16+

«Пока Ходорковский там в Лондоне сидит, я должна тут за него с омоном драться?»

11/04/2017

«Пока Ходорковский там в Лондоне сидит, я должна тут за него с омоном драться?»

Неожиданно высокий процент молодежи среди участников протестных акций 26 марта был даже более удивительным, чем неожиданно большое число их участников вообще.


           Все принялись строить теории по этому поводу и, в общем, пришли к выводу, что участие в митингах стало модной темой, а селфи с них – прекрасной картинкой для соцсетей. При участии социолога Марии Мацкевич «Город 812» провел исследование настроений молодых участников акций протеста.

Мы провели фокус-группу, на которую пригласили 10 человек, вышедших на митинг 26 марта. Возраст участников – от 16 до 22 лет, молодые люди и девушки представлены поровну.  Никто, за исключением одного человека, не входит ни в какие политические или молодежные организации и не является активистом каких-либо движений.

Мы хотели понять мотивы участников, услышать их рассказ, их собственные аргументы. Результаты лишь отчасти соответствуют принятым представлениям о роли молодежи в этой акции протеста.

Фактор мобилизации

Главным фактором, мобилизовавшим молодежь, был все-таки фильм «Он вам не Димон», который сопровождался призывом Алексея Навального выйти на акцию протеста и задать власти вопросы о фактах, изложенных в фильме. Поскольку иначе власти отвечать на них отказываются.

Все участники фокус-группы  смотрели этот фильм. Как правило, они являются подписчиками канала Навального на YouTube. Наиболее активная часть видела и предыдущие фильмы.

Никаких других блогеров, чьи призывы могли бы мобилизовать молодежь выйти на этот митинг, участники фокус-группы не назвали.

«Само видео меня не удивило. Фильм про Чайку был даже круче. К тому, что чиновники воруют,  все привыкли. А прокурор-рейдер – это сильно. И собаки на собственных самолетах – сильно. Премьер-жулик на этом фоне – не так. Но накипело. Плюс после тех фильмов не устраивали митинги. Плюс я еще учился, и было чем рисковать».

«Серьезно заниматься видео Навальный стал недавно. Почему на Чайку не было такой реакции? Потому что канал на YouTube еще не был раскручен и расследование по Чайке было в основном текстовым. Молодежи это не так интересно. Хотя я читал».

«Я посмотрела фильм, и сразу же после него было следующее видео, с призывом на митинг. Загуглила и нашла группу ВКонтакте, оттуда – информацию о месте и времени. Регулярно слежу за Навальным с момента фильма про Чайку».

«В новостной ленте прочитала, что собираются запретить митинги по всей стране. И так я о них узнала».


С Навальным, но не за Навального

К самому Навальному отношение не совсем однозначное. Его видят как эффективного критика власти, но не как потенциального руководителя. По крайней мере, пока. Сомнения вызывает отсутствие опыта и программы действий. Многие участники говорят, что, хотя с удовольствием вышли на организованный Навальным митинг, не готовы однозначно голосовать за него.

«Я не умаляю его заслуг как организатора акции, но то, что я туда пошла, не значит, что буду за него голосовать».

«Если смотреть на работу ФБК – это большая работа. Но если смотреть на обещания человека, никогда не бывшего у власти: я тоже могу много чего обещать».

«К Навальному у тех, кто вышел 26-го, много вопросов. Важен конкретный повод, ради которого мы вышли».

Вместе с тем Навальный – безусловный лидер общественного мнения. Ни Ходорковский, ни тем более Явлинский не вызывают интереса. Они вряд ли смогут вывести молодежь на улицы.

«Пока Ходорковский там в Лондоне сидит, я должна тут за него с омоном драться?»

«Если будет больше информации – зачем идем, почему идем, больше мемасиков – то пойдут. Важно, что у Навального было объяснено: митинг не санкционирован, но это незаконно. То есть мы правы».
.
«У Ходорковского нет репутации, а участие в митинге Навального – это оценка его поступательной работы. Мы пошли не выбирать Навального в президенты. Мы вышли по его призыву против коррупции».

Они не были у Исаакия

У многих Марсово поле 26 марта стало первым митингом – не только у старшеклассников, которые прежде не участвовали в политической жизни в силу возраста, но и у их чуть более старших товарищей. Здесь, опять же, важен фактор Навального. Который сумел через Интернет донести информацию о митинге до молодежи. Часть участников фокус-группы говорили, что не участвовали в протестных акциях раньше, так как боялись репрессий, а теперь, закончив школу, стали более свободны.

Митинги против передачи Исаакиевского собора РПЦ, организация которых принципиально отличалась от организации митинга 26 марта, не привлекли внимания молодежи. Хотя на фокус-группе многие и говорили, что вообще это, конечно, важная тема.

«Я не был на митинге за Исаакий, потому что не знал, где и когда все будет».

Они пришли не гулять и не хвастаться

Распространено мнение, что для молодежи участие в митинге стало формой культурно-массового досуга, своеобразным модным ивентом, об участии в котором надо рассказать как можно большему числу друзей, выставляя в соцсетях селфи с протестных акций. Участники фокус-группы, однако, говорят прямо противоположное.

Во-первых, почти все они приходили на митинг или по одному, или небольшими группами – никаких массовых походов  целыми классами «за компанию». Во-вторых, большинство не выставляли фотографии с акций в открытый доступ и вообще не склонны обсуждать свое участие со сторонними людьми, в том числе в школе или вузе. Главным образом об этом говорят с единомышленниками. Круг единомышленников – это иногда друзья, иногда  родители.

«Я рассказывал о Марсовом поле в узком кругу. Остальные бы не поняли».

«Я пропустил из-за этого пару, пришлось объясняться с преподавателем. Рассказал ему правду, он ожидаемо не понял – стал говорить, что Навальный шпион и подкупает детей».

«У нас сложилось компания, в которой можно перекидываться такими фотками и картинками, – человек 6».

«Я практически ни с кем это не обсуждаю. Единственный, с кем могу поговорить – отец. Он меня поддерживает».

«Все мы когда-то были болотом. Ты живешь и живешь – а потом находится какой-то человек, который вовлекает тебя в это».

«Мои родители инструктировали меня, что делать, если меня в автозак уведут».


Они не пользуются вашим Фейсбуком

Главной социальной сетью для участников фокус-группы является «ВКонтакте», хотя с фильмом «Он вам не Димон» большинство знакомилось на YouTube-канале Навального. Facebook не пользуется популярностью. Телеграм-каналами пользуется меньшинство, но сам мессенджер стоит у всех. На Марсовом поле 29 марта именно через телеграм-канал организаторов осуществлялась координация: куда встать, чтобы не пересекаться с митинговавшем тут же НОДом, просили слезть с памятника и т.д. При этом связь работала плохо: то ли ее глушили, то ли сети были перегружены.

«У всех есть «Телеграм», у кого не было – тот поставил. Это самый безопасный метод коммуникаций, потому что «ВКонтакте» сливает всю информацию ментам. Когда нас задержали, многие ребята заметили, что менты заходили на их страницы под их паролями. Говорят, что «Телеграм» имеет самую лучшую защиту».

«У меня Дуров (Павел Дуров – создатель «ВКонтакте» и «Телеграма». – А.М.) вызывает доверие. Когда он возглавлял «ВКонтакте», он отказывался предоставлять властям доступ к личным данным пользователей. Сейчас он делает «Телеграм», и ему можно доверять».

«Через «ВКонтакте» информация распространяется лучше. Facebook – это такая интеллектуальная тусовка, а «ВКонтакте» много людей разных взглядов».


Мемы и большинство

Фильм про Димона – главный, но не единственный фактор успеха акции 26 марта. У нее были яркие символы – мемы, которые, будучи по своей природе явлением Интернета, сплотили интернет-поколение в реальной жизни. «Мем» – это образ или фраза, получившая распространение в Интернете, где начинает жить своей собственной жизнью в картинках, афоризмах и сленге. В данном случае главным мемом была уточка – на «секретной даче Медведева», обнаруженной Навальным, есть пруд с небольшим домиком, который был обозначен как «дом для уточки». Уточка разошлась множеством карикатур, анекдотов и вышла на улицы в виде плакатов, воздушных шариков и игрушек. Еще одним мемом стали связанные шнурками кроссовки – с кроссовок начинается фильм-расследование Навального об имуществе Медведева.

«Но это не значит, что все пошли по фану. Мемы – это форма подачи материала. Но сама тема не смешная: коррупция».

Еще одним мобилизующим фактором стало ощущение, возникшее у потенциальных участников акции, что их будет много. В официальной группе петербургского штаба Навального «ВКонтакте» было более 11 тысяч человек, которые собирались выйти на акцию. Широкое распространение самого фильма (более 17 миллионов просмотров только в YouTube) и его обсуждение также создавало ощущение, что «ты не один».

«Я мог бы выйти на митинг, организованный Ходорковским. Буду смотреть по группам в соцсетях. Если будет много народа, то пойду. Если совсем мало, то лучше не выходить».

Про Путина и Медведева
 
Медведев оказался крайне удачным объектом для мобилизации молодежи. К Путину у участников фокус-группы отношение сложнее.

«Со мной в отделении полиции был парень, который, когда его допрашивали, говорил, что он против коррупции, но Путину доверяет. Может, конечно, он так специально ментам врал, но получалось у него очень убедительно».

«Медведев – это безопасная фигура, которая позволила людям выйти. Против Путина не было бы страшно, но расценить могли по-другому».


Можно ли их запугать?

Многие участники фокус-группы понимали, что могут быть задержаны, и готовились к этому. Троих из них действительно задержали. Обещания Навального отсудить для каждого задержанного в ЕСПЧ компенсацию при этом никаким мотивирующим фактором не было. Это воспринимается скорее как приключение.

«Сразу была набрана смска «меня задержали» – чтобы быстро отправить, если телефон отберут».

«Я взяла с собой термос».


«Все читали в Интернете инструкции, как себя вести при задержании».

Задержаний, автозаков, судов никто не боится. Хотя и есть примеры, когда участники аналогичных митингов на Болотной получили большие тюремные сроки, – видимо, для современной молодежи это было давно и «не у нас». А вот отчисление из школ и вузов – это реальная угроза. К таким угрозам относятся по-разному. Для кого-то они побуждающий фактор, для кого-то – останавливающий.

«У меня были знакомые, которые не пошли на митинг, потому что им сказали: кто пойдет – отчислят из института».

«У нас в школе двоих одиннадцатиклассников отчислили за то, что они ходили на Русский марш. Не знаю, как это сделали юридически, но, в общем, их перевели в школу рангом пониже. Поэтому, пока я училась в школе, я не ходила на протестные акции».


Ожидания и результаты

Акция 26 марта ожидаемо не привела ни к каким результатам. Медведев не был отправлен в отставку. Расследование фактов, изложенных в фильме, не начато. Но участники фокус-группы считают, что их протест был успешным.

«Для меня самым показательным были фотографии Медведева в понедельник-вторник, как будто человеку месяц было плохо. Вы видели его лицо после митингов? Это стоило того, чтобы посидеть в автозаке 2 часа. Да, он останется премьером еще год или больше – но это было круто!»

«По реакции власти, по количеству задержанных – мне кажется, нам удалось их напугать».

«Мне надо было почувствовать, что я могу, что у меня есть влияние на ситуацию. Было впечатление, что я – часть силы, которая имеет влияние. Вообще я боюсь толпы  – мне кажется, я упаду и меня затопчут. Но здесь такого страха не было».

«Я вышла потому, что хотела узнать, что мне скажет власть про материалы этого расследования. Я понимала, конечно, что они не признаются. Но думала,  придумают более изощренные оправдания. А они просто сказали: это брехня».

«Никто и не  ожидал, что его снимут. Мы хотели показать, что  мы есть. Мы имеем право говорить и власть нас боится»
.               

Антон МУХИН








Lentainform