16+

Журналист уверяет, что работал садовником в резиденции друга Путина в Геленджике

17/05/2017

Журналист уверяет, что работал садовником в резиденции друга Путина в Геленджике

Журналист Центра управления расследованиями Илья Васюнин через популярный сайт объявлений строился на работу в одно из садово-парковых хозяйств Геленджика по адресу Прибрежная, 2. Перед приемом его попросили заполнить анкету для службы безопасности. Васюнин утверждает, что очередной "сладкий" огромный кусок земли на черноморском побережье осваивает друг Путина, миллиардер Юрий Ковальчук. Причем элитное жилье он строит под видом туристического объекта.


Сезон начинается с 1 мая, и работы на лето в Геленджике сейчас много. На дверях баров и кафе, открывающихся на набережной, требуются кальянщики, официанты и посудомойщицы. На Avito за шесть-восемь тысяч в месяц можно снять «недорогое жилье для рабочего класса» (как правило, это комната в частном доме).

Я звоню по номеру объявления, пишет Илья Васюнин на сайте ЦУРа.

У меня несколько раз уточняют — есть ли опыт? Я честно говорю, что небольшой. Возраст? Есть ли где жить?

— Я думаю, вам лучше всего подойти на объект, и там все обговорим. И еще у нас такое требование — анкету заполнить для службы безопасности.
— А что это, коттедж или пансионат? — интересуюсь местом будущей работы.
— База отдыха, скажем так.

Загадочные владения расположены по соседству с аэропортом Геленджика, домами отдыха и пансионатами — заброшенным «Строителем», элитной «Золотой бухтой» и «Голубой волной» группы АЛРОСА. Со стороны моря входа нет и, чтобы найти его, приходится обходить весь участок по периметру. Свернув с набережной на проселочную дорогу, встречаю женщину с коляской. На вопрос, чей дом за зеленым забором, она отвечает: «Кто-то из Кремля, у них тут у всех дачи. Строят уже год. Нет, полтора».

Рабочие в синей униформе обдирают упаковочный полиэтилен с камер наружного наблюдения, закрепленных на заборе через каждые двадцать метров. Большая часть территории скрыта от посторонних глаз земляным валом, засаженным декоративными растениями. Можно рассмотреть только верхнюю часть здания, часть кровли которого оказывается устлана зеленым газоном. На ветру развевается оранжевый флюгер, установленный у вертолетной площадки.

Из ворот, рядом с которыми дежурит охранник в зеленой униформе, выходит представитель работодателя Александр. Рассказал свою краткую биографию: образование — окончил пединститут.
— То есть высшее?
— Да, высшее.
— Где вообще работали?
— Работал официантом, переводил.

По будущей специальности говорю «поливал» и «вскапывал землю». Александр кивает: оплата без оформления, деньги на руки, 25 тысяч. Потом вручает бумаги для службы безопасности. Анкета на четырех листах напоминает анкету на американскую визу. Необходимо перечислить все официальные данные от номера загранпаспорта до ИНН и СНИЛС, указать семейное положение, рассказать про владение иностранными языками, назвать последние пять мест работы и есть ли судимые родственники.

Вспоминаю график, указанный в объявлении — до полчетвертого, и говорю Александру, что хочу устроиться еще на одну работу на вечер, барменом или официантом.

— Когда много работы, могу задержать и до пяти часов, и до семи, — с сожалением объясняет Александр, — поэтому с другим местом работы, скорее всего, не получится.
— А отработанные часы оплачиваются?
— Да, это оплачивается. Отработанные сверх нормы часы подсчитываются. Однако бывают внеплановые выходные дни — это когда приезжает хозяин с компанией на несколько дней. Тогда работы нет. Эти выходные компенсируют «лишние» отработанные часы. Некоторые увольняются с «долгом» по отработанным часам, но никакой проблемы нет.

— Как часто приезжают? — уточняю я. — Должен вам не останусь?
— Когда как: иногда раз в два месяца, иногда два или три раза за месяц.

Если все будет нормально, поддерживает меня Александр, можно будет на постоянную работу устроиться. По его словам, в садово-парковой зоне тут все время работают 20 человек, еще семеро — сезонные работники.

— Заполните анкету и приходите. Пока служба безопасности будет анкету проверять, уже можете на работу выйти.

Владения на Тонком мысу на Прибрежной, 2 действительно выдающиеся. На берегу моря на шести гектарах ландшафтного парка построены вертолетная площадка, собственная котельная и два трехэтажных дома площадью 6 752 кв. м и 2 371 кв. м. Тот, что побольше — с бассейном на крыше и стеклянными стенами со стороны геленджикской бухты.

По данным Росреестра, кадастровая стоимость участка — 467 млн рублей, а два здания оценены в 259,3 млн руб. Только на оплату труда садовников владелец в год тратит не менее 7 млн руб. (на самом деле больше, так как у постоянных работников зарплата наверняка выше 25 тыс. руб.). И даже если предположить, что хозяин берет со своих друзей деньги за побывку, сомнительно, что их нечастые визиты когда-нибудь окупят инвестиции в землю, строительство и расходы на содержание «базы отдыха» и будут способствовать развитию туристической инфраструктуры в городе.

Заместитель координатора «Экологической вахты по Северному Кавказу» Дмитрий Шевченко говорил ЦУРу, что схема частных резиденций под видом туристической инфраструктуры в Геленджике распространена: «Изначально строится аппарт-отель, а потом недвижимость продается и меняет свою категорию. А может и не менять. Что мешает владельцу единолично пользоваться особняком, оформленным как пансионат?»

Согласно выпискам из ЕГРН, участок и здания на Прибрежной, 2 принадлежат ООО «Дельфин», зарегистрированному в конце 2013 года в Санкт-Петербурге. По данным ЕГРЮЛ, гендиректор и единственный владелец «Дельфина» — Татьяна Александровна Дурицкая, в 2008–2012 годах возглавлявшая структуры банка «Россия» — ООО «Медиалайн» и ООО «Медиасет».
«Медиалайн» и «Медиасет» участвовали в различных сделках по расширению «Национальной Медиа Группы» миллиардера Юрия Ковальчука и его партнеров и владели разными долями в ключевых компаниях группы — «Медиа Холдинг РЕН ТВ», Telcrest (владела крупным пакетом в CTC Media) и в самой НМГ. Больше никакой информации о Дурицкой в открытых источниках нет.





3D графика на заказ







Lentainform