16+

5 самых громких приговоров 2016 года

02/02/2017

5 самых громких приговоров 2016 года

"Город 812" выделяет наиболее резонансные преступления, расследование которых закончилось в прошлом году вынесением судебного вердикта.


        «Трубное дело». Курьезное окончание

В 2016 году несмертельными приговорами закончилось знаменитое «Трубное дело». История с укладкой некондиционных тепломагистралей в Петербурге начиналась с победных заявлений МВД. Оно  заявило о разоблачении схемы, нанесшей бюджету СПб ущерб в 3 млрд рублей. Но экспертиза преступные огрехи трубоукладчиков оценила в сумму в 2200 раз меньше – 1,36 миллиона рублей. Это разница между стоимостью труб, которые должны быть проложены в окрестностях Гражданского проспекта, и фактически уложенными. Первоначальные обвинения в подмене новых коммуникаций уже использованными были сочтены ложными.

Бывших главу «Петрокома» Андрея Кадкина, собственника «Руструбпрома» Игоря Селиверстова, главу Управления заказчика Константина Мосина и его подчиненного Анатолия Хютти, а также топ-менеджеров «Петрокома» Алексея Муравьева и Сергея Жуковского приговорили к условным срокам и незначительным штрафам.

Оправдание искусствоведа

В мае 2016 года была оправдана искусствовед, специалист по русскому авангарду Елена Баснер. Коллекционер Андрей Васильев приобрел при некотором посредничестве Баснер картину Бориса Григорьева «В ресторане» за 250 тысяч долларов. Позднее эксперты признали ее поддельной. Васильев настаивал на злом умысле искусствоведа, получившей гонорар 20 тысяч долларов. Баснер говорила, что это не гонорар вовсе. И уж тем более не гонорар за экспертную оценку картины, в авторстве которой она действительно ошиблась. Ее аргументы перевесили. Оправдательный приговор вынес Дзержинский суд, Городской суд его поддержал.
Васильев заявил о подаче гражданского иска к Баснер  на 16 миллионов рублей. Но не хочет платить пошлину.

Убийство ректора лишилось заказчика

На свободу в ноябре 2016 года отпустили бывшего главу Госстройнадзора Московской области Василия Соловьева. Его судили с присяжными как вероятного заказчика убийства ректора СПб государственного университета сервиса и экономики Александра Викторова.

Викторов был застрелен 5 сентября 2012 года в Ягодном переулке Всеволожска. Исполнители убийства Макаров и Елисеев позже получили 9 и 13 лет колонии, соорганизатор Ковалев – 17.  Соловьева задержали в июле 2015 года.

Обвинение тщательно выводило образ папенькиного сынка (его отец был ректором ГУСЭ до Викторова), который из мести решил поквитаться с ректором наймом киллеров, и перестаралось. К концу судебного слушания даже посторонней публике не верилось в представленные прокуратурой доказательства. Присяжные в совещательной комнате почти не спорили. За оправдательный вердикт проголосовали десять человек из двенадцати. Соловьева выпустили из клетки.

Семья Викторова требовала с подсудимого 350 млн рублей. Во столько они оценили моральные страдания. В иске было отказано.

Если Верховный суд не отменит оправдательный приговор, Следственному комитету придется искать другого заказчика убийства ректора.

Первая судимость Павленского

Первую судимость петербургскому акционисту Петру Павленскому присвоила мировой судья Никитина за акцию «Свобода».

Павленский жег покрышки на Мало-Конюшенном мосту Петербурга 23 февраля 2014 года. Еще бил палкой о лист металла. Его обличителем выступила специалист КГИОП по гидротехническим сооружениям Юлия Харчилава, которая уверенно заявила, что мост действиями Павленского оскорбился. Поскольку он, мост, как живой.

Павленский довел процесс до абсурда, заплатив проституткам, чтобы они свидетельствовали против него. «Никакой он не художник, он же не рисует картины с ромашками, а его действия направлены против нравственности и морали», – говорили путаны, чем радовали подсудимого.

Судья согласилась, что «Свобода» – скорее вандальная выходка, нежели художественный акт, признала Павленского виновным, но в мае 2016 года он был освобожден от наказания по сроку давности. После этого акционист посидел еще немного по делу о поджоге двери ФСБ, а теперь артисты Театра.doc обвиняют его в избиении и сексуальных домогательствах. Акционист от греха и следствия подальше отбыл во Францию.

Как застрелить осведомителя

Петербуржец Дмитрий Демидов погиб в 26-м отделе полиции 11 ноября 2015-го. Пуля, выпущенная полицейским Андреем Артемьевым из табельного ПМ, попала в голову. К декабрю 2016 года Красногвардейский суд разобрался в истории: пьяный оперативник перекладывал пистолет из поясной кобуры в наплечную с досланным патроном и случайно нажал на спусковой крючок. Версия о том, что Артемьев под угрозой оружия выпытывал сведения у Демидова о совершенных преступлениях (это предположение по следам крови подтверждали эксперты), была сочтена несостоятельной. Суд признал, что какие-то моменты остались неясными, но так как все противоречия толкуются в пользу обвиняемого, дело со статьи 105 УК «Убийство» было переквалифицировано на 109-ю «Причинение смерти по неосторожности». Обвинение в превышении должностных полномочий суд снял полностью.

Прения отметились красноречием адвоката Зуева, защищавшего полицейского. Отсутствие умысла он объяснял железной логикой: если бы такой мастер, как Артемьев (до полиции служил в ВДВ), хотел душегубства, то попал бы в лоб, а не в ухо.

8 декабря опер получил 1 год и 9 месяцев. Сидеть ему, с учетом ареста, меньше года. Процесс породил горькую шутку: отныне известен алгоритм, как почти без последствий застрелить человека в отделе полиции.             

Александр ЕРМАКОВ, фото pixabay.com











Lentainform