16+

Кто мешает избавиться Петербургу от сосулек

07/12/2016

Кто мешает избавиться Петербургу от сосулек

Зима пришла рано и вместе с сосульками. А где же те инновационные способы борьбы с ними, о которых говорили последние лет шесть? Не оправдали себя? Или успешно работают, а мы и не знаем?


             Изолировать или растапливать?

В 2010 году Смольный провел специальный конкурс для инноваторов – борцов с сосульками с призом в 1 миллион рублей. Заявок было двести, финалистов десять, победителей трое. Некоторые из них действительно получили контракты от государственных предприятий – но на скромные суммы. Как пояснил руководитель ООО «Балтекс. Строительство и реновация» Борис Иванов, «СМИ тиражировали информацию, что победитель конкурса, помимо премии в 1 миллион, обрел еще заказов как минимум на миллиард, но, увы, это не соответствовало действительности».

Вообще, все предложенные в 2010 году новации можно было условно поделить на три класса. Первый – теплоизоляция чердака. Второй – растапливание уже появившихся сосулек. Третий – борьба с прилипанием воды (чтобы вся влага утекала с крыш и не успевала превращаться в наледь).

«Балтекс» со своим проектом «Теплоизоляционный материал – эковата» занял тогда первое место. Второе было у «Петербургской энергосберегающей компании», которая также предложила технологию «холодный чердак».

Самая оригинальная разработка была у третьего призера – компании «КИТ-18»: подогрев крыши за счет изобутановой (либо пропанбутановой) смеси. Оригинальность заключалась в том, что система не потребовала бы никаких дополнительных энергозатрат, ибо изобутан сам закипает (и, соответственно, выделяет энергию), как только температура окружающей среды опускается ниже нуля. Труба с бутаном, проложенная под тротуаром, заодно обеспечивает подогрев этого тротуара в холодную погоду. В доме по специальной разводке бутан поднимался бы к крыше, подогревая заодно и стены, а затем и кровлю.

Эту разработку так нигде и не внедрили. Как рассказал директор «КИТа-18» Вадим Кузнецов, проект был готов в 2010 году, а в 2011-м в Сестрорецке произошел взрыв газа из-за резкого перепада давления в трубах. Погибли два человека, выгорело пять квартир. После этого все технические новинки, построенные на использовании взрывоопасных газов, были подвергнуты дополнительной сертификации. И хотя, по словам разработчиков, все дополнительные испытания были успешно пройдены, дорогу в жизнь им не дали – от греха подальше.

Дом, в котором предполагалось внедрить изобутанный подогрев, находится в Кронштадте. Собственно, подогревом оснастили не всю кровлю, а только четверть: для демонстрации этого было достаточно. Разводку сделали, но газ по трубам так и не пустили. 

А карниз-то еще теплый!

Сергей Чеклин из ООО «Русло» в свое время предлагал технологию термокарниза: действовать он должен как тепловой насос – откачивать тепло от канализации и подавать его под крышу, где и растапливать наледь. Несколько домов в центре оснастили таким теплым контуром. Это Академия балета имени Вагановой, дом на Каменноостровском, 2, здание на Владимирской площади (то, что выходит фасадами одновременного на Загородный и Большую Московскую), здание «Ультрастара» на углу Лесного и улицы Комиссара Смирнова и дом на Рубинштейна, 20, возле МДТ.

В Академии балета нам подтвердили: сосульки на кровле расти перестали. Правда, и на другой стороне улицы Росси сосулек поубавилось, хотя там не использовали эту технологию.

Погонный метр нагревающего контура стоит около 800 рублей. Соответственно, полное оснащение дома в старом фонде – около 400 тысяч.

Похожие цифры называли и другие разработчики. Например, «Петербургская энергосберегающая компания» со своей керамзитовой теплоизоляцией. «Но за два года мы не заключили с жилкомсервисами ни одного договора, – говорит замдиректора ПЭСК Елена Квицинская. – Обращались многие, но потом пропадали. Может быть, оттого, что зимы были короткие. А ведь наше покрытие такое качественное, что на космодромах применяется».

Силикон или микроволновка?


Были и изобретатели-одиночки. В частности, строитель Виктор Клевцов предложил прокладывать желоба на крыше битумом (чтобы снег побыстрее таял), а также – укладывать в трубы силиконовые рукава. Многие говорят, что покрывать трубы гидрофобным покрытием – чтобы холодная вода не прилипала к поверхностям – особого смысла не имеет, потому что трубы забиваются снегом, который сам по себе ни к чему не прилипает, а в ночные заморозки превращается в лед практически сразу, не успев побыть водой. В результате трубу все равно закупоривает, и наверху скапливается наледь. Но рукав, который при желании можно встряхнуть, – совсем другое дело.

Другой способ борьбы с наледью – «микроволновка». Его предложил ученый из ООО «ЛОЦАТТ «Аэрокомпьютер» Анатолий Рыбкин. Его прибор работает по принципу СВЧ-печи, но, как уверяет автор, совершенно неопасен.

В любом случае на крышах, где его планировалось размещать, никто не живет, а энергия «микроволновки» будет подаваться таким фокусированным лучом, что никуда, кроме водостока, излучение не пойдет. Предполагалось, что СВЧ-печь растопит наледь на крыше, а вода потом спокойно уйдет в водосточные трубы.

Правда, работать печка должна непрерывно в течение всего снегопада, даже если снег идет в течение нескольких дней.

«Прибор будет потреблять 300 ватт в час. Значит, если ему придется проработать 72 часа, то всего набежит 24 киловатта, за которые придется заплатить около ста рублей, – говорит Анатолий Рыбкин. – Провести проводку на чердак – дело нехитрое, да почти на всех чердаках она уже есть. Со стоимостью самого прибора дело обстоит сложнее. Опытные его образцы уже успешно работают в городе: в Гостином Дворе (угол Садовой и Невской линии) и на Большой Монетной улице, дом 11. Там стояли даже две установки, но одну из них украли. Запустить промышленную линию по изготовлению антисосульных микроволновок согласился завод «Измеритель». Но завод хочет собирать приборы и продавать их по цене не менее чем 35 тысяч рублей. Притом что обычная китайская микроволновка может продаваться за две тысячи, а подержанная – и того меньше. А весь прибор – это микротрон, который можно снять с обычной СВЧ-печи, и трансформатор». Все идет к тому, что разработку освоят частники, которые будут делать несертифицированные приборы на коленке.

Дорогой Малыш и недешевый Карлсон

Самой необычной, но и самой дорогой инновацией оказался робот «Карлсон», специально созданный для работы на петербургских крышах. Новинку придумали ученики робототехнического кружка 239-го физико-математического лицея.

Председатель кружка Сергей Филиппов рассказывает, что сейчас знаменитый робот лежит на полочке и по назначению не применяется. Если не считать того, что он победил в нескольких конкурсах и выиграл олимпиаду робототехники в Индонезии.

«Прибор состоит из двух роботов. Снизу Малыш – площадь 40 на 20 сантиметров, сверху Карлсон – 20 на 30. Они друг с другом синхронизированы с помощью лазерного луча. Верхний робот двигается по крыше, цепляясь за страховочный выступ, и скалывает лед, нижний этот лед ловит. Правда, на настоящей крыше его не применяли, а для испытаний мы построили свою крышу высотой полтора метра. Работа заняла почти девять месяцев».

ЦНИИ робототехники и кибернетики уже назвал стоимость изготовления полноценного рабочего робота: порядка 300 миллионов рублей.

Критика чистого разума

Критические замечания жилищников к инновационным проектам можно поделить на три разряда. Первый – небезопасность (в основном, пожарная). Второй – неэффективность. Третий – неэкономичность.

За пожароопасность досталось и победителю конкурса 2010 года – эковате. Тем не менее ее производитель «Балтекс» получил наибольшее число госконтрактов, в том числе – два жилых дома на Свеаборгской, 17, и на Енотаевской, 4. А также госпредприятия – школа искусств в Красносельском районе (2-я Комсомольская, 7, корпус 2), ГУП «Прогресс» на Костромской, 24, и один из корпусов СПбГУ (23 линия, дом 16).

«Город 812» позвонил одному из заказчиков – проректору СПбГУ по АХЧ Виктору Козыреву – и поинтересовался, как работает новая технология. Оказалось, сосульки с крыши никуда не делись, хотя стали, безусловно, меньше. Даже очень качественная теплоизоляция чердака не гарантирует подтаивание снега в результате оттепелей, а весной – еще и под воздействием солнца. Год на год не приходится, но в среднем за полгода зимы в Петербурге регистрируется  60–70 переходов через ноль – в полтора раза больше, чем в Москве.  Это тоже способствует росту сосулек. На вопрос о горючести ваты Козырев ответил, что специально поджигал кусочек эковаты и смотрел: будет ли гореть. Она потухла.

Но, как сообщила пресс-секретарь Жилищного комитета Тамара Панченко, вопрос о массовом применении материала остается открытым именно «по причине наличия группы горючести Г1».

Для теплоизоляции, помимо эковаты, можно применять негорючий материал керамзит (его предлагал второй призер конкурса – «Энергосберегающая компания»). Но холодный чердак – это не только теплоизоляционный материал на полу. Это еще и теплообмен в помещении (т.е. чердак не должен иметь перегородок), утепленные стены верхних лестничных маршей, стенок вентиляционных каналов, труб и всех чердачных дверей. Обычно такую масштабную работу проделывают, когда приступают к капитальному ремонту кровель.

В 2016 году у нас отремонтировали 488 кровель, из них 348 – жестких. В Жилищном комитете уверяют, что там-то и применили метод «холодного чердака» с керамзитом (вату в этом году не использовали). И говорят, что  во время нынешней ноябрьской зимы сосульки там не появились.

Кто стоит на пути прогресса

Несмотря на то что конкурс в 2010 году проводил не Жилищный комитет, а  Комитет по экономическому развитию, жилищники внимательно отнеслись к его результатам. Был создан научно-технический совет, который изучил не только технологии призеров, но и другие – всего 14 разработок. И поочередно поспособствовали их внедрению по разным адресам. Часть адресов мы уже назвали. Сейчас – как объясняют – наблюдают за результатами.

Так что первая причина, почему антисосульные технологии внедряются так медленно, такая: зимы были такие короткие и теплые, что весь комплекс наблюдений провести не успели.

Вторая причина – пассивность самих изобретателей. Пожалуй, только «Балтекс» старался напомнить о себе и стремился к получению контрактов: остальные если куда и обращались за сотрудничеством, то только не в Жилищный комитет. 

Третья причина, по словам Тамары Панченко, – жители. «Чердак – это общее имущество собственников помещений в многоквартирном доме. Поэтому решение о применении новой технологии, а главное – о финансировании работ, должно быть принято собственниками на общем собрании. Можно провести десяток конкурсов и выбрать сотню технологий, но если собственники скажут на собрании нет, ни одна из этих технологий в их доме не будет применена».

В фонде капремонта это подтвердили и привели в пример несколько случаев, когда жителям предлагали отремонтировать кровлю, а они сказали: нам и так хорошо. Потому что за это надо было платить дополнительные деньги.

Цифры

По данным Фонда капитального ремонта, в среднем на ремонт кровель и чердаков тратится каждый десятый рубль из фонда. В 2016 году потратили миллиард. В среднем получается по 2 миллиона на кровлю.              

Нина АСТАФЬЕВА








Lentainform