16+

Блогер Антон Носик объясняет, почему украинские журналисты одобрили запрет «Дождя»

16/01/2017

Блогер Антон Носик объясняет, почему украинские журналисты одобрили запрет «Дождя»

Пять украинских журналистов по просьбе «Новой газеты» прокомментировали решение властей запретить вещание телеканала «Дождь».


        Пять из пяти собеседников издания цензурный запрет одобрили. И это, в общем-то всё, что необходимо понимать про главную проблему Украины.

Там люди реально поддерживают цензуру северокорейского, туркменского, саудовского образца.
И поддерживают её не какие-то мифические правосеки, скачущие где-нибудь в Ивано-Франковске под транспарантом «Москаляку на гиляку», а журналисты демократической направленности, представители пятой власти, первые люди, от которых ожидаешь услышать слова против цензуры, за свободу слова, за плюрализм мнений — или хотя бы в защиту коллег из «Дождя» от идиотизма запретителей.

В этом — самая большая проблема нынешнего украинского общества. Они рассуждают о свободе, демократии, правах человека, считают себя Европой.

А в головах — тот же кромешный и беспросветный совок, что у Яровой, Лугового, Железняка.
Только наши-то клоуны ни секунды ни верят в то, что несут с думской трибуны.

Яровая совсем недавно шла по спискам «Яблока», Луговой служил на побегушках у Березовского, а Железняк помогал его партнёру по «ЛогоВаз News Corporation» Руперту Мёрдоку окучивать рынок московской наружки. Если завтра власть в Кремле переменится, мы увидим и Яровую, и Лугового, и Железняка в первых рядах борцов с тёмным прошлым. Просто сегодня их кормят другие лозунги.

А в/на Украине всё это очень серьёзно, искренне, от души. Никто не платит Мустафе Найему, Ивану Яковине, Виталию Портникову, Владимиру Федорину или Павлу Казарину за поддержку решений Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания.

Они совершенно искренне и от души вписываются за родное цензурное ведомство. Им нормально и радостно жить в обществе, где решение вопроса «что гражданам читать, смотреть и слушать?» делегировано безымянным госчиновникам.

Потому что сограждане — это несознательный скот, сами они не разберутся. Нужно специальное государственное ведомство, с запретительными полномочиями.

Людей в/на Украине вообще не смущает, что в той Европе, куда они будто бы стремятся, подобные запреты немыслимы. Не говоря уже о США или Канаде.

Они говорят: в Европе нет войны, а у нас — война, так что без цензуры нам не прожить. Но в Израиле война идёт без малого 69 лет.

И ни в одном из её эпизодов военная цензура не сыграла никакой сколько-нибудь существенной полезной роли. Эксперименты, разумеется, ставились, потому что в раннюю эпоху существования Израиля и советских людей, и просто пламенных сталинистов в руководстве страны хватало. Но все их цензурные эксперименты показали: в запрете гражданам Израиля читать те или иные новости или комментарии нет никакой пользы для обороноспособности страны и никакой помехи для её врагов. Единственная полезная форма цензуры во время любой войны — та, которая предотвращает утечку собственных секретов. А запрет своим же гражданам читать, смотреть и слушать иностранные СМИ — никакого отношения к нуждам военного времени не имеет. И Туркменистан, у которого Украина сегодня так восторженно учится, тоже не из-за войны эту практику ввёл.       

Антон НОСИК, фото: 
ridus.ru

 





3D графика на заказ







Lentainform