16+

Почему быть собакой хорошо, а человеком – не всегда

31/03/2017

ГЛЕБ СТАШКОВ

Лучшие умы города уверяют, что в стране наступает оттепель. А по мне – времена всегда меняются только к худшему.


         В прошлом созыве петербургского Заксобрания Комитет по законодательству возглавлял депутат Милонов. И он предлагал закон против догхантеров. А в этом созыве Комитет по законодательству перешел к депутату Четырбоку. И он разработал закон против домашних животных.

Мудрый депутат требует запретить котам жить в подвалах и на лестницах. По этому поводу уже удачно сострили, что коты, как правило, неграмотные и не смогут ознакомиться с текстом закона.

Я человек маленький. Прямо скажем, обыватель. У меня есть собака. Поэтому я, извините, про собак.

«Для всех собак предполагается регистрация, а также процедура мечения», – говорит депутат Четырбок.

Наверное, если в принципе, так регистрация – это правильно. Собственно, у моей собаки имеется «Международный ветеринарный паспорт». Но мы же знаем, в какой стране живем.

Собак обяжут носить регистрацию при себе и предъявлять ее сотрудникам полиции по первому требованию. А при отсутствии регистрации будут забирать в полицию для выяснения личности.

Мой Ллойд родился в Ленинградской области. Дадут ли ему постоянную петербургскую регистрацию? Или только временную?

От слов «процедура мечения» у меня и вовсе мороз по коже. Я бы предпочел метить депутатов. Указывать контактный телефон и партийную принадлежность. Чтобы, если потеряется, можно было передать владельцу.

Я смотрел фотографии с митинга на Марсовом поле. Люди меня не удивили – в петербуржцах я был уверен. Меня удивили фотки с собаками. Они стоят среди митингующих  – спокойные, добродушные, полные достоинства. Истинные петербуржцы.

Полгода назад я смотрел фотки, как депутатам нового созыва вручали мандаты. У меня не было такого ощущения.

Меня ни разу в жизни не кусали собаки. А люди били морду довольно часто. И довольно сильно.

Несколько раз я встречал собак, на которых мне хотелось надеть намордник. Депутатов, которые вызывали то же желание, я видел гораздо чаще.

Собака ворует со стола, но не из бюджета.

Собака может спать с хозяином, но с чужой женой – никогда.

Ни одна собака не бросила человека из-за того, что он мало зарабатывает.

С собакой гуляешь, а с людьми уходишь в загул.

Собака какает во дворе, а люди – в душу.

Кстати, по поводу какашек. Никогда мне не предъявляли претензий, что моя собака не там какает. Ни разу.

Мне предъявляли обратные претензии. Что моя собака мешает людям какать в неположенном месте.

У нас в Купчине летом люди испражняются в кустах. Затихарятся и гадят. А Ллойд как учует – рвется с поводка и громко лает.

– Уберите собаку, – гневно кричат люди со спущенными штанами.

И такая претензия слышится в их голосе, будто мы с Ллойдом по меньшей мере оскорбили их религиозные чувства. Покусились на святое. Прервали культовый ритуал.

Честно скажу, мой Ллойд не очень хорошо воспитан. Поэтому я хожу с ним гулять по черной лестнице. И еще одна старушка водит собаку по этой же черной лестнице. Там всегда нагажено. И это – работа людей, а не собак. Совершенно точно.

Прежде чем предъявлять претензии собакам, хорошо бы сперва посмотреть на себя.

В конце концов, собак заводят по любви, а депутатов – всего лишь по требованию Конституции.          

ранее:

Как в России даже феминизм превращается в пародию
«Те, кто думают, что в путинской России возможна революция, пусть поучат историю»
Почему из Милонова сделали козла отпущения
Как Черненко из ловеласа превратился в генсека
Почему Кремль ошибается, делая ставку на молодых технократов








Lentainform