16+

«Россия сделала прагматичный вывод из допингового скандал: есть заговор, но без участия власти»

28/12/2016

«Россия сделала прагматичный вывод из допингового скандал: есть заговор, но без участия власти»

Неожиданным признанием огорошили российские чиновники, которые фактически публич объявили о существовании в России системы допинга. Заявление главы российского антидопингового агентства Анны Анцелиович публикует New York Times. Эксперты и функционеры размышляют, для чего это было сделано.


       «Это был институциональный сговор», — приводит цитату руководителя РУСАДА газета. В то же время Анцелиович подчеркнула, что представители руководства страны в это вовлечены не были. Однако если вспомнить, что раньше заявляли российские власти, неоднократно отрицавшие один о причастности руководства страны к системе допинга, то заявление Анны Анцелиович не идет в разрез с официальной политикой, пишет BFM.ru.
 
Заявление Анцелиович стало самым прямым признанием существования в России допингового сговора, но не на уровне государства, а на уровне спортивных институтов. Полгода назад СМИ писали, что для нивелирования последствий допингового скандала российские власти наняли известное американское пиар-агентство Burson-Marsteller, а сделанный руководством РУСАДА ход почти полностью соответствует стандартной стратегии кризисного пиар-менеджмента, о котором ранее рассказал экс-партнер этой фирмы Джин ГрабОвски в интервью радио NPR.
 
 «Для подобных ситуаций в пиар-бизнесе есть специальная формула. Мы называем это «три П»: провинись — признайся — поправь. Этап провинности, очевидно, уже пройден. Теперь настало время признаться и исправиться. Всегда приносятся извинения: «Простите нас за наши действия, это было ошибкой». Но потом нужно двигаться вперед. «Нам можно доверять, мы извлекли из этого урок» — это классика. Так делают политики в США, политики по всему миру. Так делают корпорации. Так что именно так нужно поступать и целым странам», – заявил Грабовски.
Кроме того, в резонансной статье содержится комментарий главы антидопинговой комиссии Олимпийского комитета России Виталия Смирнова. «С моей точки зрения как бывшего министра спорта, президента Олимпийского комитета, мы сделали много ошибок. Мы должны найти причины, по которым молодые спортсмены принимают допинг, почему они на него соглашаются», — сказал руководитель антидопингового органа ОКР.
 
В Кремле призвали дождаться подтверждения слов и.о. главы РУСАДА о существовании системы допинга в России. По просьбе Business FM публикацию New York Times, содержащую цитату Анны Анцелиович, прокомментировал Дмитрий Песков.
 
 «Нужно проверить достоверность этих слов, что имелось в виду, в каком контексте, чтобы делать какие-то выводы. Ну, это New York Times. Во-первых, сначала нужно проверить достоверность этих слов, речь идет именно о сообщении New York Times и о том, насколько оно соответствует действительности, насколько, действительно, эти слова, которые ей приписываются, были произнесены, что имелось в виду, в каком контексте — все это нужно понимать перед тем, как делать какие-то выводы. Я еще раз повторяю, мы не склонны воспринимать такую информацию как первоисточник. Я, наверное, лишь только добавлю, что мы с самого начала, естественно, отрицали какую-либо причастность государства или государственных ведомств или служб, или органов к возможному употреблению допинга спортсменами. Более того, мы ожидаем результатов расследования. Вы знаете, что ведется расследование по этим фактам. Мы это категорически отрицаем», – заявил Песков.
 
Тем не менее, эксперты считают, что связывать признание «институционального сговора» исключительно с пиар-стратегией не стоит, это политическое решение, считает заведующий кафедрой по связям с общественностью, рекламе и дизайну РЭУ имени Плеханова Игорь Минтусов:
 
 «Если говорить о том, что Россия признает ряд выводов из заключения международной комиссии, это хорошо, это логично, это полезно, это продуктивно, эффективно. Здесь не все хочется превращать в пиар, есть некоторые факты, и вопрос отношения к данным фактам — это вопрос некоторых политических решений или политической стратегии. А то, что дальше, каким образом эта политическая стратегия оформляется и преломляется для СМИ, это, скорее, я бы сказал так, аккуратно, пиар-поддержка решений».
 
Позиция ОКР и РУСАДА является примером прагматического подхода к решению проблемы допингового скандала, комментирует экс-глава антидопинговой комиссии при президенте России Николай Дурманов:
 
«Говорить, что с нашей стороны не было никаких нарушений допинговых правил, было бы большим лицемерием. Другое дело, что масштаб этих нарушений никак не тянет на государственную программу, на то, что нам инкриминируется, и то, что полагается в дальнейшем при отстранении наших спортсменов. Безусловно, мы видим определенные нарушения, но это коммерческие игры очень узкого круга людей, в том числе и тех самых людей, которые сейчас живут в Америке и фантазируют на эту тему. Поэтому заявление РУСАДА — в данном случае, наверно, проявление здравого смысла. Еще до того, как на борту появились западные пиарщики, достаточно разумное и рациональное объяснение происшедшего было доведено и до Международного олимпийского комитета, и до ВАДА. Как видим, это никак не ослабляет медийную истерию, которую сейчас мы наблюдаем».           
 

Фото: 








Lentainform