16+

Что происходит на реках и каналах Петербурга

01/06/2017

Что происходит на реках и каналах Петербурга

Всех напугал проект приказа Минтранса, запрещавший речную навигацию в Петербурге на время Кубка конфедераций. Но обошлось – полный запрет заменили частичным: в дни матчей запретят подходить близко к стадиону на Крестовском. Мы решили посмотреть, что вообще происходит с водными перевозками в Петербурге.


        Представители теплоходного бизнеса говорят, что когда-то рассчитывали заработать на чемпионате мира по футболу, привозя и увозя болельщиков от стадиона. Но этого не получится – и дело даже не в опасениях спецслужб: два года назад FIFA официально запретила использовать водный транспорт для обслуживания матчей, сочтя его небезопасным. Болельщики могут напирать слишком большой толпой и вести себя буйно.

Недолгая истерия по поводу полного запрета речного транспорта в июне лишила судовладельцев нескольких больших контрактов. Об этом говорит глава Ассоциации владельцев пассажирских судов Евгений Зубарев. Туристические компании, заранее бронирующие места на теплоходах, заявили, что сами – от греха подальше – вычеркнут из программы строчку «прогулка на теплоходе», потому что еще неизвестно, разрешат прогулки или нет, а крайними у недовольных клиентов всегда оказываются туроператоры.

Сейчас для обслуживания туристов в Петербурге работают 112 теплоходов. Из них 25 «Метеоров», несколько «Восходов» и много низеньких судов типа «Фонтанка». Скоростные суда ходят в Шлиссельбург, Петергоф, Кронштадт, Стрельну и Ломоносов. «Метеоры» довольно старые, но, как уверяют, безопасные: там свежее оборудование, а корпуса хоть и старые, но крепкие. В пресной воде они легко дослуживают больше 25 лет.

Новый теплоход стоит 325 миллионов рублей – считается, что окупить его невозможно. Поэтому их у нас и не строят. «Метеоры» пытались применить для туров на Валаам, но, как объясняют в Ассоциации на Ладоге теплоходы выходили из строя: заклепки не выдерживали большой волны. Единственный выход, говорит Зубарев, заменить их «Кометой», потому что у нее сварной корпус. Пока никто из судовладельцев не отважился на эту трату, быстрых туров на Валаам не будет – только многодневные, на больших лайнерах. Впрочем, из Приозерска на Валаам «Метеоры» ходят и никаких проблем с заклепками и, соответственно, с безопасностью, как уверяют, у них нет.

А туры на остров Коневец популярностью не пользуются. Самый выгодный маршрут, как и прежде, Петергоф: за сезон туда успевают свозить 800 тысяч туристов, а, например, в Стрельну – всего 60 тысяч.

Еще одно направление, которое пытались развивать, но безуспешно, – Сайменский канал. У финнов есть интересный тур: днем теплоход отправляется из Выборга, проходит несколько шлюзов, вечером прибывает в Лаппеенранту, но россиянам такая поездка не слишком удобна – надо как-то возвращаться домой. В Сайму когда-то был отправлен «Мамин-Сибиряк»: осталось договориться с финнами о льготных тарифах за проход шлюзов. Переговоры не увенчались успехом.

Большинство петербургских судовладельцев предпочитают суда типа «Фонтанка», «Костромич», «Нева» или «Москва». Для Петербурга их делают по особому заказу: чтобы теплоход держался на большой волне и мог проходить под низкими мостами. В среднем каждый теплоход делает за сутки 8 круговых рейсов.

Сейчас теплоходы, совершающие рейсы по заливу, не могут заходить в город по Малой Неве из-за ремонта Тучкова моста. Приходится пользоваться акваторией у Морского вокзала. Но для прогулочных судов сделано послабление: раньше их не подпускали близко, если в порт заходил (или выходил) круизный лайнер, а теперь большие и малые корабли успешно расходятся бортами.

С аквабусами в Петербурге пока покончено. Все они проданы в сибирские и волжские города, а водные рейсы по городу если и возобновят, то в лучшем случае от Арсенальной набережной в Кронштадт. Но сначала надо дождаться, пока починят Тучков мост. Бизнесмены говорят, что 25-процентной дотации от города вполне хватало бы, чтобы теплоходы были загружены и кронштадтцы с радостью ими пользовались, потому что путь по воде занимал всего 35 минут, а на маршрутке – минимум час.

В городе нет своих водных такси, но предпосылки имеются: за два последних года Агентство внешнего транспорта создало целую сеть общественных причалов. За швартовку – но не стоянку – любого частного судна берут 300 рублей. Кстати, аквабайки в городе запрещены. Ловить нарушителей, правда, не удается, потому что номер плавсредства не виден из-за брызг. Но раз в сезон на них устраивают облавы.

Уверяют, что в петербургских водах почти не осталось нелегалов: все работают по лицензии. Если и выявляются нарушители, то пришлые: из Пскова, Карелии и Нижнего Новгорода.

Как известно, зима в этом году была аномальной – рано началась и поздно закончилась. Что означает: навигация началась позже, чем обычно, а грузовые суда будут занимать «очередь» для прохода через Неву за несколько дней. Это совпало с отменой 4-летнего запрета на ночные выходы в  Неву для прогулочных судов. Четыре лета подряд – с 2013-го по 2016 год – прогулочным судам было запрещено выходить в Большую Неву во время разводки мостов и прохода судов. Вернее, запрещено было и раньше, но в 2013-м на перевозчиков объявили войну: блокировали выходы в Неву из Фонтанки и Зимней канавки. Туристы были разочарованы. Потом ассоциация уговорила Минтранс выпускать теплоходы в Неву за 20 минут до первого корабля, а караван пускать на 20 минут позднее обычного. Пока никаких инцидентов зафиксировано не было.              

Нина АСТАФЬЕВА











Lentainform