16+

Что такое петербургская мода

20/04/2017

Что такое петербургская мода

Два-три раза в год СМИ сообщают о Неделях моды в Петербурге. Сюжеты на телеканалах, фотографии моделей в журналах создают впечатление, что модной индустрии в городе неведомы кризисы и светская тусовка только и мечтает, как бы купить новые шедевры петербургских дизайнеров. На самом деле все не так. «Город 812» попытался разобраться: что происходит в модном бизнесе, и вообще – есть ли мода в Cеверной столице.


          Борьба за дефиле

Первая Неделя моды – «Дефиле на Неве» –  прошла в 2000 году. Ее основательницей была Ирина Ашкенадзе. Многие отмечают ее сумасшедшую энергию и фанатизм в создании дефиле как культурного явления. «Город мне  сначала не помогал, – говорит г-жа Ашкенадзе. – Я понимала: буду я – будет «Дефиле на Неве». Не буду – не будет и его». Все ведущие дизайнеры города стремились попасть в участники.

«»Дефиле»  появилось, когда все верили, что к нам поедут байеры и дизайнеры из Европы, начнут покупать наши вещи, – рассказывает Стас Лопаткин. –  Мы делали коллекции, соблюдая сезонность, на каждом показе демонстрировалось до 40 коллекций (для сравнения: сегодня на официальной Санкт-Петербургской неделе моды  их набирается от силы 10. –  А.М.).

«Мы заявили, что «Дефиле» может быть инструментом, который позволит профессиональному сообществу работать по профессиональным законам», – рассказывает Ирина Ашкенадзе. По ее словам, тогда дизайнеры не знали элементарных вещей:  что такое договор, не слышали про сертификаты, вообще существовали сами по себе… За четырнадцать лет существования «Дефиле» прошло 28 раз.

Три года назад свою помощь  в организации Недели г-же Ашкенадзе предложил холдинг Fabric Fancy, выпускающий собственные коллекции.  «Мне они показались симпатичными ребятами,  – рассказывает Ирина Ашкенадзе. – Но в течение полутора-двух лет случилось то же самое, что в сказке про лубяную избушку». Новые партнеры, по ее словам, сделали все, чтобы стать полновластными хозяевами: прибрали к рукам все  соцсети и сайт «Дефиле», уволили команду Ашкенадзе, даже собирали на нее компромат. В итоге она отказалась от сотрудничества с Fabric Fancy,  но так как марка «Дефиле на Неве» была зарегистрирована на нее, то бывшим компаньонам г-жи Ашкенаде пришлось придумать новое название. Так появилась официальная Неделя моды Санкт-Петербурга (St Petersburg Fashion Weeк).

Отношение к SPbFW в профессиональном сообществе неоднозначное: от «вау-вау» до «непонятно что это».  Первая оценка дается теми, кто  принимает  в ней участие, вторая  – теми, кто близко к ней не подходит. Основатель Aurora Fashion Week   Артем Балаев сказал «Городу 812», что  организаторы SPbFW «имитируют развитие индустрии».

Состоявшиеся дизайнеры называют более реальные причины неприятия. «Это частная Неделя моды, – говорит Стас Лопаткин. – Она принадлежит  Fabric Fancy,  и на ней эта компания пиарит свои вещи. Они приглашают молодых дизайнеров лишь по той причине, что без них она похожа на болото». Елена Бадмаева выразилась более сдержанно: «Она нужна, как площадка для молодых дизайнеров, но для развития моды она не играет никакой роли».

«Какая Неделя моды без имен? – задала  вопрос Елена Бадмаева, и сама ответила. – Это выставка народного хозяйства». Предложила спросить у организаторов: почему в ней не участвуют известные петербургские дизайнеры.

Когда мы спросил об этом президента и генерального директора SPbFW Константина Лукина, то он  заверил, что  у них «показывались практически все ведущие дизайнеры Петербурга». И большое значение, по словам Лукина, его неделя имеет для молодых дизайнеров, правда, из тех, кто чего-то добился впоследствии, назвал только Галину Дрозд с ее брендом Metrikа.

Сколько еще модных показов в Петербурге

Основателю и генеральному продюсеру Aurora Fashion Week   Артему Балаеву повезло больше, чем Ирине Ашкинадзе, – он остается бессменным руководителем своего детища. Его проект недели моды был поддержан в 2010 году спонсорами (холдингом «Адамант»), а попечительский совет возглавила тогдашний вице-губернатор Алла Манилова.  Цели  были заявлены исключительно патриотические: поддержка модной индустрии в Петербурге.

 Состав участников формировался из дизайнеров, которые регулярно создавали сезонные коллекции. Участие дизайнеров в Aurora Fashion Week,  в отличие от «Дефиле на Неве», было бесплатным.  Артем Балаев, как и Константин Лукин, утверждает, что в ней принимали участие «все ведущие дизайнеры города» плюс иностранцы (Давид Кома, Том Браун, Мэрика Трансу). После 2014 года участие заграничных модельеров стало проблематичным.

Некоторые дизайнеры называют проект Балаева в большей степени светским мероприятием, чем показом коллекций. «Если бы это было так, – удивляется Балаев, – то почему мы интересны прессе?  Aurora Fashion Week сложно назвать непрофессиональным мероприятием. Другое дело, что такие мероприятия не могут существовать без работающей индустрии. К сожалению, в Петербурге ее нет.  Более или менее интересные дизайнеры уехали в Москву, где больше рынок, а в Питере очень низкая покупательская способность дизайнерской моды».

Вероятно, поэтому, или по другой финансовой причине, с 2014 года Aurora Fashion Week проходит раз в год. Сам г-н Балаев объясняет это нежеланием имитировать деятельность. По его словам, сезонность в моде стала анахронизмом, и мировые дизайнеры уже не готовят  две коллекции в год.

В этом году «Аврора»  решила круто поменять направление. «Мы решили уйти  от дизайнерской моды, – говорит Артем Балаев. – И не планируем к ней возвращаться. Нас больше интересует уличные мода и культура».

Еще одно модное городское мероприятие – театрализованное представление «Ассоциации» – проходит с 2009 года в Музее-заповеднике «Царское Село». «Изначально мы задумали создать особый повод для посещения Екатерининского парка, – рассказала директор музея-заповедника Ольга Таратынова. –  Исходили из того, что дизайн одежды, мода – составная часть культуры, а творчество модельеров органично вписывается в музейную среду». Известные петербургские дизайнеры создают для «Ассоциаций» коллекции  на заданную музеем тему, а показы проходят в Екатерининском и Александровском парках. Это скорее шоу-дефиле для туристов, несмотря на то что на подиуме показывают коллекции мастеров.

Периодически в городе появлялись и другие Недели моды – то в торговом центре, то в ресторане, то в ночном клубе. Как правило, проходили они один раз. Иногда, по рассказам дизайнеров, скучающие жены состоятельных предпринимателей заказывают дизайнеру коллекцию,  оплачивают ее пошив, и все это ради того, чтобы после показа выйти на подиум для аплодисментов публики и фотографий в журналах.

Откуда деньги на Недели?

Если Ирина Ашкенадзе не скрывает источники финансирования «Дефиле на Неве» (спонсоры, взносы участников и несколько сот тысяч рублей от Комитета по культуре) и называет сумму бюджета мероприятия (3–4 миллиона рублей),  то ни один из организаторов других Недель моды не сказал нам о бюджете, сославшись на коммерческую тайну. Известно, что основным спонсором SPbFW  в последние годы выступает Министерство промышленности и торговли России, его баннеры украшают подиумы. Также организаторы SPbFW  постоянно благодарят за поддержку вице-губернатора Сергея Мовчана.

Замминистра промышленности и торговли России г-н Евтухов отмахнулся от ответа «Городу 812», а пресс-служба вице-губернатора Мовчана поручила подготовить ответ Комитету по развитию предпринимательства и потребительского рынка.   Ответ был  похож на отчет, из него можно сделать вывод, что поддержка организаторам SPbFW  оказывается больше моральная: «Давайте, давайте, ребята!»

Артем Балаев уверяет, что  никогда не обращался за помощью к госструктурам.

Как приходят в моду

Одним из самых заметных участников прошлогодней SPbFW был бренд WEIRDo.  Его сооснователь Илья  Малиновский рассказал «Городу 812», как он, по образованию экономист,  решил попробовать себя в модном бизнесе: «Первоначально была банальная идея – обогащение. В одной из компаний познакомился с дизайнером по одежде Ириной Игрушкиной. У нее бурлили идеи, но ей не хватало команды и возможностей осуществить  их». Малиновский и его друзья нашли такую возможность,  потратив свои сбережения на ткани и пошив. «Сшить сегодня достаточно просто, для этого не нужно иметь станки – есть производства, где все сделают по вашим лекалам и эскизам, – уверяет Илья Малиновский. – Было немного страшно, так как мы инвестировали сами в себя». В ноябре 2015 года WEIRDo организовало показ своей первой коллекции  в  Анненкирхе.   Записи этого показа  в ютюбе увидел один из владельцев «Синдиката моды» и пригласил их для участия в Неделе. «Участие в ней платное, – рассказывает Илья, – денег у нас на это не было, выручил грант – 150 тысяч рублей от господина Кондрушенко, благодаря ему участие получилось бесплатным».
 
По мнению Ильи Малиновского, сегодня в Петербурге осталось одно модное событие, сделанное профессионально, с расписанием – SpbFW: «Даже если она и на уровне детского утренника, то с годами станет расти. В Петербурге выше концентрация творческих людей, чем в Перми или каком-то Краснодаре».

Он очень доволен дальнейшей судьбой коллекции. По его словам, в прошлом году первая коллекция (300 единиц) была распродана на 90 процентов (при цене от 3,5 до 22 тыс. руб). Владельцы бренда отдавали  вещи в магазины, успешно шли продажи в Интернете, особенно через Инстаграм: «Мы не только вернули все вложенные деньги, но и получили прибыль».

«Сегодня мы находится в стадии переосмысления, и новую коллекцию покажем осенью,  – говорит Малиновский. –  Мы не хотим останавливаться. Сознание того, что двести человек в городе носят наши вещи, показало, что есть что-то важнее денег».

Где продаются

В городе не так много магазинов, которые продают одежду петербургских дизайнеров. Модельеры с именами продают свои коллекции в своих Модных домах.  Только в Freedom представлен существенный ассортимент петербургской моды – более 60 процентов от всего ассортимента. Как рассказал «Городу 812» основатель компании Freedom Team Дмитрий Тимуршин: «Мы уделяем внимание и тем, кто выпускает небольшие партии». Многие иностранные покупатели, по его словам, интересуются вещами, сделанными петербургскими модельерами.

Зачем столько дизайнеров?

В Петербурге есть несколько вузов, где учат на дизайнера одежды. Но  модельеры пожаловались «Городу 812»,  что качество выпускников оставляет желать лучшего. «Они ничему не научены», – говорит один. «Все хотят быть модельерами. Но их научили только рисовать эскизы», – поддерживает второй. «Они не умеют шить», – выносит приговор третий. «Очень многие молодые грешат тем, что шьют некачественно, – подтверждает четвертый. –  Выглядит интересно, а сшито некачественно. Сделано на коленке».

По словам руководителя кафедры дизайна костюма Художественно-промышленной академии им. барона Штиглица Ларисы Королевой, на курс набирают семь человек в год. «Все наши выпускники состоялись в дальнейшем», – утверждает она, называя имена Александры Шадриной, Евгении Малыгиной, Павла Филатова. Особенную гордость вызывает в академии Давид Кома: сейчас он живет в Лондоне, имеет свой Модный дом, у него одевается  Леди Гага.

Институт дизайна костюма Университета промышленных технологий и дизайна выпускает в год 70 дизайнеров. Как рассказал «Городу 812» директор института, 80 процентов выпускников трудоустраиваются по специальности – работают помощниками дизайнеров в Модных домах. Из состоявшихся дизайнеров он называет  Ольгу   Малярову, Максима Соколова (одевает ведущих фигуристов России, начиная с Плющенко), Елизавету Одиноких и  Егора Сопова.

Елена Бадмаева 15 лет руководила кафедрой костюма в Экономическом университете, но назвать имена своих учеников, ставших более или менее известными дизайнерами, не смогла. «Но они все трудоустроены», – уверяет она.

Никто из состоявшихся дизайнеров не смог назвать «Городу 812» имена молодых дизайнеров, чьи работы им нравятся и за чьим творчеством они следят. Все  кивали головами – дескать, много чего интересного появляется, – но запоминать новые имена нет времени и необходимости. При этом основательница бренда Satinn Татьяна Данилова считает, что дизайнеров в городе становится больше и существует большая конкуренция.
Стас Лопаткин, чьи костюмы в прошлом году приобрел Эрмитаж, считает, что показы стали более концептуальными. «Но концепт еще не одежда, – говорит он. – Чтобы появилась одежда, нужна технологическая база».

«Мне кажется, причин для волнений нет, – говорит он. – Молодые не наступают нам на хвост. Да и работы хватит всем, и ничего плохого в том, что мы будем толкаться локтями, нет. Чем больше претендентов, тем больше народа направит свой взгляд на отечественную моду».

Есть ли мода в Петербурге?


В мнениях о существовании петербургской моды городские дизайнеры разделились: большинство мастеров с именем считают, что моды в Петербурге нет, оставшиеся верят, что есть.

Согласны все только в одном: моды как индустрии нет. «Она есть в Москве, – говорит Стас Лопаткин, – А в Петербурге – стиль». «В таком городе, как Петербург,  не может не быть моды», – не соглашается с ним Анна Овчинникова. Елена Бадмаева уверяет, что в петербургской моде  определенный стиль есть, но он не может развиться без рынка.

Молодые дизайнеры смотрят на процесс более оптимистично. Юлия Косяк считает, что молодежная мода в Петербурге ей интересна: «Молодежь всегда лучше всех чувствует настроение времени».

О вкусах петербуржцев дизайнеры отзываются некритично. Директор по развитию F3 Studio Юлия Фомичева говорит, что в Петербурге очень много приезжих, поэтому столько смешения, но подавляющее большинство жителей Петербурга предпочитают лаконичные образы и неяркие тона в одежде. А Елена Бадмаева говорит, что в Петербурге есть свой стиль,  и он в качестве вкуса.

Основательница бренда Satinn Татьяна Данилова считает, что   люди привыкли к стандартным брендам и дешевым ценам, а дизайнерская одежда стоит дорого. «До кризиса было повеселее, – говорит она. – Сейчас идет импортозамещение, но особых улучшений я не вижу. Только цены выросли на фурнитуру и ткани».

Основатель Aurora Fashion Week  Артем Балаев заверил «Город 812»,  что та мода, которую мы знали в 90-е и 2000-е годы, умерла, это связано  с развитием средств производства и   коммуникаций. «Сообщество талантливых дизайнеров останется и будет иметь свой круг почитателей, но это сложно будет назвать индустриальным развитием, потому что сегодня в мире одежда выпускается гигантскими тиражами, и девушки в Москве, Шанхае и Лондоне одеваются одинаково».

Для кого работают Модные дома

Стас ЛОПАТКИН, дизайнер:

– Мои клиенты в основном люди творческие. У них необязательно может быть  профессия, связанная с театром или телевидением. Главное – что к своей одежде они подходят творчески.  Чаще всего я сам предлагаю им варианты пальто, костюма или платья, но в процессе  примерок они делают свои замечания, и я замечаю, как они относятся к тому, в чем хотят показаться в обществе.

В клиентской базе моего Модного дома  200–300 человек. Некоторые заказывают вещи один раз в год, другие – два и более. Есть такие, кто носит мои вещи по десять-пятнадцать лет.

Ежегодно выпускаю   две – иногда три –  коллекции,  в каждой 60–80 экземпляров. Это могут быть  мужские костюмы, пиджаки, юбки, платья, верхняя одежда.

Я не был бы  против массового производства своей одежды, но в таком случае необходимо соблюдать определенные технологические процессы и придется искать более дешевый вариант фурнитуры, что снижает качество  одежды.

Я с восторгом отношусь к современной молодежной моде. Мне нравятся подогнутые джинсы и короткие носки для кроссовок.

Мода – это когда большинство одето так или иначе, и следуют ей чаще всего люди от 20 до 30 лет. Если человек не хочет стареть, то он старается одеваться более современно. Кстати, возраст легко можно определить по прическе у женщины или по брюкам у мужчины. С годами у любого человека определяется свой стиль: женщины становятся консервативнее в прическах, а мужчины склонны к классическим брюкам. Например, стиль можно заметить у Михаила Боярского по его знаменитым шляпе и пилотке.

Мода всегда меняется, и в этом нет ничего плохого. Она должна существовать.               

Андрей МОРОЗОВ








Lentainform