16+

Не совсем старческое брюзжание по поводу отечественного кинематографа

07/06/2017

КИРИЛЛ ЛЕГКОВ

Большое у меня разочарование по поводу нынешнего кинематографа. Поэтому вздрагиваю, когда узнаю, что покинул мир кто-нибудь из прошлых звезд. Вот нет уже Олега Видова, сыгравшего мустангера Джеральда во «Всаднике из головы» и лейтенанта Славина в «Джентльменах удачи». И на кого из нынешних актеров смотреть – не понимаю. Даже нынешние лучшие выглядят хуже советских средних.


        Олег Видов, наверное, не самый великий актер, иначе бы он снимался в больших ролях. Но ведь и в среднеэпизодических он на меня какое впечатление производил. Красавец, блондин, в шляпе… Сейчас я тоже слежу за кино. И что вижу: хороших фильмов мало. Потому что все всё разучились делать: продюсеры – выбирать сценарии, режиссеры – подбирать актеров. Даже для эпизодов приличных актеров не находят.

Вот вышло в прокат «Время первых» – пафосный фильм о том, как советские космонавты Алексей Леонов и Павел Беляев покоряли космос. Играют героев Евгений Миронов и Константин Хабенский. Популярные, дико востребованные актеры. Но глядя на их работу, вспомнилось исключительно: «Таких не берут в космонавты». В самом деле, Хабенский хорош в образе журналиста, музыканта, героя-любовника и спившегося учителя, но зачем доверять ему роль космического героя, командира «Восхода-2», который в сложнейших условиях сажает аппарат в дремучем лесу. Уже когда Хабенского нарядили в форму адмирала Колчака, было видно, что это не его. Человек в скафандре – тем более не его. Скафандр так сковал Хабенского, что он и дышать не может. Да и неправдоподобно это все. Не получается у Хабенского быть молчаливым и трезвым.

Миронов хорош и талантлив, но все-таки Хлестаков, Бумбараш, вор Сенька-Пепел, Достоевский, мужичок из деревни Шукшина – это одно, а человек, вышедший в открытый космос, – другое. Здесь некогда сомневаться и сходить с ума от ничегонеделания, а это лучше всего удается Миронову. Вижу – в безвоздушном пространстве болтается князь Мышкин и не верю, что он вернется на корабль. А по сюжету-то надо вернуться – потому что у Леонова это получилось (с трудом, кстати, – раздулся скафандр). Миронов тоже справился. Хотя лично я был сильно удивлен такому повороту событий.

В свое время родина приказала Леонову и Беляеву покорить космос – они это сделали. Теперь родина приказала Миронову и Хабенскому сыграть космонавтов и продолжить серию картин о героическом прошлом страны – они тоже  сделали. Но у звезд нынешнего кино не получается делать серьезные лица. Хотя сюжет требует. И они делают, но  ждут не дождутся, когда кино закончится.

Еще больший провал – картина режиссера Валерия Тодоровского «Большой» о судьбе балерины, мечтавшей попасть в главный театр страны.  Если во «Времени первых» хотя бы Владимир Ильин попал в образ конструктора Королева, то в «Большом» все актеры были назначены ровно на те роли, которые им категорически не подходят. Кроме балерин  – потому что их сыграли балерины. Слава богу, не заменили. Потому что, уверен, невозможно актеру, каким бы талантливым он ни был, сыграть, скажем, Валерия Харламова на льду. Данила Козловский старался – тоже не получилось. Но в фильме «Большой» не заменили только балерин. С остальным проблемы.

Александр Домогаров, например, играет спившегося солиста балета Большого театра. Он устраивает судьбу девочки из неблагополучной семьи. Ценой своих связей и на последние деньги (а ему на пиво не хватает!) везет ее в Москву. За тем, как постаревший и погрузневший Домогаров о ком-то заботится, смотреть забавно. Сыграть пьянчужку, который осознает степень своего падения, но не может его остановить, он способен. Но поставить девочку в балетную стойку, склонясь к ее ногам, – уже с трудом. Глядя на то, что требуют от актера в фильме, а требуют от него не так много (сыграть чуткого, великодушного человека, готового пожертвовать собой ради другого), говоришь себе: «Не царское это дело». Бизнесмены, бандиты, графья, сердцееды – вот где срабатывает фактура Домогарова. Конечно, Юрий Никулин мог сыграть милиционера, Анатолий Папанов – уголовника, а Олег Борисов – пирата. Но, наверное, талантливее они были. Перевоплощаться умели. А Домогаров играет самого себя. Хотя внешне и похож на звезду балета.

Алиса Фрейндлих играет в фильме бывшую приму Большого театра, которую держат в академии из уважения к ее заслугам. Несмотря на то что она страдает провалами в памяти и временами впадает в маразм. Этакая вздорная старуха. Фрейндлих, всем известно, великая актриса. Но фильм не спасает. Скорее, наоборот. Нету в этой роли у Фрейндлих страсти. Может, ей вообще мир страстей скучен.

Ну и другая знаменитая советская актриса – Валентина Теличкина – тоже в этом фильме есть. Самая знаменитая роль Теличкиной –  в картине «Где находится Нофелет?», там она сыграла незнакомку в автобусе, в которую влюбился главный герой. Мне очень эта работа, состоящая из одной позы и одной фразы, нравится. Были и другие роли, где Теличкина вполне органична. Потому что женственна. А тут ее назначили играть барыню, Салтычиху, мымру. Зачем? Я-то верил в Тодоровского, у которого что в «Стилягах», что в «Оттепели» актеры были на своих местах.

Вывод. Подготовка наших кинокартин напоминает стройку наших футбольных стадионов: не те материалы использовали, что-то украли, подрядчика поменяли («Время первых», кстати, снимали два режиссера), но главное – не угадали с исполнителями. Позвали тех, на ком собирались делать кассу. Но и с кассой возникли проблемы.

Понимаю, получилось брюзжание на тему того, что в советские времена и булка была вкуснее, и кино снимать умели. Это, собственно, та мысль, которую я и хотел донести.               

ранее:


Как Райкин лечил в филармонии от «среднестатистического хамства»
«Ну какой смысл Ирине Салтыковой, которой уже полтинник, рядиться в образ неуклюжей балерины...»
«Как бы заставить молодежь Мандельштама читать?»
«В 2015 году телевизор одержал над российским народом полную и безоговорочную победу...»
«Сбивают наши самолеты. Бандиты, сволочи, враги...»











Lentainform