16+

«На Западе про Путина всё поняли. Наш президент хочет уважения»

10/11/2016

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Конечно, известие о том, что жетон на метро будет стоить 45 рублей, должно несколько отвадить население от большой политики. Но ненадолго. Потому что тут никакой загадки нет – к этому надо просто привыкнуть, а в большой политике она есть.


          Вот никто не может разрешить загадку Путина. Не в том смысле, кто он такой, а в том, чего он в итоге хочет добиться.

На Западе, правда, только что про Путина всё поняли. Что наш президент хочет уважения. Чтобы Обама с ним советовался, чтобы Меркель по вечерам звонила, рассказывала про здоровье. А добивается он этого, играя мускулами и посылая наш любимый авианосец мимо берегов Англии.

В общем, только Запад понял, что мы и дальше будем хулиганить, потому что у нас порог чувствительности ниже, как  Путин заговорил о мире. Вроде оттепель у нас вдруг началась. И Штаты мы уважаем, и понимаем, что они сильны неимоверно, поэтому говорить о войне с ними – смешно. И патриарх сразу после этих слов Путина о мире во всем мире заговорил.

Опять загадка – временное это отступление или на самом деле мы дошли до крайней точки в противостоянии. Конечно, это абсолютно в стиле президента нашего – делать повороты там, где все ожидают, что он поедет прямо.

Но в итоге все равно же непонятно, а чего мы с ним, с нашим президентом, тогда добиваемся. Уже ничего, кроме признания Крыма? Или Крым плюс уважение? Или уважение плюс гарантии на покупку газа. Или чтобы просто денег дали – в качестве компенсации за санкции и контрсанкции.

Это трудно – когда не понимаешь, чего твой противник хочет. Вот есть такой американский экономист Питер Линсон. Он  изучает пиратов. Книжку про них написал. Доказывает, что хорошие они, пираты, люди были. Не бандиты какие, а просто бизнесмены. Пиратство приносило больше денег, чем торговля, поэтому они в пираты и подались. Чистый бизнес – никакого злодейства.

Пираты вовсе не зверски обращались с теми, кого брали на абордаж. Потому что  было  глупо им так себя вести. А выгодно им было поощрять сдачу противника без боя: если вы нам сдадитесь, то мы вас, конечно, пощадим.

А если бы эти пираты бессмысленно издевались над пленниками, то отбили бы у моряков всякую охоту сдаваться, пришлось бы реально штурмовать суда, а так и помереть недолго.

В общем, вопреки нынешнему стереотипу реальные пираты вели себя очень великодушно. И никакого хождения по доске в один конец пленникам не устраивали. Сказки это. Ни одного документально подтвержденного случая Линсон не нашел.

Хотя, с другой стороны, попытки сопротивления наказывались чрезвычайно жестоко. Пиратам было выгодно считаться людьми порядочными, но горячими, вспыльчивыми. Когда чуть что поперек – то они за себя не ручаются. Тогда у пленников появлялся резон и сдаваться быстро и выполнять все пиратские условия.
В общем, реальные пираты сформировали себе правильный, выгодный образ. Это потом уже его извратил масскульт.

К чему это все экономист Линсон написал.  К тому, что те, кто понимал, что пираты – люди рациональные и деловые, находили с ними общий язык и снижали ущерб от встречи. А те, кто считал их нерациональными существами с неизвестными целями, начинали действовать неадекватно. И в итоге все страдали.

В общем, быть рациональным пиратом, может, и не очень пристойно, но хотя бы выгодно. И глупее нет быть нерациональным пиратом – это и неприлично, и невыгодно. Тогда уж лучше переквалифицироваться в управдомы.              

ранее:

«Проблема в том, что наши люди вообще не понимают, на что поляки обижаются»
О плутонии, инках и молодом либерале Кириенко
О госбезопасности и стратегии выживания клоунов
10 способов борьбы с развратными учителями
«За пять лет Георгий Полтавченко мог стать не просто губернатором, а губернатором-легендой»











Lentainform