политковской в «Новой газете», а также другие заказные убийства журналистов и общественных деятелей.


       «Журналисты спрашивают: что чувствуем мы, сотрудники «Новой газеты», в этот день — 7 октября 2016 года? Спустя 10 лет после того, как на пороге собственного дома была расстреляна в упор хрупкая, отважная, красивая и сильная женщина, — Анна Политковская. Отвечаю — ярость», – говорится в ролике и материале, которые подготовили к годовщине гибели журналистки.
 
Стас Дмитриевский вспоминает события того дня: «10 лет с того страшного дня... Я хотел позвонить Анне по какому-то вопросу, но потом решил не беспокоить в выходной и отложить разговор до понедельника. А через час я узнал, что звонить уже некому.
 
10 лет со дня убийства. Заказчик не просто не найден – ЗАКАЗЧИКА НИКТО НЕ ИЩЕТ. 
 
Потом были Наташа Эстемирова и Борис Немцов. И каждый раз следы вели туда же – к людям "верного пехотинца" плешивой чекистской крысы, празднующей нынче день своего появления на свет. И каждый раз заказчика (в Наташином случае – и исполнителей) никто не искал. Потому что его имя известно всем».
 
Депутат Борис Вишневский задается вопросом, не совпадение ли это — что Политковская была убита в день рождения российского президента.
 
«В одном из своих последних интервью Политковская заявила, что главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов не пускает ее больше в Чечню, поскольку «сейчас опасность куда серьезней, чем в предыдущие годы. И я с ним согласна, потому что сейчас опасность вызвана конкретными людьми, конкретно для меня — людьми, которые пообещали убить».
 
На прямой вопрос, — кто эти люди?, — следует прямой ответ: Рамзан Кадыров. «Потому что ему не нравится моя последовательная позиция касательно того, что он — государственный бандит, и что это одна из самых трагических ошибок Путина». И добавит: «Надо же быть честными. Нельзя мириться с меньшим злом, боясь, что будет большее. Нужно бороться до конца».
 
5 октября 2006 года Политковская скажет, выступая на радио «Свобода»:
 
«Моя личная мечта в день рождения Кадырова только об одном. Я говорю об этом совершенно серьезно. Я мечтаю о том, чтобы он сидел на скамье подсудимых».
 
Через два дня ее убьют.
 
...7 октября к Соловецкому камню не приходят питерские чиновники — кроме «смотрящих» из комитета по законности. И не приходят питерские депутаты — кроме «яблочников».
 
Скорее всего, появление здесь считается признаком вопиющей нелояльности тому, кто, как и его приближенные, ненавидел Анну Политковскую.
 
Кто после ее убийства три дня отмалчивался, а потом заговорил. Но так, что лучше бы молчал.
 
«Это убийство нанесло России больший урон, чем публикации Политковской».
 
«Эта журналистка была острым критиком действующей власти в России. Она была известна в журналистских и правозащитных кругах, но ее влияние на политическую жизнь в России было минимальным».
 
«У нас есть информация, и она достоверная, что многие люди, которые прячутся от российского правосудия, давно вынашивают идею принести кого-то в жертву, чтобы создать волну антироссийских настроений в мире»...
 
Анна была убита в день его рождения.
 
И я до сих пор не верю, что это случайное совпадение».
 
Дмитрий Соколов-Митрич вспоминает, как работал с Политковской.
 
«Позвонили с одного героического телеканала, предложили поговорить об Анне Политковской.
 
Попросил дать паузу. Обещал подумать. И вот думаю.
 
Я работал с Анной почти 5 лет в "Общей газете". Мы занимались каждый своим делом, мало пересекались, но я, конечно, с интересом наблюдал и за ней самой, и за ее публикациями.
 
Не могу сказать, что она была для меня эталоном, скорее наоборот – в результате этих наблюдений я для себя сделал вывод, что такая журналистика меня не интересует. 
 
Я вижу свою миссию не в том, чтобы бороться с плохими людьми, а в том, чтобы самыми разными способами рассказывать о том, что плохих людей не бывает. 
 
Если бы такой журналистики вокруг нас было больше, то и Анна сегодня была бы жива. 
 
Но все это слишком сложно, чтобы рассказать героическому телеканалу. Особенно с моими скромными риторическими способностями. 
 
Поэтому вынужден отказать».          
 










Lentainform