16+

Что нового заметил Михаил Амосов в ЗакСе после девяти лет отсутствия

24/11/2016

Что нового заметил Михаил Амосов в ЗакСе после девяти лет отсутствия

Когда свежеизбранные депутаты утверждали своих представителей в разных межпарламентских комиссиях, яблочника Михаила Амосова выдвинули в комиссию по народам Крайнего Севера. И хотя он прямо во время заседания заявил, что не хочет в ней работать, его все равно туда избрали.


           Теперь Амосов написал проект решения ЗакСа о своем оттуда исключении. С той же формулировкой в пояснительной записке: «Не хочу!» Во всей этой истории нет рационального смысла, поскольку такие комиссии абсолютно бесполезны. Но явно есть смысл иррациональный. В поисках этого смысла «Город 812» обратился к Михаилу АМОСОВУ.

– То, что вас назначили в комиссию по Крайнему Северу, это бюрократическая ошибка или злой умысел?
– Я бы не сказал, что злой. Но то, что в этом есть умысел, вы не сомневайтесь. Вообще, я бы не придавал этой истории особенного значения. Есть такая структура – Межпарламентская ассоциация Северо-Запада, там время от времени встречаются депутаты. Мне казалось, что было бы лучше, если бы я обсуждал не проблемы народов Севера, а экологию, в чем я профессионально разбираюсь. Поэтому я и подготовил проект решения о моем исключении.

– Я видел, как вас туда избирали, несмотря на ваши протесты. Явно же не просто так.
– У меня есть гипотеза. При распределении постов в ЗакСе получилось, что представителям «Яблока» практически ничего не досталось. Куда направить Амосова, чтобы он не мешал? В комиссию по народам Крайнего Севера. А Вишневского – по сельскому хозяйству.

– Вы не считаете, что это умышленное издевательство?
– Давайте сами определение. Направлять людей против их воли – это неправильно.

– Мне говорили, что на вас обиделся спикер Макаров.
– Я считаю, что ничего обидного для Вячеслава Макарова я не сказал. Просто рассказал, что мне не нравится в работе ЗакСа. И сделал это в уместное время: когда шло выдвижение кандидатов в спикеры, я был выдвинут от партии «Яблоко» именно для того, чтобы все эти вещи озвучить. По-моему, тут не на что обижаться.

– А что вам не нравится в работе ЗакСа?
– Например, то, что Законодательное собрание принимает законы, практически их не обсуждая.

– Так, может, просто законы стали лучше писать – их и обсуждать не надо.
– Вот мы недавно обсуждали бюджет в первом чтении. Я выхожу на трибуну и говорю: цифры по доходам занижены, такой бюджет надо отклонять, создавать согласительную комиссию. Потому что задача первого чтения – как раз утвердить основные показатели: доходы, расходы, дефицит. Нет, говорят, у нас все нормально – и голосуют за. Через две недели губернатор вносит поправку, увеличивая доходы на 13 миллиардов рублей. Кто был прав?  И ведь все знали – и исполнительная власть, и «Единая Россия», – что доходы занижены. Но депутатский корпус не хочет дискуссий. Думаю, в конечном итоге все кончится появлением в каком-то новом виде анонимной коллективной поправки, которой депутаты удовлетворятся.

– Да, вы говорили губернатору, что поправки не должны быть анонимными, и губернатор даже с вами соглашался. Но в чем разница? Будет написано: «Депутат Иванов направляет 20 миллионов рублей Комитету по социальной политике на субсидии общественным организациям». Все рано же не докопаться, кому именно деньги уйдут.
– Вопрос, с какой статьи он снимает эти деньги, чтобы отдать их комитету.

– Как обычно, специально для этого будет создана большая бессмысленная статья расходов, с которой все будут деньги снимать и на свои статьи направлять.
– Да. Тогда пусть публично губернатор скажет: у нас есть специальная статья, с которой можно снимать деньги. И мы все будем предлагать поправки. Но этого не делается. Каким-то приближенным депутатам тайно сообщают, что есть статья, откуда можно снимать деньги, и исполнительная власть будет не против.

– То есть если бы вам тоже давали возможность снять с нее деньги, и вы были бы не против?
– Нет, мы вообще против механизма коллективной поправки. Получается, что депутаты перераспределяют только выделенные им 2% бюджета, а в остальное не суются.

– Вы долго были депутатом, потом пропустили два созыва, теперь вернулись – есть ощущение, что жизнь в Мариинском дворце поменялась?
– Да. Например, международные контакты. К нам приезжают какие-то делегации или мы куда-то едем. Раньше вопрос, кто в этом участвует, обсуждался на совете фракций.  Теперь решение принимает один человек – председатель собрания. Недавно приезжала делегация из Шанхая. С ними была какая-то встреча. Кто в ней участвовал, я не знаю. Прежде представить себе такое было невозможно. Или сформировали делегацию для контактов с  Севастополем. В составе делегации 5 человек – и все из одной фракции. Или, например, взаимодействие со СМИ. На мой взгляд, оно умышленно дезорганизовано. Еще в прошлом созыве в день заседания парламента устраивались пресс-подходы, где представители каждой фракции по очереди выступали перед журналистами. Сейчас этого нет, проводятся только брифинги председателя, все остальное – как получится. Или совершенно неправильное решение о газете «Вечерний Петербург», которая будет  издаваться как бесплатный орган собрания. Почему на рынке, где существует огромное количество СМИ, выживающих самостоятельно, вдруг возникают издания, финансирующиеся из бюджета?

– Вам не нравится сама идея такой газеты или то, что не прошла идея наблюдательного совета?
– Мне не нравится сама идея, а уж как это сделано – тем более. Идея наблюдательного совета из всех фракций отвергнута, главного редактора назначает лично председатель. Значит, это будет  не орган собрания, а орган его председателя, в лучшем случае – фракции «Единая Россия». Хотя за нее проголосовало менее половины петербуржцев.

– Недавно было совещание аппарата ЗакСа, на котором депутатских помощников инструктировали: на каблуках не ходить, водку не пить, обо всех заграничных поездках докладывать. Это зачем?
– Ну, то, что водку не пить – так можно еще приказ издать, чтобы в скатерти не сморкались. Есть какие-то очевидные вещи. А про зарубежные поездки – это вообще какая-то отсебятина.

– Вы с этим сталкивались?
– Я знаю, что такие слова произнесены, но не понимаю, на чем они основаны.

– А к депутатам есть такие требования?
– Не знаю, мне никто не говорил. Про заграничные поездки я отчитываться не собираюсь и вообще отчитываюсь только перед избирателями.                

Антон МУХИН











Lentainform