16+

«Где был музей — теперь казак стоит»

13/01/2017

«Где был музей — теперь казак стоит»

Скандал вокруг передачи РПЦ Исаакиевского собора нарастает. Под петицией уже подписались уже 150 тысяч человек. Против процесса превращения музея в действующий храм выступили не только простые горожане, но и публичные люди. Однако, как стало известно, от своих слов ни городские власти, ни представители РПЦ отказываться не собираются.


         Политик Дмитрий Гудков обсуждает в своем Фейсбуке новые условия работы Исаакия: «РПЦ щедро отказалась от платы за вход в Исаакий: все бесплатно, только отдайте.
 
А за чей счет банкет? — А за наш, как обычно. Исаакиевский собор — один из самых успешных музеев России, он самоокупаемый в том числе и за счет билетов (кстати, не столь дорогих: в сумме с колоннадой — 400 рублей). И платят за его содержание те, кто его посещает. Логично. Музей зарабатывает сотни миллионов рублей, которые идут на содержание, реставрацию и развитие.
 
Однако билеты отменят, собор оставят в собственности города, а РПЦ будет просто им «пользоваться». Это означает, что траты лягут на бюджет, о чем Легойда и Шевкунов говорят открытым текстом.
 
При этом в храме неизбежно появятся торгующие от РПЦ: и это не только свечи и требы, но и разнообразные сувениры. Дальше можно ждать самых удивительных арендаторов: опыт автомойки и офиса над алтарем в ХХС это подсказывает.
 
И чисто эстетические ощущения от трансляции пресс-конференции РПЦ. Игуменья Ксения (Чернега): вся в черном, открыто только лицо, голос колючий, хоть сейчас в шахиды. Зал полон ряжеными казаками, какими-то ветеранами небесных баталий. Сапоги-нагайки. Вот это теперь будет вместо музея. Этого мы заслужили в XXI веке.
 
«Эй, женщина, у тебя волосы из-под платка выбились — а ну на выход, кощунница!»: где был музей — казак стоит».
 
Возможно, что-то изменит в резонансном событи петиция, которую подписали свыше 150 тысяч человек, либо митинг и акции протеста, которые проводят возле Исаакия активисты и горожане. Однако, помимо Исаакия в ведение РПЦ перейдет и еще одно здание, принадлежащее Российской Национальной Библиотеке. Почему-то об этом никто ничего не говорит. 
 
Журналист Константин Крылов пишет, что кроме Исаакиея жертвой падет и еще одно здание
 
«На улице, в домах, в Интернете, в личных переписках рядовых сотрудников в различных городских музеях, в том числе далеких от политики, выкладывают те или иные петиции о том, чтобы не передавать Исаакиевский собор РПЦ. Повторюсь, это делают массы. Самые обычные люди. Это участие в одиночных пикетах. Реакция простых людей — петиции. Пожалуй, это событие по своему общественному резонансу может сейчас сравниться с чередой скандалов последнего времени, связанных с «Зенит-Ареной», многострадальной доской Маннергейму, мостом Кадырова. Некоторые люди нервно реагируют на эту ситуацию из-за того, что видят в ней дальнейшее наступление РПЦ. Это достаточно болезненно для города, который в течение долгого срока терпел в качестве одного из самых известных депутатов господина Милонова, который ныне переехал в Москву. Для многих это именно наступление церкви на музей. Для других людей — это, даже если они сами воцерковленные, многие против, потому что по всей России существует огромное количество церквей, которые стоят и разрушаются. Ими РПЦ не интересуется, в то время как отремонтированная, приносящая огромный доход как музей, как смотровая площадка будет передана православной церкви. Люди видят в этом наступление на светскую жизнь и на светские учреждения. Есть протест против того, что РПЦ берет себе очень успешный туристический объект вместо того, чтобы заниматься полуразрушаемыми церквями. Здесь же еще, в общем-то, один подтекст у всей этой истории: уже очень-очень давно идет война вокруг передачи-непередачи церкви музея Арктики и Антарктики, который расположен в здании бывшей церкви на улице Марата. И вообще, довольно много собственности, которая ранее находилась у церкви в городе, которую могут передать, но которую занимают сейчас другие объекты, это также очень болезненно. Ведь уже передано здание Русской национальной библиотеки, одно из фондовых зданий также передали церкви. Новость появилась вместе с новостью об Исаакиевском соборе», – заявил BFM.ru Крылов.
 
Журналист Олег Козырев пишет о процессе передачи РПЦ музея следующее: 
 
"но сегодняшняя РПЦ не прекрасна, ежели бы она была прекрасна и замечательна, вот тогда можно было бы вернуть Исаакиевский собор"
 
ответ: личность собственника вообще не имеет отношения к вопросу. Право собственности незыблемо. Воровать нельзя. Вы можете быть плохим человеком – но неправильно вытаскивать у вас вашу ценность из кармана. Порошенко вам может не нравиться, но неправильно оккупировать часть Украины. Ювелир вам может не нравиться, но нельзя бить витрину его магазина. Красть нельзя. Как бы давно кража ни была совершена.
 
"но Исаакиевский собор и не принадлежал церкви"
 
ответ: я рад, что вы читаете Варламова, но надеюсь вы историю не по Варламову учили. Конечно же сто лет назад не было НКО, ООО, ЗАО и прочих придуманных в последние годы форм собственности. Все практически в нашей стране принадлежало царю. И верующий царь на средства верующих людей построил религиозное сооружение для верующих. Не галерею, не больницу, не музей, а собор. Царь был частью церкви (и важной ее частью, т.к. считался Помазанником). Так что до большевиков Исаакиевский собор конечно же был частью православной церкви. Не старообрядческой, не обновленческой, а православной – той самой, которая сегодня называется Русская Православная Церковь.
 
"но ведь там музей!"
 
ответ: спасибо, что не антирелигиозный музей, как было вначале. Да, к сожалению в СССР в культовых зданиях много чего делали. Я сам работал на мультстудии, которой дали помещение церкви. Но потом все же вернули.
 
Это действительно проблема, причем такая, где хороших решений почти нет. Лучше по максимуму убрать все музеи из таких зданий, дать им другие помещения. А те музеи, которые органично и сутью своей привязаны уже к этому культовому зданию – для тех найти форму их работы, которая позволила бы и музею сохраниться и уважать право чужой собственности.
 
Но все же исходить надо именно из понимания того, что здание вообще-то было занято много лет назад и что нужно уважать права собственника.
 
"церковь плохо управляет имуществом"
 
ответ: государство тоже плохо управляет имуществом. Особенно чиновники времен Путина этим не славятся. Застраиваются заповедные территории, сносятся исторические здания, вместо реставрации идет уничтожение знаковых скульптур.
 
В долгосрочной перспективе собственник в любом случае лучше управляет имуществом, чем государство. Даже если собственник – общественная организация.
 
Но на практике да, я бы внес законы подобно японским или английским. В Англии собственник, владеющим историческим зданием, обязан содержать здание в определенном порядке, с серьезными ограничениями даже на мелкий ремонт и переделки. В Японии есть закон об охране культурного наследия и там охраняются не только предметы, но даже производства, технологии. Мастер охраняемой технологии фарфора, например, не имеет права нарушить технологию, даже если бы захотел. Подобные законы имеет смысл ввести и в России.
 
Но опять же это не отменяет обязанности возвращать украденное.
 
"а если вот совсем церковь не будет управлять правильно собором и он развалится?"
 
ответ: да, если бы был принят закон о котором я написал выше, государство имело бы право вмешиваться и ограничивать возможности собственника. Но не изымать имущество полностью, а ограничивать в правах пользования.
 
"но сама церковь застраивает наши парки и скверы?"
 

ответ: да, ваше право на собственность и на общественные пространства должно быть защищено так же, как я сейчас отстаиваю право церкви на Исаакиевский. Как вы не должны красть у церкви так и церковь не должна красть у вас. Как я и говорил – право собственности должно быть, наконец, защищено в нашей несчастной стране, где оно так долго попиралось».            

Фото: forum.0day.kiev.ua





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform