16+

Как провести выборы президента России весело и с интригой

23/03/2017

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Жутко мучаются самые умные люди страны, как же сделать так, чтобы выборы президента прошли в 2018 году весело, с интригой, давкой у урн и правильным результатом. То есть так, как и положено проходить выборам нашего президента в нашей демократической, но духовной стране.


          Одни умные люди придумали перейти на корпоративный принцип – чтобы выборные штабы были на предприятиях, и прямо директора отвечали за явку, результаты и прочее. Другие придумали выборы передвинуть с начала марта на его конец  – что это дает, непонятно, но надо же было что-то предложить.

Третьи реализуют программу «Оттепель» – кое-кого отпускают, а кое-кого милуют. Четвертые воплощают программу «Антиоттепель», потому что известно, чем оттепели заканчиваются. 

Это, кончено, неправильно. Что оттепель и антиоттепель идут в параллель. Это еще суфии знали. С помощью притчи доказывали. Будучи судьей, мулла Насреддин никак не мог установить, кто виноват: ответчик или истец, и решил обоих наказать палочными ударами. Совершив эту процедуру, судья облегченно вздохнул:

– Теперь моя совесть чиста – виновный наверняка не избежал кары.

Суфийский вывод: должна быть или всеобщая милость, или всеобщее наказание. А если смешивать оба варианта, то введешь население в ступор, и оно вообще ни на какие выборы не пойдет.

В общем, очень много сил тратится, чтобы президента в четвертый раз мы выбрали с таким желанием, с каким не выбирали в первые три.

Странно, но никто не вспомнил опыт американца Брайана Муллани. Будем считать его теорию нашим вкладом в четвертую избирательную кампанию Путина.  Так вот, этот Муллани стоял практически перед такой же проблемой, что и Кремль сейчас. Только Кремль должен собрать еще больше голосов. А Муллани хотел собрать еще больше денег.

Бизнесмен Муллани в какой-то момент жизни решил заняться благотворительностью, организовал фонд, стал оплачивать детям из третьих стран пластические операции на лице – понятно, только тем, кто в этом нуждался, то есть все у него было по-честному. Для операций нужны были деньги. Муллани их достаточно ловко собирал. И  собрал миллиард долларов. Что очень много – практически столько же, только в процентах поддержки, имеет президент Путин. Но и Путин считает, что может собрать  больше. И Муллани тоже так подумал.

Муллани стал размышлять над психологией тех, кто дает деньги. И понял, что дарителей должна жутко раздражать неоднократность просьб о пожертвованиях. Известно, что в Штатах  человек, однажды сделавший пожертвование, получает в среднем еще 18 новых письменных просьб в год. Это в теории фандрайзинга считалось правильным. Потому что привлечение новых доноров – трудная задача. И если уж какой донор попался в сети, то надо записать его во все базы, не отпускать на свободу и забрасывать новыми предложениями.
Муллани решил, что даже самых больших альтруистов это должно сильно нервировать. И с этим надо что-то делать. Придумал стратегию «Один раз – последний раз».

Он стал рассылать людям такие письма: «Сделайте всего одно пожертвование – и мы никогда больше не будем обращаться к вам с такими просьбами».

Результат оказался впечатляющим: адресаты, получившие «одноразовые» обращения, в два раза чаще делали первое пожертвование, чем те, кто получил обычные просительные письма. И давали денег на 12 процентов больше, чем обычно. Муллани собрал на 46 процентов больше, чем при традиционном методе сбора.

Таким образом, если Владимир Путин прямо сообщит народу, что выберется в 2018 году в последний раз, то может собрать на 46 процентов голосов больше, чем раньше. Потому что грех не воспользоваться такой прекрасной возможностью в последний раз проголосовать за Путина.             

ранее:


Какую пользу можно извлечь из выборов Путина
Три версии про Макарова и один вывод про Шойгу
«У власти Петербурга стоят даосы»
Может ли патриарх отказаться от Исаакия
«Президентство Путина должно делится так: на время с лабрадором Кони и время без лабрадора»











Lentainform