16+

Почему из Милонова сделали козла отпущения

01/03/2017

ГЛЕБ СТАШКОВ

Мне очень тяжело живется. У меня, как у царя, рабочий день ненормированный. И вот работаю я в один воскресный день. Мозг закипает. И решил я разгрузить голову. И включил телевизор, который не включал, наверное, месяц. И попал на Дмитрия Киселева. А Дмитрий Киселев ругал Милонова.


         И возникла у меня мысль. Обычно от просмотра телевизора мысли не возникают. А тут – возникла.

Я понял, как тяжело живется государевым людям. Которые служат и за страх и за совесть. По принципу «служить бы рад, прислуживаться тоже». Им живется даже хуже, чем мне.

При царе Алексее Михайловиче был Соляной бунт. Ну, повысили налоги на соль, она вздорожала, а народ взбунтовался.

Но царь, разумеется, не виноват. Виноваты другие. Которые не согласовали с Кремлем налог на соль.

И Алексей Михайлович велел казнить окольничего Плещеева, а потом окольничего Траханиотова.

А народу царь сказал:

- Очень я жалел, узнавши о бесчинствах Плещеева и Траханиотова, сделанных моим именем, но против моей воли; на их места теперь определены люди честные и приятные народу, которые будут чинить расправу без посулов и всем одинаково.

Народ успокоился. Народу, разумеется, приятно, что будут чинить расправу, но всем одинаково.

Мы живем совсем в другие времена. Во-первых, у нас никого не казнят. Во-вторых, вместо царя у нас к народу обращается «анонимный источник в Кремле».

Этот источник, как известно, заявил, что губернатор Полтавченко не согласовал с президентом передачу Исаакиевского собора церкви. Иными словами, губернатор совершил бесчинство «моим именем, но против моей воли».

По правде говоря, налог на соль с Алексеем Михайловичем согласовывали. Про Исаакиевский собор вы тоже все понимаете. Более того, понимаете, что установка на передачу шла именно из Москвы. И губернатор не просто согласовал, а выполнял приказ. Но когда народ бунтует, нужно найти крайнего.

Народ бунтовал не очень буйно. Поэтому губернатор Полтавченко, который, пожалуй, не меньше окольничего, не пострадал. И пока на его место не определены «люди честные и приятные народу».

Но еще парочка таких проколов, как с Исаакием, и анонимный источник в Кремле скажет, что с президентом никто не согласовывал даже самого Полтавченко, а не то что его решения. И тогда – «будут чинить расправу».

Народ бунтовал не буйно, но все-таки бунтовал.  Поэтому крайний нужен. И им стал депутат Милонов. Его пригвоздил к позорному столбу Дмитрий Киселев, а теперь и депутатская комиссия по этике им занимается. Проще говоря, депутата Милонова сливают. Потому что он не окольничий. А где-то на уровне подьячего.

Когда-то давно я работал в Москве. В аппарате партии «Яблоко», где сменилось начальство. В аппарате решили провести чистку. Поскольку аппарат был заподозрен в нелояльности к партийному лидеру.

А один человек возглавлял в аппарате комиссию по национальным вопросам. И он не хотел, чтобы его вычистили. Он решил выслужиться перед новым начальством. И вывесил на дверях кабинета табличку: «Председатель комиссии по национальным вопросам». У других нет табличек, а у него есть. Других выгонят, а его оставят.

А начальство увидело табличку и говорит:

- Вот первый кандидат на сокращение. Зачем нам комиссия по национальным вопросам? Какие национальные вопросы могут быть в «Яблоке»?

И человека уволили по сокращению штатов. Он хотел выслужиться, но не угадал. А главное – у него не оказалось покровителей.

С Милоновым – та же история. Он не угадал. Говорят, он зарвался. Переборщил, съехав на антисемитизм. Ничего он не переборщил. Он – как всегда.

Борьба с либералами? Он в первых рядах. Он же всегда в первых рядах.

А в Москве вдруг решили переиграть. Решили в истории с Исаакиевским собором пойти на попятную. И Милонов из цепного пса превратился в козла отпущения.

В тихом провинциальном Петербурге он был своим. И мог нести любую околесицу. А в Москве он чужой. И игра чужая.

Здесь он был ладьей, а там он – пешка. Которой пожертвовали уже на втором ходе. Как в королевском гамбите.

Юноше, обдумывающему житье, решающему, делать жизнь с кого, скажу, не задумываясь: не делай ее с товарища Милонова. И противно и хлопотно. И благодарности не дождешься.           

ранее:

Как Черненко из ловеласа превратился в генсека
Почему Кремль ошибается, делая ставку на молодых технократов
«Дональд Трамп отнял у нас самое дорогое...»
Разговоры из магазина: про покупки и про Булгакова
Про Исаакиевский собор и туристов, оскверняющих религиозные святыни











Lentainform