16+

Политолог - о том, какая мысль будет главной в голове Путина после 2018 года

29/03/2017

Политолог - о том, какая мысль будет главной в голове Путина после 2018 года

Экономист Сергей Алексашенко отмечает две проблемы для Владимира Путина, одну из которых надо решить до 2018 года, другую в следующие шесть лет.


Кремлевские политтехнологи уже какое-то время ломают головы над тем, с какой программой может пойти Владимир Путин на следующий президентский срок. Не думаю, что у них много, как говорил Остап Бендер, «плодотворных дебютных идей», – считает Алексашенко.

Закручивать гайки лозунг непопулярный. Экономическое процветание обещать сложно, не наступив на горло своей внешнеполитической песне.

Борьба с коррупцией опасна своими непредсказуемыми последствиями, того и гляди попадет в сети крупная рыба типа «димон»; не то, чтобы на него кто-то специально будет охотиться, просто таких димонов много, и все они одним лыком шиты.

Лозунг «со мною было хорошо, поэтому дайте еще порулить» – звучит слишком цинично, особенно для молодого поколения, которое никого другого и не знает.

Не знаю, какое решение примет кремлевский синклит, и гадать на эту тему не собираюсь. Но мне кажется, что я знаю, какая мысль будет главной в голове действующего российского президента – мысль о том, а что будет после мая 2024-го?

Кремлевские мудрецы ужу озвучили тезис о том, что это будет последний президентский срок Владимира Путина. Возможно, он еще и сам не до конца с этим согласен, и возможно, какая-то группа людей разрабатывает возможные сценарии того, как он сможет сохранить свою власть. Здесь в дело может пойти и покрывшееся мхом Союзное государство России и Беларуси – почему-бы не перезапустить его, избрав Путина президентом, а Лукашенко- вице-президентом? Или еще проще – присоединить Беларусь по крымскому сценарию, только всю сразу, чтобы некому было «права качать» в международных судах.

А можно провести очередную «рокировку», отдав Дмитрию Медведеву кремлевский кабинет, но забрав у него пост руководителя «Единой России», которая станет партией парламентского большинства и добьется назначения своего премьер-министра, руками которого Путин и будет управлять страной. Можно, на крайний случай, и Конституцию поменять, сняв лично для Путина на всенародном референдуме ограничение в виде двух сроков. Может быть и такое.

Но, если предположить, что заявление о «последнем сроке» не было самодеятельностью, то вопрос о преемнике, несомненно, станет главным вопросом следующих шести лет. Только не надо ждать ярких сцен и публичных спектаклей. Это Борис Ельцин в поисках преемника менял премьеров и вице-премьеров с пугающей частотой. Владимир Путин будет вести эту работу по-другому, в привычном ему стиле «спецоперации», когда крайне ограниченный круг людей вокруг него будет понимать его замысел. А остальные должны будут ловить сигналы и довольствоваться слухами и намеками.

С каждым днем эта задача будет увлекать его все сильнее и сильнее. Никакие другие проблемы не будут его беспокоить больше, чем наивный вопрос – кто после меня? Кому доверить то, что создавалось с таким трудом?  И сможет ли этот избранник сохранить то, что получит в наследство?

Владимиру Путину предстоит мучаться и держать в тайне ответ на вопрос, кого же он выбрал. Потому что, как только он об этом объявит, то его реальная власть будет   сдуваться, как воздушный шарик на морозе. А, ведь, именно этого – потери власти – российский президент опасается больше всего.

Представляете, какими содержательными для страны будут эти шесть лет?











Lentainform