16+

«Немцы будут подпевать и хохотать на концерте, даже если не нравится музыка»

16/12/2016

«Немцы будут подпевать и хохотать на концерте, даже если не  нравится музыка»

Не знаю, почему, но мне хочется поделиться с вами открытием: я узнала, что такое вольпертингер. При всей своей тотальной неспособности запоминать немецкие слова, это я запомнила сразу и, подозреваю, что навсегда.


        Люди, составляющие справочники по мнемонике, утверждают, что лучше всего слово запоминается, когда с ним связана конкретная яркая картинка. Вольпертингеров рисовал Дюрер – и у него они выглядят очень изящно. Но если вы хотите запомнить это слово, вам надо сходить в какой-нибудь баварский ресторан, на блошиный рынок или в Музей охоты и рыболовства Мюнхена. Последний вариант не спортивный, поскольку коллекция вольпертингеров собиралась годами, и их там целое стадо. Наиболее мощное впечатление от встречи с прекрасным можно получить, только когда есть эффект неожиданности. Заходите вы в, казалось бы, симпатичное кафе, а там – он. Вольпертингер. И все. Такое запоминается навечно.  

Вуди Аллен в своей подборке несуществующих животных так описывает королевского фуфлона: «Легендарное животное с головой льва и туловищем льва (но другого)». Это можно без колебаний сказать и про вольпертингера. Относящийся к семейству химер заяц, составлен из разных частей, что и поражает воображение. То есть, строго говоря, это чучело зайца, потому что живого вольпертингера не видели с XVI века, но в энциклопедиях того времени животное описано довольно подробно, и даже четко очерчен ареал обитания – Баварские Альпы.

В качестве «рогатого зайца» (по-русски чудовище зовется, кстати, зайцелопом) – а именно таким рисовал вольпертингера Дюрер и именно так его описывают энциклопедии – иногда выступает непосредственно заяц. Но это означает, что у конкретного немецкого таксидермиста начисто отсутствует фантазия. Чем больше разнообразных деталей в вольпертингере, тем серьезнее зверь и искуснее мастер, и самое сильное впечатление производят именно такие чудеса посмертной вивисекции. Представьте себе бобра или белку с огромными гусиными лапами, пышным тетеревиным хвостом и орлиными крыльями. Если не можете представить, что вероятнее всего, погуглите. Вольпертингерам несть числа.

Я, собственно, к чему это? Баварцы – большие приверженцы традиций. Как я уже писала, магазины, где продаются баварские костюмы, здесь на каждом углу. И чтобы надеть трахт, не нужно искать повода. Вы можете одеваться в баварское по случаю вторника, или потому что подул северный ветер, или просто потому что все остальное – грязное. Вам никто и слова не скажет. Наоборот, похвалят тонкую вышивку на ледерхозе или посоветуют магазин, где продаются особенные гольфы.

Во многих домах и квартирах – а здесь из-за старых протестантских привычек* не так уж часто встретишь занавески на окнах, поэтому можно спокойно обозревать внутренности домов – стоят тяжеловесные баварские шкафы и грузные скамейки и висят характерные полки для посуды. Кухонный баварский гарнитур из стола и стульев есть едва ли не у каждого второго. Скатерти с местной вышивкой, тарелки, коврики и баварский флаг в окне или над крыльцом – это проза жизни даже для очень современных и продвинутых баварцев. Любовь к традициям привела к тому, что вольпертингеры здесь встречаются повсеместно. Не исключаю, что и в частных коллекциях. На счастье, как слоники в СССР.

Веселое безумие здесь вообще не бывает просто так, потому что захотелось. Подо все подводится основа, всему есть объяснение. К примеру, у нас сейчас уже вовсю предрождественская пора. Ярмарки с глювайном и яичным пуншем, рождественские звезды, сосиски, елочные игрушки по баснословным ценам – вот это вот всё. Но кто-то посидел, подумал и решил: на ярмарках не хватает поющих лосей. Это же так естественно – лось, исполняющий песни Фрэнка Синатры на немецком языке. Но поскольку во всем должна быть разумная экономия, от лося решено было оставить одну только голову. И вот идешь ты мимо какой-нибудь праздничной избушки с прибитой над входом лосиной головой, а она вдруг запевает Tannenbaum или Es ist Schnee. Ну и всё.

Или крампус. Крампус – это тоже традиция. Собственно, это сопровождающий св. Николауса демон, чья непосредственная обязанность – лупить кнутом непослушных детей. У крампусов Баварии есть профсоюз и ежегодное шествие во второе воскресенье декабря. Двести мужиков, завернутых в шкуры, проносятся по Мариенплац – прямо под окнами обер-бургомистра. Обычно в это время там нудит кто-нибудь из «Пегиды» (помните, я писала про организацию, выступающую против исламизации Германии?), а напротив стоят улыбчивые свидетельницы Иеговы, охотно рассказывающие новости про Библию. И тут же бегут крампусы, с нескрываемым удовольствием бьющие любопытных туристов длиннющими хлыстами. Причем накануне все – унылые пегидовцы, румяные иеговянки и свирепые крампусы – сходили в ту же ратушу и оповестили власти о планирующихся мероприятиях. Это закон. Хочешь бегать с хлыстом или показывать на площади, как в далеких аулах люди режут баранов? Зарегистрируйся, подай заявку, жди. Разрешение непременно будет получено – если мероприятие не нарушает Конституцию. Но основательность должна быть соблюдена во всем.

К самому веселью баварцы подходят с неменьшей серьезностью, чем к его организации. Я уже не раз наблюдала: если местный житель пришел на какой-нибудь концерт, он будет плясать до упаду, подпевать и хохотать, даже если ему не очень нравится музыка. К примеру, в парке рядом с нашей деревней летом был музыкальный фестиваль, и там выступала русскоязычная группа «Гоп-стоп банда» из Кёльна. Они пели про лимончики, ножички и Дерибасовскую, и самыми благодарными слушателями были именно немцы, хотя на фестивале хватало выходцев из самых разных стран.

Или те же рождественские ярмарки: на них идут кукольные представления для детей. Это стандартнейший Петрушка. Чувствуется, что ни кукла ни «пьеса» не менялись веками и на ярмарках народ видел их не по разу. Но все усаживаются перед сценой, взрослые пьют глювайн, дети – горячий шоколад, и все хохочут. Никто не говорит: «Да ну, надоело уже». Просто люди пришли развлечься, они к этому подготовились. Смахнули пыль с клыкастого вольпертингера, надели трахт  и пошли.             

Катерина ЩЕРБАКОВА, Мюнхен, фото pixabay.com

*Бавария – католическая земля. Но здесь сохранилось много примет Реформации.








Lentainform