16+

«Соколовский сделал себе карьеру как Pussy Riot, молодец мальчик»

11/05/2017

«Соколовский сделал себе карьеру как Pussy Riot, молодец мальчик»

Блогер Руслан Соколовский, обвиняемый в оскорблении чувств верующих и экстремизме после публикации в интернете видеоролика о ловле покемонов в Храме-на-Крови, признан виновным. За свой поступок он получил 3,5 года условно. В Сети обсуждают судебный прецедент и оценивают его последствия.


       «Буквально у всех радость, что называется, со слезами на глазах, потому, что все очень нервничали и переживали», — рассказал адвокат блогера после оглашения приговора

Блогер Руслан Соколовский, ловивший покемонов в храме Екатеринбурга, получил 3,5 года условно. Суд не нашел отягчающих обстоятельств в деле Соколовского, учел положительную характеристику на блогера, данную его матерью, а также тот факт, что сам он во время процесса попросил прощения у верующих и пересмотрел совершенные им действия. Также суд предписал блогеру удалить все видеоролики, фигурирующие в деле, и запретил участвовать в массовых мероприятиях.

До вступления приговора в силу Соколовский будет находиться под подпиской о невыезде. Ранее гособвинение требовало приговорить блогера к 3,5 годам колонии общего режима. По результатам экспертизы суд признал Соколовского виновным в возбуждении вражды, оскорблении чувств верующих и незаконном обороте специальных технических средств — ручки с видеокамерой.

Сам блогер заявил журналистам в суде, что на данный момент он считает условный срок почти оправдательным приговором. «В целом доволен, что остаюсь на свободе», — сказал Соколовский.

На приговор приехало множество представителей СМИ. В зал суда, как пишет Znak.com, смогли попасть только операторы, остальные смотрели видеострансляцию в одном из кабинетов суда. Приговор, который, как сразу стало понятно, будет обвинительным, зачитывала судья Екатерина Шопоняк.

«Верх-Исетский районный суд города Екатеринбурга Свердловской области, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по обвинению Соколовского Руслана Геннадьевича, установил: в период времени с 20 мая 2013 года по 2 сентября 2016 года Соколовский, поддерживающий экстремистские взгляды на почве личных националистических взглядов, а также взглядов по отношению к религии, отдельным социальным группам, совершил ряд умышленных преступлений, используя зарегистрированную персональную страницу в социальной сети, а именно совершил действия, направленные на возбуждение ненависти, либо вражды, на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, отношения к религии, равно принадлежности к какой-либо социальной группе публично, с использованием информационной, телекоммуникационной сети Интернет. Кроме того, публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу, совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих. Кроме того, незаконно приобрел специальное техническое средство, предназначенное для негласного получения информации».

Адвокат Руслана Соколовского Алексей Бушмаков назвал условный срок «безусловной победой». «Я считаю, что условное наказание в современной России это оправдание по сути», — сказал защитник Business FM. Он не скрывал радости от исхода дела, сказав, что «очень рад и доволен», и его клиент. «Мы очень все рады. Приговор был встречен аплодисментами в коридорах суда. Буквально у всех радость, что называется, со слезами на глазах, потому, что все очень нервничали и переживали», — так описал Бушмаков царившую по окончанию процесса атмосферу.

Пока защита не решила, будет ли обжаловать приговор. По закону апелляционное представление в вышестоящий суд может подать и прокуратура, которая настаивала на реальном сроке в три с половиной года для подсудимого. Алексей Бушмаков добавил, что блогер решил на время взять паузу и приостановить свою деятельность. «Соколовский много раз говорил, что пока возьмет паузу и подумает о смысле того, то он делает», — сказал адвокат.

Условный срок Руслану Соколовскому также прокомментировал директор портала «Православие и мир», протоиерей Александр Ильяшенко.

«К тому, что приговор смягчили, мне кажется, нельзя не относиться положительно, потому что одно как бы из основных положений христианства — милосердие выше правосудия. Лучше человека помиловать, лучше приговор ему смягчить. Что же касается этого наказания — но ведь у нас, мне кажется, просто не разработана правовая сторона подобных поступков, и нужно очень тщательно, взвешивая за и против, разработать какую-то адекватную меру пресечения. Потому что, конечно, это какая-то распущенность, неуважение к верующим, к их традициям, даже не то, что к чувствам. Представьте себе, что он бы ловил покемонов в синагоге. Интересно, какая бы была реакция? Или в мечети? Заметьте, православные храмы открыты для всех. Почему можно платить такой неблагодарностью и превращать храм — место молитвы — в место какого-то развлечения? Пусть тихо, пусть он никого даже не тронул и особо не заметил, но это само по себе ненормально».

Мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман, комментируя Business FM приговор, заявил, что не считает его победой блогера. Политик осудил решение суда и процесс в целом:

«Я думаю, что создан очень опасный прецедент. Я считаю, каждый теперь должен посмотреть свою библиотеку — нет ли у него в библиотеке атеистической литературы — Емельяна Ярославского, Зенона Косидовского, Лео Таксиля и других. Это очень подлая история, а началась она с доноса журналиста. Включилась система. Можно было ограничиться общественным порицанием. Создали очень опасный прецедент. Это очень плохо. Приговор обвинительный, нелепо обвинительный, очень плохо скроенный, не выдерживающий никакой критики. Это плохая история».

Руководитель Центра стратегических исследований религии и политики современного мира Максим Шевченко считает, что суд мог бы остановиться на штрафе и не делать рекламу для блогера.

«Можно в таких случаях не давать уголовное наказание, а ограничиваться штрафами и, там, двухнедельными работами за хулиганство, вот и все. Приговор я считаю чрезмерно жестоким. Не важно, что дали условное, это уголовное наказание, которое висит над человеком, и судимость у него есть. Я не считаю, что он совершил уголовное преступление. Мне кажется, что это, условно говоря, его шалость. Потом на суде он оправдывался своими взглядами. Практически его преследуют за взгляды. Не надо просто в церковь тоже, конечно, вторгаться так, как он это сделал. Теперь он будет очень известным, в том числе в ЕС. Сделал карьеру мальчик, как Pussy Riot».         

Фото: mk.ru 










Lentainform