16+

Почему статус главного художника Петербурга все время снижают

22/02/2017

Почему статус главного художника Петербурга все время снижают

Без скандала покинул Комитет по градостроительству и архитектуре (КГА) Александр Петров – главный художник Петербурга. Он проработал в городской администрации немногим более трех лет.


           – Было время, когда главный художник города был очень серьезной фигурой. Но год назад статус главного художника понизили  с заместителя председателя КГА до начальника управления эстетики и монументального искусства. Что самое ощутимое в этой потере?
– Сейчас главный художник занимается памятниками и вывесками. У него забрали благоустройство как элемент городского пространства.  Вроде бы мелочи, например, клумбы и газоны, скамейки.  Но это часть архитектуры, среда обитания, которая  ежедневно окружает петербуржцев. 

– Это действие рекламного лобби?
– Вряд ли, хотя его давление я ощущал все годы работы в КГА. Перенасыщенность рекламой и информационными вывесками остается самой сложной проблемой в оформлении города. Борьба с ними идет, но этот очень медленный процесс.

После многомесячной борьбы нам совместно с Комитетом по печати  и КГИОП удалось сократить количество рекламных конструкций с 14 до 9 тысяч. Сейчас схема размещения рекламных конструкций редактируется, и есть большая вероятность, что их количество под воздействием рекламных фирм снова увеличится. И это главная проблема городского благоустройства. 

– «Телевизоры», особенно на Невском проспекте, раздражают горожан. Почему их разрешают?
– Они пролезали без нашего согласования, их обосновывали социальной рекламой, важностью для МЧС и прочими красивыми  словами. 

– Что вы хотели сделать, когда вас назначили главным художником?
– Было много разных планов. Самые важные для всех петербуржцев – борьба с засильем вывесок и создание нового порядка установки памятников, особенно в центре.

– Чем не устраивал прежний порядок?
– Меня не устраивало появление монументов в обход существующей процедуры согласования и узаконивание объектов  задним числом. Мне казалось, что если  КГА подготовит «план монументальной пропаганды», включающий 10–12 памятников самым выдающимся петербуржцам-ленинградцам для  установки в историческом центре города и за бюджетный счет, то это остановит вал низкокачественной продукции. Сегодня производство памятников стало бизнесом, где самое важное – короткие сроки.  Напомню, что от объявления конкурса до установки памятников Кутузову и Барклаю-де-Толли прошло более восьми лет. А идея установки этих памятников около Казанского собора обсуждалась еще за 10 лет до конкурса. В итоге мы получили произведения, которые можно считать знаковыми символами исторического Петербурга.

Наверное, я был наивен, полагая, что план монументальной пропаганды позволит уменьшить количество «законных» памятников, отмечая только самых-самых достойных петербуржцев, и одновременно поставит заслон самострою. Ни того ни другого не произошло.

– Почему?
– Самострой находит множество объяснений, начиная от высокой политики. Что касается нашего плана, то он был сразу поддержан городскими властями. Но потом он начал жить своей жизнью уже без моего участия: расширение списка в несколько раз; интернет-голосование, в котором участвовало менее 10 тысяч человек, что крайне мало для 5-миллионного города. Но хотя бы какие-то берега обозначены.

Сейчас отделом монументального искусства КГА подготовлена адресная программа с конкретными адресами для 17 выдающихся личностей, утвержденных Общественной палатой Петербурга для установки за счет бюджета. Перечень находится на утверждении в городском правительстве.

– Работа художественной секции Градсовета, где вы были председателем, фактически сведена к консультированию. Все будет решать большой Градсовет. Это правильно?
– На мой взгляд, художественная секция должна иметь право решающего голоса. Как правило, мы по несколько раз обсуждали эскизы памятников, выезжали в мастерские, чтобы посмотреть модель, ездили на место будущей установки памятника. Все делалось для того, чтобы получить достойный Петербурга результат. После положительного решения художественной секции запускалась процедура принятия постановления городского правительства.

У Градсовета много важных архитектурных и градостроительных вопросов и нет времени на подробные обсуждения. А дискуссии нужны, город должен насыщать новые районы искусством и новыми формами благоустройства, а не ларьками.

– За три  года работы в КГА вы часто сталкивались с активностью Зураба Церетели по продвижению его творений в Петербург?
– Только однажды. В 2014 году в моем кабинете состоялось рабочее совещание, где мы отклонили предложение Церетели установить  галерею из 17 скульптур российских царей в парке 300-летия Петербурга. Прошлогодняя история с попыткой установки статуи Иисуса Христа прошла без моего участия. Однако в последнее время эта активность усилилась. Ходили слухи о переносе статуи Петра Великого, который установлен в центре Москвы на берегу Москва-реки в  Петербург.  

– Вернемся к вывескам. Если в бизнес-центре на Невском живет три десятка компаний, сколько должно быть вывесок?
– Одна. Если на Невском проспекте работает аптека, она же не выставляет на фасад  наименования всех продаваемых лекарств. Разрешена должна быть только вывеска бизнес-центра.

– Размер вывесок вас устраивает?
– В 1990-е годы была популярна «теория»: 10-процентное увеличение размера букв на столько же увеличит прибыль. Методом убеждения на разных площадках нам удалось уменьшить размер букв на вывесках. 25-сантиметровая буква хорошо видна с расстояния 70 метров. В городской среде приемлемы буквы до 45 см, хотя я всегда за уменьшение. 20-сантиметровые прекрасно читаются и не мешают друг другу.

КГА подготовлен эстетический регламент, в котором установлен максимальный размер букв – 40 см.

– Но пока продолжают появляться варварства типа вывески «Дель Мар» на Невском проспекте с метровыми буквами.
– Хозяева кафе готовы платить штрафы ради престижа предприятия. Значит, надо значительно повысить размеры штрафов, чтобы останавливать подобные желания.

– Каким должно быть городское благоустройство?
– В историческом центре не должно быть активного дизайна. Сейчас нужны только функциональные вещи – скамейки, урны, ограждения  и т.д. Все остальное – как временные объекты. Вспомним цитату из  «Гамлета»: одевайся во все самое дорогое, но скромно.  

Наши предшественники, в том числе в советские времена, хорошо поработали. Вспомните диваны-скамейки. Их портит только дурная мода сидеть на спинках. Полгода назад я придумал скамейку с такой спинкой, чтобы на ней сидеть было неудобно.

Необходима большая открытость городских конкурсов с привлечением новых независимых профессионалов и экспертов, дабы остановить протаскивание в победители своих друзей и знакомых.

– К благоустройству относятся номерные знаки на домах. Как вы относитесь к «парижским» номерным знакам, которые сейчас узаконены? Правильно ли копировать с французов?
– Эти знаки не вызывают у меня протестов. Как дизайн хорошей иномарки, хотя элемент плагиата от парижского проекта, несомненно, присутствует. Также у знака отсутствует какая-либо подсветка в вечернее и ночное время. Это явная недоработка дизайнера. Да и размещение их на фасадах зданий старого фонда оставляет желать лучшего, так как проводилось без участия специалистов КГА и КГИОП.            

Вадим ШУВАЛОВ








Lentainform