16+

Что можно сделать с испорченной ремонтом улицей Репина

17/05/2017

Что можно сделать с испорченной ремонтом улицей Репина

В условиях кризиса управления Петербургом опасения вызывает всё: и когда ремонт не делают, дожидаясь саморазрушения здания, и когда его начинают делать. И когда благоустройства годами не дождаться, и когда городская власть, засучив рукава и швыряя деньги, за него принимается. История улицы Репина – идеальная иллюстрация этого тезиса. Репин при жизни был удачлив, а вот улице его имени хронически не везет.


           Новейшая история улицы Репина, что на Васильевском острове, началась в январе 2015 года, когда СПб государственное казенное учреждение «ГКУ «Дирекция транспортного строительства»» объявило открытый конкурс на «выполнение проектной документации на ремонт объекта «ул. Репина от Среднего пр. до Румянцевской пл.» для нужд Санкт-Петербурга». Цена контракта 496 593 руб. (из бюджета РФ).

К нужному сроку заявку не подала ни одна фирма. Срок продлевали еще дважды, но желающих все равно не оказалось. Возможно, все дело в том, что наши архитекторы и художники не умеют пользоваться сайтом госзакупок http://www.gov-zakupki.ru/, и о конкурсе никто не узнал, а организатор конкурса никого не приглашал. То есть проект ремонта улицы в результате конкурса не появился.

И тогда началось второе действие: конкурса на выбор подрядчика не было, и на сцену неведомым образом в качестве подрядчика вышло ООО «Дормет» (генеральный директор М. Малхасян) и занялось ремонтом улицы Репина, который привел к большому скандалу городского масштаба. Причина скандала оказалась простой: улицу ремонтировали, однако не было не только АРЗ – архитектурно-реставрационного задания, но хотя бы какого-то архитектурного проекта. По существу это новое слово в строительстве – ремонт без проекта. Среднеазиатов прислали – и они начали что-то делать.

Единственный документальный след – это календарный план по ремонту улицы, который появился лишь к декабрю 2015 г. (был утвержден зам. директора по ремонту «Дирекции транспортного строительства» А. Самарьяновым), когда работы уже заканчивались, а все, что можно было испортить и погубить на ул. Репина, «Дормет» уже погубил и испортил. Подробнее об этом документе чуть ниже, пока же надо объяснить, почему ремонт, сделанный среднеазиатскими товарищами, мобилизованными «Дорметом», погубил эту уникальную улицу, уголок старого Петербурга XVIII – начала ХХ века. Не случайно здесь снимали 23 фильма. Не буду перечислять все славные имена, назову только три: в доме 15 жил архитектор В. Стасов, в доме 19 – Ф. Достоевский, в доме 21 – Георгий Жженов, а в доме 14 – Таня Савичева. Из 45 домов два являются памятниками федерального значения, а еще 23 – вновь выявленными объектами, всего 56% особо ценных домов.

Здесь сохранилась правильная конструкция диабазового покрытия, так называемый панцирь в виде папоротника. Если посмотреть на вертикальный разрез, то можно увидеть, что самый нижний культурный слой – это булыжная мостовая времен Петра I, т.е. начала XVIII века. А уже над ней положена диабазовая брусчатка, уложенная так, что напоминает панцирь черепахи, то есть с таким расчетом, чтобы вода стекала и собиралась по бокам. Для этого диабаз выкладывался двумя линиями с каждой стороны, большие камни («буханки») образовывали канавки – водостоки. В них вода собиралась и затем по каменным лоткам сливалась. В эти же водостоки поступала вода из водоотливов от домов. Кроме того, фундаменты и первые этажи зданий с обеих сторон улицы предохранялись с помощью гидроизоляции.


Что можно сделать с испорченной ремонтом улицей Репина


В реальности же «Дормет» выковырял все булыжники петровского времени и увез их в неизвестном направлении, причем, согласно смете за уничтожение булыжной мостовой, представляющей историко-культурную ценность, фирма еще и получила деньги. При этом они диабаз вывезли, а вместо него привезли гранитные кубики, которые уложили ровно, без покатости, поэтому покрытие мостовой не выполняет защитную функцию, чтобы вода попадала в водостоки и сливалась. Помимо того что сами гранитные кубики уложены ровно, испорчен рисунок покрытия (правильный рисунок диабазового покрытия сейчас можно увидеть на участке между Большим пр. и Румянцевским садом). Исчезли и каменные лотки-водостоки на обочинах мостовой, а гидроизоляция фундаментов зданий была уничтожена. Задача была вывезти диабаз и заработать на укладке гранита, точнее, показать, куда ушли деньги, 48 миллионов. Естественно, тротуарные плиты не дают ощущения XIX века, это просто вульгарный современный ремонт.

В результате вода стала скапливаться на плоской мостовой, подвалы сырые, вода поднимается по стенам, штукатурка отваливается, стены гниют. На фотографиях видно, что уничтоженную гидроизоляцию попытались заполнять бетонными деталями, но это всего лишь маскировка, гидроизоляцией это не является. Очевидно, что люди, которые все это сотворили, не понимали, что они погубили исторический облик улицы Репина. А что касается КГИОПа, то он об этом не знал и это не согласовывал, а когда в конце 2015 года поднялся шум, КГИОП на это никак не отреагировал, потому что у улицы нет охранного статуса и мощение (материал, рисунок) законом не охраняется. Зато отреагировал депутат Ковалев, и «Дормет» привез исторический диабаз обратно, но гранитные кубики тоже остались, потому что вернуть диабаз в полном объеме было уже невозможно. Поэтому мостовую они сделали  на один метр уже. Депутат Ковалев это заметил и стал требовать, чтобы мостовой вернули прежние габариты.

Особо следует сказать об упомянутом календарном плане – единственном доступном документе, демонстрирующем деятельность ООО «Дормет». Ширина улицы колеблется в пределах от 5,5 м до 6,3 м, длина на указанном участке – 775 м, площадь работ на первом этапе (половина длины, примерно 370 м) составила 2096,23 кв. м. Общая сумма, указанная в итоговой графе календарного плана, – 48 424 532, 46 руб.

При этом сама смета, как пояснил мне архитектор Дмитрий Лагутин, президент Фонда возрождения русских городов, имела крайне упрощенный характер, едва ли не условный. Такие сметы составляют для среднеазиатских товарищей, которые ремонтируют ванную комнату. Без технических деталей: площадь, цена за квадратный метр, и получается какая-то сумма. Здесь не участвовали сметчики, поэтому и называется не сметой, а календарным планом. Скажем, в разделе «Проезжая часть мощение» указана «укладка геотекстиля», площадь 2096,23 кв. м, срок – с 22 октября по 11 ноября 2015 г. Геотекстиль укладывается под песок, чтобы песок не проседал и мостовая не продавилась. «Не видел я этого текстиля, уложенного на всей площади в 2096 квадратных метров, которые и составляют кусок улицы, который подвергся ремонту, – подчеркнул Лагутин. – Сейчас, когда там начинают вскрывать трубы и менять системы, все рушится, и улица продавилась. А самое главное – не была сделана гидроизоляция. Я ее и в смете, вошедшей в календарный план, не нашел».

– Так это что – фиктивная смета? – спросил я Лагутина.
– Смета более чем фиктивная, потому что позиции в смете подогнаны под сумму. Потому что работы на сумму не более 50 миллионов КГИОП может согласовывать без Москвы. Поэтому все было подогнано под эти 50 миллионов, причем ремонт улицы разделили на две части, чтобы заработать два раза по 50 миллионов.

– И что в итоге?
– В итоге к концу 2015 года работы были выполнены частично и некачественно. А если разделить 48,424 миллиона на 2096 кв. м, то получится по 23 100 руб. на один квадратный метр. За такие деньги улицу можно было бы несколько раз покрыть диабазом. Это безумная и очень сладкая сумма.

А потом начался шум, скандал, и ремонт на вторые 50 миллионов уже не был сделан. Затем появились обращения к губернатору – сначала от Союза художников, потом от Союза кинематографистов. После того, что с улицей Репина сделал «Дормет», художники просили провести ремонтно-реставрационные работы «с особой профессиональной тщательностью для сохранения ее исторического облика и значения… Эта улица хранит в себе огромный исторический, культурный, познавательный и туристический потенциал». Кинематографисты подчеркивали, что «уникальный рисунок каменной мостовой в конце 2015 года в результате ремонтных работ был утрачен», и его надо восстановить. Губернатору писали, но ответов не последовало. Губернатор промолчал и на этот раз. «Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа».

Впрочем, до губернатора аппарат эти письма не допустил, дошли они только до уровня вице-губернатора Албина, который за эту улицу отвечал. Албин приезжал, обещал всех наказать и заставить переделать, ничего из этого не произошло – возможно, потому, что совладельцем ООО «Дормет» был (есть?) Дмитрий Торчинский, работавший ранее в руководстве «Балтстроя» Дмитрия Михальченко (компания, совладельцем которой является Торчичнский – «Стройкомплект», – зарегистрирована по тому же адресу, что и «Дормет»), а другой бенефициар «Дормета», Михаил Толстенев, работал в структурах компании «Форум» все того же Михальченко.

Но все-таки некие изменения произошли: в частности, ширину мостовой «Дормет» в 2016 году восстановил, вставив диабазовые дорожки, хотя вышло уродливо. А каменные лотки-водостоки не восстановили, поэтому мостовая так и осталась в одной плоскости, и после дождя посреди улицы стоят лужи. А в мощении диабаз смешан с гранитными кубиками, причем по технологии диабаз всегда клали на песок, а сейчас он ровно положен на цементный раствор. Обаяния старины, стиля не осталось.

Вторую очередь «Дормету» сделать не дали, поскольку начался скандал. Параллельно началась работа над проектом восстановления исторического облика улицы Репина. Однако, как говорит архитектор Лагутин, который такой проект предложил городу, он никого не заинтересовал.

А уже в 2017 году оказалось, что в головах чиновников возникла идея сделать улицу Репина пешеходной, потому что считается, что для туристов особо привлекательны пешеходные улицы. Естественно, это бред, служащий для освоения значительных средств, но в основе этой демагогии утверждение, что новые пешеходные улицы необходимы в связи с проведением чемпионата мира по футболу. Понятно, что логики в этом нет, но уже запущена разнарядка, что в каждом районе Петербурга должно быть по две пешеходных зоны, и Комитет по туризму это поддерживает. Что же касается улицы Репина, то конкурс проектов должен провести Комитет по градостроительству и архитектуре.

В частности, Лагутин разработал проект, подразумевающий восстановление снесенных зданий, вместо которых сейчас помойки и гаражи. На рисунке показано возможное восстановление дома № 7.


Что можно сделать с испорченной ремонтом улицей Репина

«Можно утверждать, что это дом, построенный по проекту Трезини, – говорит Лагутин. – Леблон делал дома для богатых, а Трезини делал типовые дома. Чтобы делать улицу привлекательной для туристов и для кино, надо делать глобальный проект. Надо как минимум восстанавливать утраченные дома и превращать их в гаражи, делать в них кафе и т.п., чтобы была привлекательность для туристов. Таких пустот 15, не везде можно построить новое, потому что жители будут против, есть проблема инсоляции, но, в принципе, пустые места есть. Надо делать большой комплексный проект, а не благоустройство или пешеходную зону».

При словах «пешеходная зона» мне всегда вспоминается зам. председателя КГА Л. Канунникова, автор таких зон на Малой Садовой и Большой Московской улицах. И уже есть сведения, пока официально не подтвержденные, что Канунникова будто бы полагает, что конкурсы для улицы Репина не нужны, а она будет делать там благоустройство. Синица в руках Канунниковой заведомо лучше любых других вариантов.               

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ











Lentainform