16+

Куда делись 7 миллиардов, которые строители собирали на компенсации

05/12/2016

Куда делись 7 миллиардов, которые строители собирали на компенсации

Петербургские строительные СРО (саморегулируемая организация, без членства в которой нельзя вести строительные работы), на счетах которых должно было быть более 12 миллиардов рублей, смогли предъявить лишь чуть более 4 миллиардов.


          «Город 812» разбирался, приведет ли это к коллапсу в строительной сфере, куда и почему пропали деньги, а также зачем они вообще нужны.

Принцип саморегулирования предполагает, что участники строительного процесса (к которому относятся, кроме строителей, проектировщики и изыскатели) вместо получения лицензий объединяются в СРО и именно членство в них дает право проводить работы. У каждой СРО есть компенсационный фонд, состоящий из взносов ее членов. Размер взноса  зависит от стоимости того объема работ, допуск к которым хочет получить вступающая в СРО компания. Соответственно, СРО является гарантом добросовестности своих участников, отвечая за них средствами компенсационного фонда. Поэтому ненадежные компании в СРО принимать не должны. В теории.

Компенсации выплачиваются в двух случаях: если судом доказано, что дом развалился из-за нарушения технологий со стороны строителей, при этом собственной страховки для покрытия ущерба им не хватает, либо если во время стройки были тяжелые травмы. Обманутые дольщики, банкротство застройщиков и т.д. в этот список не входят. Поэтому выплата компенсаций – событие редкое, если не уникальное.

«В целом по России объемы выплат измеряются долями процентов от собранных средств. В Петербурге я случаев выплат не помню», – говорит гендиректор СРО «Объединение строителей СПб» Алексей Белоусов.

Критики этой системы любят говорить, что в результате появилось много «коммерческих» СРО, которые за деньги выдавали всем допуски налево-направо, нимало не заботясь о качестве работ своих членов. Но это не главное ее практическое следствие.

Главное практическое следствие – возникло большое число организаций, обладающих огромными свободными средствами (размеры компенсационных фондов – от сотен миллионов до миллиардов рублей), которые они не имеют права тратить ни на что, кроме компенсаций. То есть фактически должны хранить вечно. Но делать с этими деньгами по закону ничего нельзя, их можно только положить в банк на депозит. Впрочем, это не проблема для изобретательных умов, поэтому за управление большими СРО с большими фондами порой шла очень серьезная война.

Но теперь счастье закончилось. Озаботившись контролем над состоянием компенсационных фондов (но в гораздо большей степени, видимо, желая в трудную годину укрепить «системообразующие» банки несколькими десятками миллиардов рублей), государство велело всем СРО переложить свои деньги в 12 специально отобранных банков, список которых составил ЦБ. Соответствующие поправки, установившие последним сроком для этого 1 ноября, были внесены в законодательство.

Сейчас, месяц спустя, подводят итоги. Как рассказал «Городу 812» Алексей Белоусов, из примерно 100 миллиардов рублей, лежащих в компенсационных фондах всех российских СРО (сколько точно их должно быть, никто не знает), на спецсчета в 12 банках переведено только 39 миллиардов. В Петербурге переведено более 4 миллиардов, потерялись около 7,5 миллиарда. Всего в городе зарегистрировано 27 саморегулируемых организаций, полностью перевели свои компенсационные фонды в аккредитованные банки менее 10 (их число меняется, поскольку кто-то постепенно переводит средства).

Официальное объяснение этого явления: деньги зависли в банках, у которых отозваны лицензии. Но это только часть правды.

Очень часто деньги СРО оказывались в проблемных банках не случайно, говорит источник, знакомый с ситуацией. Банки, которые срочно нуждались в живых деньгах, могли договариваться с руководителями СРО о размещении у них компенсационных фондов за соответствующий откат. Или фонды намеренно размещались в банкротящихся банках, чтобы деньги можно было под шумок вывести.

В лучшем случае руководители СРО зарабатывали на откатах с депозитов. Фонд размещался на депозите со стандартной для всех средней ставкой 10%, но потом по взаимной договоренности между банком и СРО договор досрочно расторгался, официально выплачивалась штрафная процентная ставка 0,1%, а все, что сверху, – наличкой. Такими аферами занимались в основном мелкие банки, которые ЦБ массово лишал лицензий. «Это очень легко проверить по отчету СРО, – говорит источник. – Если у него нет доходов от размещения средств фонда на депозитах, значит, как правило, доходы выплачивались мимо кассы. В нашей отрасли все всё знают. Я вам могу про каждую проблемную СРО сказать, почему у нее нет денег. Кто-то действительно пострадал не по своей вине».

Этим список более или менее честных способов использования денег компенсационных фондов не ограничивается. Кто-то мог размещать их в банках при условии, что банк потом выдаст ему кредит. Соответственно, чтобы в рамках этих джентльменских договоренностей забрать деньги из банка, надо вернуть кредит. И так далее.

Что теперь будет?

Большие серьезные СРО, не занимавшиеся аферами (либо занимавшиеся ими аккуратно), или уже перевели деньги на спецсчета или все-таки сумеют это сделать. Хотя и они не обойдутся без потерь. Кому-то из них придется досрочно закрывать депозиты и терять заработанные проценты. Соответственно, компании, в них состоящие, не пострадают.

СРО, столкнувшиеся с недостачей, либо будут просить своих членов сделать дополнительные взносы, либо ликвидируются. Те средства компенсационного фонда, которые у них остались, будут поделены между их членами. Но сами строительные организации их не получат. Чтобы продолжить работу, они должны будут вступить в другие СРО, на счета которых и перечислят причитавшуюся им часть компенсационного фонда.                 

Антон МУХИН





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform