16+

Lentainform

Как зарабатывают миллионы на фальшивых медицинских диагнозах

14/12/2016

Как зарабатывают миллионы на фальшивых медицинских диагнозах

В Петербурге новая эпидемия мошенничеств: неизвестные звонят пожилым людям, которые недавно побывали у врача и сдавали анализы, говорят, что они из поликлиники и что результаты анализов, к великому сожалению, показали наличие неизлечимого заболевания. Но есть возможность вылечиться – за большие деньги.


         «Здравствуйте, мы из поликлиники»

В редакцию «Города 812» обратилась одна из жертв телефонных мошенников –  в ее случае схема, по которой действуют преступники, была такой.

Позвонили  днем, примерно в 14.00, с городского номера на домашний. Женский голос представился Надеждой Александровной, сотрудником лаборатории СПб ГБУЗ «Городская поликлиника № 3» Василеостровского района, и попросил к телефону пациента этой поликлиники Ольгу Владимировну (имя изменено).

Надежда Александровна осведомилась, сдавала ли Ольга Владимировна кровь на анализ несколько дней назад, получив утвердительный ответ, сказала: «У вас обнаружено предраковое состояние».

– Результаты анализа показались нам настолько критическими, что мы переслали их в специальное учреждение по изучению крови на Советской, 16, – продолжила Надежда Александровна, по ходу беседы назвав уровень гемоглобина и другие подробности анализа крови пациента. – Поскольку дозвониться туда очень сложно, я сейчас сама переключу вас для разговора со специалистом.

Однако перед тем как связать Ольгу Владимировну с ФГБУ «Российский научно-исследовательский институт гематологии и трансфузиологии Федерального медико-биологического агентства» (действительно находится на 2-й Советской улице, дом 16), Надежда Александровна попросила назвать телефонный номер сына Ольги Владимировны. Затем будто говорила с ним по второму телефону – Ольга Владимировна слышала мужской и женский голоса. «Ваш сын поставлен в известность, переключаю вас на НИИ гематологии», – произнесли в трубке, после чего разговор подхватила заведующая лабораторией НИИ, назвавшаяся Тамарой Андреевной Савельевой.

Заведующая пересказала Ольге Владимировне результаты ее анализа крови, после чего добавила, что прямо сейчас врачи института готовы привезти ей на дом препарат, способный «помочь при таком диагнозе». Стоимость одной партии – 420 тысяч рублей.

– Если вы не можете выплатить всю сумму целиком, – предупредила Тамара Андреевна, – то деньги можно взять в кредит и оплатить по частям.

Ольга Владимировна сказала, что ей нужно подумать, сотрудница НИИ на этом положила трубку.

В процессе расследования этой истории выяснилось, что в РНИИ гематологии  на 2-й Советской никто никаких анализов не пересылает, а сыну Ольги Владимировны в тот день никто из поликлиники не звонил.

В поликлинике № 3 Василеостровского района также опровергли факт телефонного звонка, сказав, впрочем, что это не первый раз, когда пациенты жалуются на звонки от их имени.

Кто сливает базу?

Понятно, что кто-то из мошенников имеет доступ к базе данных поликлиники – к тому, кто посещает врачей и сдает анализы.

Юрист Петр Емельяненков пять лет занимается различными мошенничествами, в том числе связанными с пенсионерами, медицинскими и социальными работниками. С его точки зрения, описанная выше схема – классическая. 

– Есть три способа записаться на прием в поликлинику, – рассказывает Емельяненков. – Позвонить туда по телефону, распечатать талон через специальный аппарат или через Интернет (оба способа регистрируются в электронной базе одинаково), и запись в регистратуре непосредственно в самой поликлинике. Если вы лично пришли, отстояли очередь и записались, есть два пути утечки – через работника регистратуры или работника лаборатории (если сдавали что-то на анализ). В случае звонка по телефону информация может быть утеряна как из самого call-центра, так и через единую базу данных, куда поступает информация из Интернета или из аппарата с талонами.

Каждая заявка на анализ специально кодируется, поэтому, зная код, можно вычислить, какой именно анализ был сделан, и, соответственно, какая информация попала в лабораторию. Поэтому осведомленному человеку достаточно посмотреть на метку, а дальше – сыграть на человеческих чувствах пациента, сообщив ему смертельный диагноз.

Сегодня поликлиники переходят от бумажной версии медицинских карт пациентов к электронной. По мнению юриста, данные из электронной базы «слить» еще проще, чем из бумажной. Впрочем, в поликлинике № 3 «Городу 812» сообщили, что бумажные карты еще не оцифрованы, но все данные по анализам находятся в электронной базе.

Разработчик программного обеспечения Георгий Туревич говорит, что мошенники могут добыть данные на пациентов самыми разными путями:

– Персональные данные пациентов можно попросту скачать из Интернета – они могут попасть туда, например, по оплошности разработчика (и такие инциденты в России уже были). Рядовые сотрудники, которые эту базу просматривают, могут целенаправленно скачать  или случайно потерять файл – в том числе и в распечатанном виде. Кроме того, на компьютеры можно запустить вирус, вскрывающий протоколы электронной системы.

– Значит, электронные базы поликлиник сильно уязвимы?
– Любые уровни электронной системы являются уязвимыми. База федерального уровня, скорее всего, защищена очень грамотно, то есть для того чтобы ее взломать, нужно вложить большие ресурсы. Но, как показывает практика, это возможно, если недосмотрена какая-то мелочь. Вот в США утекло нескольких десятков миллионов персональных дел граждан. О таком в России я не слышал, но это вполне могут и скрывать. Как правило, хакерам невыгодно взламывать отдельные поликлиники, чтобы добраться до истории болезни пациентов. Такими делами могут заниматься либо начинающие хулиганы, либо автоматические системы вирусов, которые всем подряд рассылают спам, – а дальше хакер сам выбирает, что использовать: корпоративные, бухгалтерские, медицинские или какие-либо другие данные.

Но если мошенники обращаются к пациентам из разных поликлиник, то утечка, скорее всего, случилась не в конкретной поликлинике, а на региональном уровне.
Случайные взломы – большая редкость. Если и произошло что-то в городских масштабах, то это, скорее всего, было сделано по заказу. Случайными бывают утечки локального характера, но не регионального. Либо в самой поликлинике есть человек, который целенаправленно скачивает информацию о пациентах, причем не обязательно обо всех, а только о нужных – определенного возраста или о тех, у кого могут быть диагностированы такие-то заболевания.

Главврач  знает, сочувствует

«То, что преступники получили доступ к данным медучреждения, – это факт», сказал квалифицированный источник «Города 812» после знакомства с обстоятельствами, в которые попала Ольга Владимировна. За комментарием мы обратились к главному врачу Городской поликлиники № 3 Василеостровского района Артему Максименкову:

– Известно, что мошенники звонят пожилым людям от имени вашей поликлиники. А как пациенты реагируют?
– По-разному. Хорошего мало. Точнее, вообще ничего. Наиболее оптимистичные люди воспринимают такие звонки как цену за то, что никаких страшных заболеваний у них нет. Например, говорят: «Мы заплатили эти деньги, чтобы узнать, что у нас все в порядке». А так – расстраиваются, конечно.  Мы предупреждаем своих пациентов, и объявления у нас должны висеть внизу на входе, что есть такой новый вид мошенничества и как себя вести в таких ситуациях. Плюс надо помнить, что по телефону диагнозы никогда не оглашаются, а такой диагноз, как рак, не ставится по анализу крови – это чересчур громкое заявление.

– Почему мошенники ссылаются на НИИ гематологии?
– Ссылаются не только на это учреждение. Еще на онкоцентр в Песочном  и онкологический диспансер на Ветеранов – найти информацию о профильных медицинских институтах нашего города не составляет труда. Интернет в помощь – здесь для преступников настоящее раздолье.

– Информацию о НИИ в Интернете я найду. А вот о таких вещах, как анализ крови и фамилия лечащего врача, – вряд ли.
– Тут мы и сами ничего не можем понять. В полицию обращались неоднократно. Полагаю, это должно решаться не на поликлиническом уровне. У нас есть контролирующий орган – Комитет по здравоохранению. Мы последнее звено в этой структуре. Поэтому сказать о том, на каком этапе персональная информация пациентов становится достоянием мошенников, я не могу.

По обращению одной из пациенток к нам приходил следователь, разбирался. Ситуация такая: прокуратура по таким случаям не может даже возбудить дело, потому что люди отдают деньги добровольно – их никто не принуждал, ничем не угрожал и не запугивал. Если люди по своему личному желанию отдали деньги в какие-то третьи руки – в этом нет состава преступления. Нам так объяснили.

– А размеры отданных сумм правоохранителей не смущают?
– Смущают, но, опять же, человек отдал их добровольно. Говорить о факте насилия или вымогательства не приходится. С юридической точки зрения ситуация так не выглядит, поэтому нам остается только сидеть, пожимать плечами и переживать за людей.

По всей видимости, это какой-то новый вид мошенников, которые очень активно и плотно занимаются такими делами и, скорее всего, продолжат это. Судя по тому, чем со мной делятся коллеги из Красногвардейского и Приморского районов, и по моим собственным ощущениям, волна нарастает. Видимо, это еще самое начало проблем.

– В регистратуре мне сказали, что все данные по анализам оцифровываются.
– Да, электронная система есть, как и люди, специально к ней приданные. Все данные по анализам мы затем передаем в электронном виде.

– А средства зашиты такой базы имеются?
– Естественно. Но опять же такие вопросы – к Комитету по здравоохранению. Мы просто исполнители. По всем городским поликлиникам установлены если не одни и те же программы защиты, то разрабатываются они, по крайней мере, одними и теми же компаниями. Я знаю, что есть база, и знаю, что она защищена. А вот кем, как и от чего – это уже не ко мне, это в комитет.

«На зоне людям очень скучно»

Нам кажется, что  ситуацию Ольги Владимировны можно рассматривать как покушение на мошенничество: злодеи хотели обманным путем завладеть ее денежными средствами, и не факт, что они предлагали в обмен на крупную сумму какой-то реальный препарат.
Но специалисты отмечают, что уличить мошенников непросто.

– Особенность  телефонных мошенников – это отсутствие прямого контакта с жертвой. Это усложняет возможность установить преступника.

Да, они звонят с конкретного телефонного номера. Но, скорее всего, его выяснение мало что даст. 
– Получить номер для звонков не составляет труда, – считает Петр Емельяненков. –  Чтобы нам с вами зарегистрировать любой телефонный номер, надо взять паспорт абсолютно любого человека и прислать его копию какому-нибудь оператору связи. В ответ придет договор, под которым надо более-менее одинаково подписаться, заплатить нужную сумму, и готово: нам подключат индивидуальный телефонный номер. От начала пользования телефоном до получения компанией данных об абоненте есть временной промежуток – от одного до нескольких дней. Это лазейка для мошенников. Сколько звонков можно сделать за один день? Да сколько угодно!

Впрочем, нельзя сказать, что совсем никому непонятно, кто этими делами промышляет.

Источник «Города 812» в мошенническом отделе ГУ МВД поясняет: «В основном такими мошенниками являются люди, находящиеся в местах лишения свободы. Есть отдельные группы, специализирующиеся на данных преступлениях, но нельзя сказать, чтобы в Петербурге или где-либо еще был целый синдикат, промышляющий исключительно такими делами. На зоне людям очень скучно, заниматься нечем. Телефоны попадают в колонии вместе со слитыми данными – и вот сидит заключенный пять-шесть лет и пробует: если тема прокатила, можно попробовать еще раз». 

– Понятно, – продолжает собеседник «Города 812», – что на воле у заключенных остаются подельники. Зона может быть даже не на территории Ленобласти, а во Владивостоке, например. На свободе у зэков остаются свои люди, которые просят их заехать туда-то забрать долг. И эти знакомые могут даже и не подозревать о том, что участвуют в преступной схеме.

По подсчетам юриста Емельяненкова, телефонные мошенники получают от 50 до 100 тысяч рублей с обманутого пациента. «Если учесть, что один из десяти соглашается и платит деньги, оборот в этом бизнесе достигает сотен миллионов рублей».

А поскольку мошенников никто не останавливает, этот бизнес у нас будет только расширяться. Потому что выгодно и безопасно.                

Всеволод ВОРОНОВ