16+

«Президентство Путина должно делится так: на время с лабрадором Кони и время без лабрадора»

19/12/2016

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Хотели японцы подарить Путину акиту-ину – то есть собаку. Перед поездкой в Японию. Хорошо придумали, могло сработать, не сразу, а в перспективе – акита будет смотреть на Путина преданными японскими глазами, он к собаке привяжется и в конце концов подумает: а что мы с этими островами носимся – отдадим их к чертовой матери.


           Но план провалился, не взял Кремль акиту. И предлог оказался – дарили уже Путину японцы собаку. Но то ли она на него не теми глазами смотрела, то ли ФСО ее к Путину не пускала, но когда нам эту собачку по телевизору показали, понятно стало, что нету у Путина с ней никакой любви. Вот с лабрадором Кони была.

У нас вообще неправильно оценивают президентство Путина. Делят на либеральный, авторитарный и еще какой-то периоды. А правильно делить на время с лабрадором Кони и время без лабрадора. Кони Путину подарили в 2000-м, и жила она до 2014-го. Как не стало лабрадора  – новое время в стране пошло.

В результате из поездки в Японию не вышло большого прорыва. А могло бы. Могли бы и разменяться: мы вам пару-тройку островов  – а вы нам союзничество по всем голосованиям в ООН, хотя это и слишком мелко, учитывая наши надежды на Трампа. Или – мы вам острова, а вы нам сто триллионов йен. Пенсионерам пенсии проиндексируем, десяток стадионов построим. Понятно, что и большие деньги когда-то кончатся. Поэтому лучше было бы острова на что-то сильно полезное сменять.

Например, на канбан. Канбан – это такая философия управления и производства, придуманная на «Тойоте». Когда все происходит в срок, затраты минимальные, поставщики не подводят, рабочие не халтурят, все счастливы и богаты. Этот канбан много где в мире пытаются внедрить, но мало где получается. И вот если бы японцы нас этим канбанским секретам научили… Но теперь это отложилось непонятно куда. И самим придется думать, чему бы научиться – может, не японскому, а американскому.

Вот социолог из Мэриленда Аннетт Ларо провела исследование третьеклассников, отобрала 12 детей  из богатых и бедных семей. Изучала их так долго, что на нее перестали обращать внимание.

Изначально предполагалось, что у 12 семей будет 12 разных подходов к воспитанию детей. Но оказалось, что подходов всего два. Состоятельные родители воспитывают детей одним образом, а бедные – совсем другим.

Состоятельные родители в жизни детей участвуют,  в кружки запихивают, дома от  детей требуют, чтобы  они мысли собственные имели и взрослым вопросы задавали.

А дети из бедных семей если в  кружки и записывались, то по собственной инициативе. И со взрослыми разговаривали мало.

Состоятельные родители при первых проблемах ребенка шли к учителям. Бедные родители боялись иметь дело с администрацией. Предпочитали ни во что не вмешиваться.

Богатые третьеклассники и без родителей свободно обращались с просьбами к врачам и педагогам. Бедные к учителям и медикам относились с недоверием. И не умели подгонять ситуации под свои цели.
Это не значит, что бедные дети были хуже богатых – они были менее капризны и умели занять себя сами. Но в итоге богатые дети получали в жизни больше преимуществ – за счет того, что были уверены в своих правах и настаивали на них. А бедные уверены не были.

Практически это наша проблема – мы предпочитаем не вмешиваться и оставаться в тени. Что-то надо с этим делать. Самое простое – дать народу денег, чтобы из бедных родителей он  превратился в родителей состоятельных. Может, ради этого пару островов и стоит отдать.               

ранее:


Про начальников – плохих, хороших и бесполезных

«Улюкаева посадили не просто так – а ради нагнетания интриги»
«На Западе про Путина всё поняли. Наш президент хочет уважения»
«Проблема в том, что наши люди вообще не понимают, на что поляки обижаются»
О плутонии, инках и молодом либерале Кириенко








Lentainform