16+

Lentainform

Директор Кузнечного рынка: «Для бабушек у нас есть бесплатные места. Но они почему-то стоят на улице»

09/06/2017

Директор Кузнечного рынка: «Для бабушек у нас есть бесплатные места. Но они почему-то стоят на улице»

Чтобы попытаться понять нынешнюю ситуацию с рынками в Петербурге, я поговорил с генеральным директором ООО «Кузнечный рынок» Николаем НАРЫШКИНЫМ.


             – Начнем с параметров рынка: занимаемые площади и так далее.
– Кузнечный рынок. Общая площадь 4 500 кв. м, торговый зал – 2 900 кв. м, это та площадь, с которой можно снимать доходы.

– Остальное – это подсобные помещения?
– Да, подсобные помещения, офисная часть, помещения для персонала.

– А какая в среднем выручка за год?
– Мы выручку не считаем.

– А среднегодовая прибыль? В электронной прессе написали, что рынок в убытке.
– Подождите, как я могу быть в убытке, если я плачу арендную плату в полном объеме, плачу все налоги в полном объеме, плачу зарплату столько, сколько положено? И еще платим за содержание рынка коммунальные платежи. Так как я могу быть в убытке?

– А сколько у вас сотрудников, которым вы платите зарплату? Это нанятые вами сотрудники для обеспечения процесса торговли на рынке?
– Да. Это уборщики, администрация, бухгалтерия… 40 человек всего.

– А прибыль за год можете назвать?
– Не могу назвать, это коммерческая тайна.

– А какую арендную плату за землю и здание город взимает с Кузнечного рынка?
– Позвольте, я не скажу. Для этого есть объективные причины – я бы не хотел, чтобы это знали конкуренты. В Комитете имущественных отношений им могли сказать, но мне бы не хотелось, чтобы конкуренты знали. Причем в стоимость входят даже лестничные марши, тамбуры.

– А сколько в среднем в день на рынке работает продавцов?
– До 150 человек.

– И сколько они в день платят?
– А вот тут у всех разная цена в зависимости от группы товаров. От бесплатно – это наши садоводы и огородники – до 1000 рублей в день. У нас есть оборудованные места, то бишь холодильники – там, где продают творог, мясо, колбасу, рыбу... Это места энергозатратные, там, естественно, дороже.

– А матрешки стоят без холодильников… Их, кстати, покупают?
– Это сувенирная продукция. Еще как покупают! Иностранцы строем ходят, особенно в летний период. Как мне говорили некоторые гиды, которые сюда приводят группы интуристов, посещение рынка входит в туристический маршрут.

– Комитет имущественных отношений начал разработку конкурсной документации по Кузнечному, Московскому, Невскому и Ломоносовскому рынкам. Срок аренды Кузнечного рынка действительно истек? Каким он был?
– Да, истек. Он составлял 10 лет.

– По вашему мнению, кто и что стоит за проектом трансформации Кузнечного рынка пока неизвестно во что?
– Не знаю.

– Может быть, крупные торговые сети решили давить?
– Скорее всего, да.

– То есть крупные торговые сети недовольны такими конкурентами, как продовольственные рынки.
– Если брать статистику, которую я знаю, все рынки Петербурга во всей торговле города занимают около 5%. Мы конкуренции не составляем крупным торговым сетям.

– Но, может быть, сейчас такая ситуация, что уже за каждый процент идет битва?
– Не думаю. Скорее всего, другое. У нас же площади 4 500 квадратных метров. Скорее всего, битва идет за эту площадь.

– Но я не вижу избытка покупателей нигде. Зачем кому-то эти площади, которые освободятся, если уничтожить Кузнечный рынок? В расчете на тот экономический подъем, который нам Путин обещает? Получается, что товаром может являться только территория в центре города, площадь здания. А что тут будет – для приобретателя вообще неважно.
– Вполне возможно.

– А вы видели проект конкурсной документации?
– Да ее нету еще.

– То есть будет ТРЦ или не ТРЦ, еще неизвестно. Но, видимо, должны быть указаны параметры экономической эффективности, которые город желал бы иметь с этой территории. Наверное, стоимость аренды увеличится.
– Скорее всего, да.

– А вы это выдержите?
– В законе «О защите конкуренции» есть статья 19 «Государственные или муниципальные преференции». И там в части 1 сказано: «Государственные или муниципальные преференции могут быть предоставлены на основании правовых актов федерального органа исполнительной власти, органа государственной власти субъекта РФ, органа местного самоуправления… исключительно в целях…», а в пункте 13 этой части стоит: «поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства». А мы – малое предприятие, и мы в госреестре указаны как малое предприятие. «Малость» предприятия определена количеством работающих.

– А у вас 40 человек. А продавцы?
– Это индивидуальные предприниматели.

– А преференция на что?
– На предоставление аренды без конкурса. Но Федеральная антимонопольная служба на это не идет, как раз ссылаясь на этот закон «О защите конкуренции».

– Какой процент площади торгового зала сейчас не занят?
– Половина не занята.

– На пустой половине вы можете устроить развлекательные мероприятия? Детскую площадку, например?
– Надо еще состыковать санитарные нормы. Можно сделать все что угодно, но есть   федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», есть санитарные нормы. Их надо соблюдать.

– Вот говорят, что тут, в Кузнечном переулке, надо устроить торгово-развлекательный центр. А кто-то вообще выяснял, нужен ли ТРЦ в этом месте Петербурга?
– Я думаю, что вряд ли кто-то этим вопросом занимался.

– А в торгах вы будете участвовать?
– Да, буду.

– Если опять же верить тому, что пишут в Интернете, аргументы Комитета имущественных отношений сводятся к низкой экономической эффективности с одного квадратного метра: высокие цены на продукты, большой уровень вакантных площадей… А на других рынках какой уровень вакантных площадей?
– Все то же самое.

– То есть можно все 14 городских рынков закрывать, исходя из этого параметра. Арендные ставки создают возможность арендатору получать стабильный доход от сдачи площадей в субаренду разноформатным организациям.
– Те, кто так пишет, не знают сути дела. Мы не сдаем в субаренду площади рынка, мы предоставляем услугу по реализации сельхозпродукции на полностью оборудованных торговых местах. Оборудовали мы за свой счет, это наша собственность. А субаренда – это когда сдают кусок пола: вот тебе кусок и делай там что хочешь. Помимо этого на рынке есть ветеринарная государственная служба, которая отслеживает качество поступающей продукции.

– А почему повторяют, что вы сдаете площади в субаренду?
– А это выгодно потому, что позволяет трактовать против нас закон «О защите конкуренции». Но помимо всего прочего мы находимся в жестких рамках 271-го закона «О розничных рынках и о внесении изменений в Трудовой кодекс РФ». Согласно этому закону, мы не имеем права ничем заниматься, кроме предоставления услуги по реализации сельхозпродукции.

– Но если назвать новую организацию ТРЦ, то никакие законы действовать уже не будут и можно делать все что хочешь.
– По всей вероятности, да.

– Вы не знаете, какую арендную плату с этого места – бывшего Кузнечного рынка – хочет иметь город Петербург?
– Нет. В условиях конкурса они должны это указать. Сумму они в Комитете имущественных отношений должны рассчитать, у них своя методика расчетов, как они будут считать, никто не знает, и они должны эту сумму объявить. 

– А вы работаете с потенциальными продавцами? Вы к себе на рынок продавцов сельхозпродукции как завлекаете?
– Одно время мы рекламу засылали в областные газеты, на телевидение, в ЛОТ. На рынке торгуют творогом, мясом, половиной овощей люди, которые сами работают на земле, ухаживают за коровой… Сейчас, когда Крым присоединили, крымчане объявились, которых я не видел лет 10, а может больше. Пока привозят из Крыма только овощи, они не портятся так, как фрукты. Потому что они везут в фурах. А на пароме… А привозить фрукты самолетом дорого. Крымчане ждут мост, тогда им будет проще привозить сюда и фрукты. Краснодар к нам приезжает со своей продукцией. Армения привозит компоты и сухофрукты, скоро начнет возить шикарные персики и помидоры.

– А если завтра вам Комитет имущественных отношений скажет: надо платить арендную плату в два раза больше, чем раньше. Ваш ответ?
– Нет. Это будет перебор. Мы останемся без прибыли или с такой прибылью, которая не будет стоить вложенного труда. Мы не в том сегменте экономики, который приносит сумасшедшую прибыль.

– А вы можете увеличить экономическую эффективность рынка?
– Может быть, и можно увеличить, но с учетом закона «О розничных рынках…» надо ввести какие-то дополнительные группы товаров или видов услуг. Например, детскую площадку. А сельхозрынок считается таковым, когда продаже сельхозпродукции отведено не менее 60% площадей. А остальное можно занять чем-то другим. Но поднимать цены за предоставляемые услуги выше экономически оправданного предела бессмысленно: помещения будут стоять пустыми, продавцы просто уйдут.

– А привлечь новых продавцов для повышения эффективности – это реально?
– Лет несколько назад нас собирали в бывшем совхозе «Детскосельский». У них осталось племенное животноводство и поля, на которых они выращивают, по-моему, картошку, капусту… И там собирали сельхозрынки и расположенные вокруг Питера ближайшие бывшие совхозы, сейчас я уж не знаю, как они называются… Им говорят: ребята, давайте, торгуйте на рынках, торгуйте, пожалуйста. Причем мы все хором. Тут же началось: у нас нет людей, у нас нет транспорта. А в кулуарах сказали: да нам с поля выгоднее продать.

– Что – прямо с поля у них покупают?
– Да. Затрат на транспортировку и на людей, которые будут продавать, они избегают, потому что купят и так. И потом после развала Союза республики, которые у нас постоянно торговали, они отпали. Украина, Молдавия.

– А Астрахань со своими арбузами?
– Астрахань никогда не приезжала на рынок с арбузами.

– А сейчас арбузы откуда – из Турции? Они красные и совершенно не сладкие.
– В сезон, в августе, когда пойдут опять астраханские арбузы, народ подсуетится, будут там, на местах, закупать и везти к нам сюда, в Питер. И на рынок привезут.

– А как отличить? Продавцы же все врут, вся картошка у них волосовская, а все арбузы астраханские.
– Можно отличить. В Астрахани сейчас новый сорт сеют и выращивают. Арбузы несколько продолговатые. Большие и чуть вытянутые. Очень хорошие арбузы. Сладкие, вкусные. Но покупать надо в августе, в сезон.

У нас ведь очень много было овощной продукции из Псковской области, из Новгородской. Лук репчатый, морковка, картошка, свекла, капуста, огурцы свежие и соленые из Новгородской области... Когда все развалилось, работы там не стало, народ перестал заниматься сельским хозяйством. Деревни просто заброшенные стоят.

– И что – тренд такой, что будут одни торговые сети, супермаркеты с унифицированной продукцией?
– Ну, получается так. Им же как: дешевле закупить, дороже продать.

– А почему на улице рядом с рынком вдоль Кузнечного переулка стоят тети и что-то продают? Цветы, например. Почему они в здание рынка не заходят?
– А вот это тайна, покрытая мраком. Сколько я с этим вопросом ни бился, вразумительного ответа получить не могу. Но для этих бабушек на рынке есть бесплатные места. Они могут стоять здесь и торговать, не внося плату за место. Но стоят на улице. Единственное, чего я добился, чтобы они торговали не у рынка.

– Они чуть ближе к метро…
– Тротуар мне не принадлежит, но я за ним обязан следить, поскольку он примыкает к рынку. Должен убирать его, чистить. Собянин молодец: пять тысяч штраф за такую торговлю на улице. К тому же половина этих бабушек торгует не своим: зелень они, например, покупают здесь на рынке.

– Ну допустим, они продают ягоды. Может, собрали где-то сами. Может быть, эти ягоды не пройдут ветеринарный контроль?
– Может быть. Например, в ветлаборатории дозиметры стоят. Но, наверное, ягоды, собранные в лесу в Ленинградской области, контроль пройдут, хотя говорили, что незначительный хвост от чернобыльской радиации остался в Кингисеппском районе.            

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ, abnews.ru