16+

Как следователи и СМИ нарушают Конституцию России

08/06/2017

Как следователи и СМИ нарушают Конституцию России

Есть одна проблема, связанная с современными нравами некоторой части журналистского (и не только журналистского) сообщества и затрагивающая (или могущая затронуть) интересы всех людей. Это отношение к так называемой предварительной информации о криминальных сюжетах. Но сначала – об одном случае, с которым ко мне как к члену Правозащитного совета Санкт-Петербурга обратилась одна женщина.


      Ее 32-летнего сына в январе прошлого года арестовали по обвинению в «действиях сексуального характера в отношении лица, не достигшего 12-летнего возраста». В декабре 2016 года наконец состоялся суд, который не обратил внимания ни на какие вполне резонные возражения адвоката и вынес приговор – 12 лет и один месяц колонии.

Но вот что привлекло мое внимание: всего через два дня после задержания, когда еще никакие следственные действия не были проведены, пресс-служба Следственного комитета на брифинге для журналистов сообщила о поимке «серийного насильника, маньяка». А журналисты с радостью разнесли эту новость по многочисленным СМИ. Поместили фото «маньяка», указали его имя и фамилию и попросили всех, «кто от него пострадал»,  сообщить об этом следствию. Таковых «пострадавших» не обнаружилось, а все, что вскоре стало известно следователям об обстоятельствах дела, однозначно отметало версию о «маньяке и серийном насильнике», что после двух месяцев расследования признала и следователь, приняв решение о переквалификации дела на статью о «насильственных действиях сексуального характера». Но и эта квалификация, если внимательно изучать материалы дела, представляется не соответствующей фактическим обстоятельствам. Хотя сам факт попытки вступить в какие-то отношения с незнакомой школьницей не отрицает и сам подозреваемый, вполне отдающий себе отчет в неблаговидности своего поступка.

Но клеймо «серийного насильника и маньяка», поставленное СМИ с подачи следствия, осталось!  Кто знает, не это ли клеймо давило на судью, когда он позволил себе не прислушаться ни к одному доводу защиты и вынести приговор, несоразмерно жестокий в сопоставлении с реальными обстоятельствами совершенного правонарушения? И не будет ли это клеймо давить и на следующую судебную инстанцию, когда там будет рассматриваться апелляция по этому делу?

Проблема нашего общества состоит в том, что подобные ситуации повторяются с пугающей частотой. Что из того, что Конституция России запрещает считать человека виновным раньше, чем это сделает суд и будут рассмотрены поданные апелляции?

Для меня очевидно, что следствие не имеет права объявлять пока еще только подозреваемого заведомо виновным. Но и журналисты, если они осознают свою ответственность не только перед обществом, но и перед конкретным живым человеком, чью судьбу так легко поломать несколькими неосторожными словами, не имеют морального права  разносить домыслы под видом правды, даже если их к этому толкают следователи.

Не так ли?                

Юрий Нестеров, член Правозащитного совета Санкт-Петербурга





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform