16+

Во сколько миллиардов обойдется чистое небо над Петербургом

22/03/2017

Во сколько миллиардов обойдется чистое небо над Петербургом

Петербург решил бороться за чистое небо. Так называется кампания по демонтажу электрических проводов и кабелей связи, которые протянуты над городом. По грубым подсчетам, общая протяженность надземных коммуникаций в Петербурге – 40 тысяч километров. Ровно один экватор.


         Городские активисты давно говорили, что от проводов в небе пора избавляться – они оставляют город без красивых панорам. Движение «Красивый Петербург» в 2014-м провело анкетирование: выяснилось, что 68 процентов подписчиков к проводам относятся негативно и только 25 – нейтрально. «Конечно, демонтаж проводов мы предлагали в ходе комплексной перестройки центра, – говорит глава «Красивого Петербурга» Красимир Врански. – Главным в том проекте был пешеходный Невский – летом, на один день в неделю. Потом мы узнали, что город закупает троллейбусы с увеличенным автономным ходом, и подумали, что хорошо бы пустить их как раз по Невскому: тогда с него можно будет убрать троллейбусные провода – троллейбус будет проезжать центр на аккумуляторе, а выезжая за его пределы, снова подключаться к проводам. Но основная проблема, конечно, кабели связи. Тут тоже понятно, что делать: провести инвентаризацию – выяснить, кому какой кабель принадлежит, работает ли и можно ли его упрятать под землю».

Воздушная паутина состоит на 50–60 процентов из кабелей связи, причем пятая часть из них уже «мертвые», неиспользуемые. На 20–25% – контактных проводов «Горэлектротранса» и на 20% – проводов и подвесов для лампочек «Ленсвета». Остальное – времянки «Ленэнерго», сети экстренного оповещения МЧС и кабель радиотрансляционной сети, но он, во-первых, тонкий, во вторых, высоко, и пейзаж почти не портит.

В Москве небо стали избавлять от проводов в ходе программы «Моя улица» – это когда расширяли тротуары, клали плитку и тогда же уложили под нее кабели связи. На сайте проекта выставлены фотографии полусотни облагороженных улиц в центре Москвы. Каждый желающий может сравнить снимки со старыми фотографиями улиц на «Яндекс. Панорамах» и увидеть, что проводов над головой стало меньше, но их и так было не слишком. В 2012 году о необходимости избавиться от проводов в небе говорил губернатор Полтавченко. И вот в 2017-м проект «Чистое небо» заработал в пилотной зоне: для нее выбрали Московский, Невский, Измайловский и Каменноостровский проспекты. Смольный сам вызвался оплатить расходы по переносу воздушных сетей связи под землю. Где возможно – город разроют (кстати, колодцы для кабелей связи положено делать каждые 50 метров), где не получится – запаяют все в один кабель максимальной емкости, которого хватит на всех операторов. По подсчетам, один такой кабель заменит двадцать оптоволоконных линий, то есть сделает небо в 20 раз чище.

Провайдеры заявили, что сами не прочь поучаствовать в наведении порядка. Они не сомневаются, что после пилотной зоны проект распространится на весь центр, но опасаются, что дальше весь процесс перемещения сетей ляжет на их плечи. Лишь бы этот порядок не стали наводить без их ведома, сабельными ударами и тотальными запретами.

– «Ростелеком», который монопольно владеет подземными коммуникациями, воспользуется ситуацией, и не успеете вы оглянуться, как получите Интернет за 700 рублей в месяц и практически без техподдержки. Потому что большая часть провайдеров уйдет, и «Ростелекому», формируя ценовую политику, не придется оглядываться на конкурентов. Он, условно говоря, будет говорить клиентам то же, что и советские продавцы: вас много, а я одна, – говорит Дмитрий Петров, создатель Альтернативного объединения операторов связи (АООС).

– Разве «Водоканал» не предлагал провайдерам воспользоваться своей канализацией?
– Предлагал на таких экономически невыгодных и технически неисполнимых условиях, что мы даже не стали слушать. Дешевле все-таки идти на поклон к «Ростелекому», который в свою канализацию пускает, но делает это долго, дорого и не везде. Раньше его никто не регулировал, потом появилось постановление о недискриминационном доступе: вроде бы оно запрещало чинить другим провайдерам какие-то препятствия, но там осталась лазейка, позволяющая закрывать часть канализации на неопределенный срок, если этого требуют какие-то собственные нужды. Вот не захочет «Ростелеком», чтобы другие провайдеры приходили в жилмассивы в Кудрове, он закроет каналы на целый квартал хоть до 2020 года, и объяснений требовать бесполезно. Ладно, в Кудрово и другие новые районы они сами прокладывали траншеи, но в черте города подземная сеть досталась им просто по приватизации. В общем, при обсуждении любого стороннего подключения и составлении технических условий там неизменно присутствует коммерческий отдел, который следит, чтобы интересы «Ростелекома» не пострадали. Кроме того, «Ростелеком» может закрыть доступ к коллектору на несколько дней, если проходят какие-то важные праздники: Новый год, Экономический форум или Олимпиада в Сочи. Повторяю: в Сочи! А коммуникации закрывают у нас.

– А сами проложить каналы вы не можете?
– Три миллиона рублей за километр? Нет, не можем. Даже если мы скинемся с двадцатью другими операторами и сделаем коллектор с 20 трубами в одной траншее – есть такая возможность – это все равно кошмар. Во-первых, в земле просто нет столько места, особенно в центре. Во-вторых, траншея – это только половина расходов, перенос сетей потребует еще столько же денег.

АООС еще в прошлом году подсчитал сумму, необходимую для переноса сетей всех 180 провайдеров: от 2 до 5 миллиардов рублей. На сайте Ростелекома вывешены расценки на использование канализации: 22 тысячи – за подачу заявки, 45 рублей за метр при составлении технической документации. Плюс НДС – 18%. Значит, одна подземная линия длиной в километр обойдется в 80 тысяч – только за бумажки. Работы, как ни странно, дешевле: 35 рублей за метр, все вместе – 115 тысяч. Протяженность подвесных сетей связи около 20 тысяч километров минус 20 процентов «мертвых». Итого: 16 тысяч км – по 115 тысяч рублей за каждый – на выходе за прокладку кабеля получаем почти два миллиарда рублей. Дальнейшие расходы связаны с арендой канализации – около 5000 рублей за километр в месяц – и с расходами по демонтажу воздушных проводов.

Понятно, что хуже всего придется маленьким провайдерам, у которых нет денег для вложения в инфраструктуру.

– Чтобы очистить небо, нужно одно волевое решение, одна команда сверху. А пока у нас каждый комитет – по связи, по транспорту – выступает со своими возражениями, – заявил глава петербургского отделения партии «Родина» Андрей Петров, баллотировавшийся в 2014 году на пост губернатора. Борьбу за чистое небо называл одним из приоритетных своих направлений, приводя в пример индийский Мумбаи, где компания Siemens взялась модернизировать электроснабжение. – Если губернатор велит «Ростелекому» оказывать другим провайдерам всяческое содействие, они подчинятся, я думаю. Впрочем, мелочные интересы провайдеров, которые пекутся только о себе, меня мало занимают. Город в основном портят троллейбусные провода, которые крепятся к растяжкам, а растяжки к фасадам. Так что в первую очередь надо перевести общественный транспорт на газ. Нам не нужны автономные троллейбусы, их все можно заменить автобусами с гибридным или газовым двигателем. После ликвидации троллейбусов можно заняться троллейбусными парками, в которых пропадают огромные мощности: их можно превратить в своеобразные электроподстанции. Подключить к электроснабжению любой объект в городе стоит запредельных денег: потому и появляются эти нелегальные кабели, которые тянутся по небу к ларькам и магазинчикам. От них тоже надо избавляться.

Представителям «Горэлектротранса» позиция Петрова не понравилась. Троллейбусы с увеличенным автономным ходом тестировали в городе весь прошлый год. Такая машина может проехать на аккумуляторе до 30 километров. Так уж получилось, что один из инициаторов «Чистого неба» – глава Комитета по информатизации и связи Иван Громов – осенью возглавил Петроградский район. Там же тестировали новый троллейбус – он ездил от «Петроградской» до нового стадиона, но те, кто поспешил объявить Петроградский район зоной, свободной от проводов, поторопились.

– Автономные троллейбусы планируется использовать в Красносельском и Приморском районах, где новые кварталы уже построили, а маршруты транспорта к ним еще не проложили, – сказала пресс-секретарь «Горэлектротанса» Дарья Тимофеева. – Например, по Ленинскому проспекту три троллейбуса идут до проспекта Героев и разворачиваются, а дальше два полузастроенных квартала остаются без транспорта.

Известно, что в центре есть несколько не эксплуатируемых линий контактных проводов – например, на Большой Монетной улице, но «Горэлектротанс» не спешит от них избавляться.

– Во-первых, – говорит Тимофеева, – они иногда используются в технологических целях: если троллейбусы перегоняют из одного парка в другой. Во-вторых, «не используется сейчас» – не значит, что не будет применяться в дальнейшем: мало ли, на параллельных улицах будет ремонт и все маршруты придется перекраивать. Рельсы на Троицком мосту тоже несколько лет пролежали без применения: по ним ездил один музейный трамвайчик. Но в октябре мы запустили старый маршрут № 3 – от площади Репина до Финляндского, и он оказался весьма популярен. В-третьих, как уже сказано, новые троллейбусы нужны в новостройках.

Свой компромисс предложил урбанист Александр Минаков. Демонтаж проводов он одобрил, а московскую программу «Моя улица» раскритиковал:

– В столице, как известно, все уничтожили, не успев создать новое. В том числе троллейбусные маршруты: вместо них пустили дизельные автобусы: некомфортные и вредные для города. Я не помню, чтобы где-то в Европе вдруг стали бы уничтожать троллейбусное движение и подвесные уличные фонари: просто так, чтобы очистить небо. В любом случае, автономные троллейбусы надо тестировать хотя бы год, позволить им ездить под проводами, не подключаясь к ним, и только потом, убедившись, что наш климат такой езде не помеха и аккумулятор выдерживает, провода потихоньку снимать. Потом стоит заняться электрокабелями, которые нелегально переброшены к павильонам и рекламным щитам. Щиты скоро будут демонтировать, потому что они полезной функции не несут. Ну а с ларьками надо разбираться: легально ли они стоят и правильно ли подпитываются. Возможно, такой ларек лучше, чем дымящая автолавка. Но на рыночных, так сказать, площадях, где работают ярмарки воскресного дня, где эти ларьки действительно нужны людям, можно установить небольшие станции питания, чтобы каждый передвижной ларек мог подключаться к тамошней розетке.

Провода «Ленсвета» – электрическая подводка и подвесы для лампочек – это та часть паутины, от которой пока непонятно как избавляться. Известно, что в городе пущен по воздуху 4431 километр кабеля, а еще две тысячи километров проложены под землей. Любой проект по наружному освещению в парке или в новом квартале составляется с учетом того, что кабель будет проложен в земле, а не по воздуху.  Но там, где все уже обустроено, никто не станет ничего переделывать: мачты освещения невозможно установить повсеместно – хотя бы потому, что тротуары в центре узкие.

Поэтому рассчитывать на то, что через пару лет в Петербурге небо без проводов будет, крайне наивно.              

Нина АСТАФЬЕВА











Lentainform