16+

«Шансы на успех от встречи Путина и Трампа при нынешнем уровне доверия равны нулю»

06/07/2017

«Шансы на успех от встречи Путина и Трампа при нынешнем уровне доверия равны нулю»

До первой в истории встречи Путина и Трампа остается совсем немного времени, а эксперты продолжают гадать — произойдет ли прорыв в двусторонних российско-американских отношениях или нет. Большинство склонны утверждать, что никаких прорывов не предвидится, потому что противоречи двух стран, а значит и лидеров, зашли слишком далеко.


        Журналист Сергей Пархоменко пишет в своем Фейсбуке
 
«Неплохо Трамп зашел из Варшавы на предстоящую встречу с Путиным. Прям с трефового валета, не долго думая.
 
Работаем, говорит, над «ответом на российские действия и ее дестабилизирующее поведение».
 
А вот теперь представим себе, что встреча в Гамгбурге прошла в таком же тоне, что и этот трамповский спич в Варшаве. Выходит с нее Путин со своей фирменной постной физиономией, примерно как на недавней пресс-конференции с Макроном в Версале, и говорит…
 
А что, собственно, он такого уж особенного говорит?
 
Ну, например, говорит, примерно, так:
 
«Мы очень, очень удивлены этим разговором с уважаемым коллегой Трампом. Мы в недоумении: что все-таки случилось за эти месяцы? Откровенно говоря, мы не находим объяснения такому поведению нашего партнера.
 
Ведь мы сделали все от нас зависящее, чтобы господин Трамп, многоуважаемый, был избран президентом Соединенных Штатов Америки.
 
Мы рука об руку трудились вместе с ним и его сотрудниками над поиском, сбором и обнародованием важнейшей для американского народа информации, проливающей свет на неблаговидную деятельность соперников господина Трампа в ходе этих выборов, и в частности госпожи Клинтон и ее друзей.
 
Мы привлекли к этой работе наших лучших специалистов, в том числе временно проживающих в Великобритании, которые сумели быстро и эффективно получить эту информацию и передать ее сотрудникам господина Трампа.
 
Мы попросили наших наиболее социально-ответственных предпринимателей здесь, в России, встретиться с сотрудниками господина Трампа и поинтересоваться, чем еще мы можем помочь в ходе избирательной компании. И когда нас попросили перечислить некоторые денежные средства — мы их предоставили в необходимом количестве на практически безвозмездной основе.
 
Мы попросили нашего посла, господина Кисляка, поддерживать самые тесные и доверительные отношения с сотрудниками господина Трампа в наиболее трудный для них переходный период, и обсуждать с ними как можно более откровенно особенно чувствительные темы наших двусторонних отношений.
 
Наконец, мы направили одного из наших особо доверенных лиц — господина Флинна — на одну из наиболее ответственных и трудных позиций в администрации президента Трампа, чтобы он мог непосредственно оттуда оказывать все необходимое содействие развитию наших отношений и консультировать господина Трампа по наиболее тонким моментам мировой политики.
 
И ведь это еще не все. Мы оказывали господину Трампу нашу помощь и содействие множеством других способов, о которых, возможно, господин Трамп сам найдет возможность рассказать американскому Конгрессу и американскому народу в иное, более удобное для него время. Ведь господин Трамп, конечно, помнит об этой помощи и всегда выражал нам свою признательность за нее.
 
И что же мы теперь видим? Обыкновенную человеческую неблагодарность?
 
Сэд, вери сэд. Нот э фейр пипл. Дисхонест. Айм трули дизаппойнтэд…»
 
А почему бы и нет, собственно? Дипломатия — дело такое. Вежливое».
 
Журналист и шеф-редактор «ЕЖ» Александр Гольц пишет о встрече:
 
«Предстоящая встреча президентов России и США уже стала одним из важнейших событий саммита G20 в Гамбурге (если вовсе не затмила его). За полгода, прошедшие после инаугурации Дональда Трампа, отношения двух стран мотало, как на американских горках. Первые недели восторга (помните, как думцы шампанское распивали) и надежд на «большую сделку» (поменяем санкции на совместную военную операцию в Сирии) сменились беспрецедентным кризисом в отношениях. Парадоксальным образом сбылась мечта российских официальных лиц, которые еще года четыре назад жаловались на унизительное невнимание со стороны США. Сегодня новости про то, как идет расследование обвинений о российском вмешательстве в выборы американского президента, ежедневно открывают информационные выпуски телеканалов и идут на первые полосы американских газет. Практически каждую неделю всплывают факты контактов людей Трампа с российскими официальными лицами. Все происходящее – поразительная история о том, как суперуспешная секретная операция превратилась в полную политическую катастрофу.
 
Сегодня только сумасшедший может всерьез говорить о «большой» сделке. Для Трампа уже сам факт встречи с Путиным чреват серьезными политическими рисками. Чем бы такая встреча ни кончилась, его противники будут трактовать ее итоги как демонстрацию слабости перед реальным противником Америки. Весьма вероятно, что, как предсказывает Newsweek, переговоры, которые всерьез никто и не готовил, превратятся в соревнование, какой — российский или американский — «мачо» круче. Что касается Москвы, то, сделав все, чтобы противоречия стали неразрешимыми (аннексия Крыма, секретная война на Донбассе, фактический отказ от выполнения тех Минских соглашений, реализацию которых Кремль гарантировал), она почему-то стала уповать на магическую силу «политической воли» к сотрудничеству, которая по неведомым причинам проявится в ходе переговоров на высшем уровне. В ходе нескольких российско-американских конференций я наблюдал одну и ту же картину: те наши эксперты, которые позиционировали себя как специалистов по мотивации Кремля, с упорством били в одну точку — лишь личная встреча президентов может привести к позитивным результатам. Можно предположить, что кто-то сознательно культивирует во Владимире Путине его веру в собственный «фарт», если не в сверхчеловеческие способности навязывать свою волю «контрпартнерам». Справедливости ради замечу, что эти способности работали с теми из западных лидеров, для кого отсутствие конфликта с Россией (или, по крайней мере, отсутствие прямого военного противостояния с ней) были высшим приоритетом. В результате украинского кризиса приоритеты решительно изменились – на первый план выдвинулась задача обуздать «агрессивную и реваншистскую Москву». И тут же кончилась путинская магия. Он совершенно растерялся, когда французский президент Макрон прилюдно, на пресс-конференции, повторил позицию, которую только что озвучил на закрытых переговорах.
 
Кремль, а за ним российские и ряд зарубежных экспертов еще продолжают верить в магическую силу слова «сотрудничество». Стоит, мол, выявить совместные интересы России и Запада (а они существуют в виде борьбы с «терроризмом», «денуклеизации» Северной Кореи и ряда других), сконцентрироваться на их реализации, и взаимные противоречия мигом отойдут на второй план. Этот подход, подозреваю, более не работает. Развитые страны не могут поступиться своими ценностями ради сомнительной Realpolitik 19-го века. Да и опасности, которые исходят от сегодняшней России, по мнению западных элит, по крайней мере, сопоставимы с теми угрозами, против которых можно бороться, объединившись с ней.
 
Мне кажется, что в этих обстоятельствах следует на некоторое время забыть о «сотрудничестве». При нынешнем уровне взаимного доверия шансы на успех здесь равны нулю. Сконцентрироваться следует на том, чтобы не сжечь планету в условиях нарастающего военного противостояния. Речь идет о позитивном опыте предыдущей «холодной войны», о мирном сосуществовании. Самым позитивным результатом российско-американской встречи на высшем уровне я бы посчитал совместный призыв к началу переговоров о новых мерах военного доверия между Москвой и НАТО, а также решение о немедленном возобновлении контактов по вопросам ядерных вооружений. Однако шансов на это, увы, немного: оба президента озабочены своим имиджем куда сильнее, чем необходимостью достичь успеха на переговорах. И тогда успехом будет считаться, что президенты провели встречу в «сидячем», как сказал Дмитрий Песков, виде, а не на бегу…».         
 
Фото: mk.ru 










Lentainform