16+

Может ли патриарх отказаться от Исаакия

18/01/2017

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Вроде бы хорошо идет спецоперация «Подарим Исаакиевский собор патриарху». Но все-таки возможны последствия. Для патриарха, и для губернатора.


         Зачем Исаакий патриарху Кириллу? По основной версии – из-за денег. 
 
На самом деле – не деньги тут главное. Главное – доказательство крутизны.
 
В России крутизна измеряется недвижимостью. Если ты сумел поиметь недвижимость в приличном месте – то ты крутой. Если у тебя просто миллиард в оффшоре, а недвижимости в приличном месте нету – не крутой. 
 
Это на подсознательном уровне уже сидит. Поэтому Миллер башню с таким упорством напротив Смольного продавливал. Поэтому ректор СПбГУ Кропачев носится с новыми кампусами и старыми дворцами. Или ресторатор Пригожин с Елисеевским магазином. Или Зингаревичи с Конюшенным ведомством (эти, правда, обломались, то есть не сильно крутые оказались). 
 
И вот патриарх Кирилл решил, что тоже должен  продемонстрировать что-то в доказательство своей крутизны. Выбрал Исаакиевский собор. Доказал – может. 
 
Закавыка тут в том, что народу православному на такого рода крутизну наплевать. Народ это не ценит. 
 
Для народа надо бы патриарху другую историю демонстрировать. В принципе две основные линии поведения для церковных иерархов имеются.
 
Можно быть как папа Урбан. Или быть как папа Франциск.
 
Урбан II был неистовым папой. Объявил в 1095 году первый крестовый поход. И так ловко объяснил, с кем воевать надо, что народ в Европе жутко возбудился. И стал в крестоносцы записываться толпами  - даже женщины записывались, такой харизматичный этот Урбан был. 
 
А папа Франциск (нынешний папа, если кто забыл) – это другой путь понравиться населению. Демонстративная скромность и подчеркнутое нестяжательство. Поэтому Франциск с бомжами обедает и в общем автобусе с простыми кардиналами катается.
 
Франциском Кирилл быть даже не пытался – потому что жалко с часами и с «мерседесом» расставаться. А по пути Урбана пытался пойти. В защиту веры от кощунств Pussy Riot народ поднимал. Но неистовости Кириллу не хватило. 
 
То есть не совсем понятно, за что мы должны нашего патриарха Кирилла любить? Только по должности. Как депутата от «Единой России»?
 
И если вдруг окажется, что население патриарха не очень ценит, то непонятно станет, зачем такой патриарх нашей власти нужен. Она тогда и другого патриарха может найти – поскромнее или понеистовей. То есть митинги против передачи Исаакия РПЦ – они для Кирилла штука неприятная. 
 
И для губернатора Полтавченко она тоже нерадостная. Потому что чего ждет петербургский народ от губернатора? Что он его защищать от внешних нападок будет. И больше всего народу обидно, когда что-то петербургское Москве достается. А тут как раз такой досадный случай.
 
Говорят, больше всего губернатор Полтавченко хотел бы быть «славным парнем». Есть такой тип в классификацим руководителей. Они нескольких типов бывают: 
 
- руководитель – калькулятор, такой начальник демонстрирует необходимость всех контролировать,
- руководитель-тряпка, все забывает, никого не слышит, пассивно молчит,
- руководитель-славный парень, демонстрирует заботливость и внимательность. Со славным парнем невозможно бороться,
- руководитель-судья, никому не верит, всех обвиняет, с трудом прощает,
- руководитель-защитник. Демонстрирует снисходительность к ошибкам подчиненных. Не дает в обиду своих. 
 
Говорят, что губернатор Полтавченко не хотел отдавать Исаакий РПЦ. Но ему приказали. И он сдался. А до этого  мост именем Кадырова не хотел называть – но опять приказали. То есть ни защитника из губернатора не выходит, ни славного парня не вырисовывается. А вырисовывается образ тряпки. А это и неприятно, и обидно.
 
Все это дает призрачные надежды на иное решение вопроса по Исаакию. Если народ продолжит бурчать и возмущаться. Если патриарх забеспокоится, а губернатор воспользуется. А Путин подумает – ну и фиг с ним, с Собором. Не до него сейчас.         
 
ранее:










Lentainform