16+

Блогеры вспоминают, как Носик ел некошерного осетра и относился к философии

10/07/2017

Блогеры вспоминают, как Носик ел некошерного осетра и относился к философии

Антон Носик, отец Рунета, как его еще называют, скончался на 52 году жизни, предположительно от сердечного приступа. Коллеги, друзья и оппоненты вспоминают, каким был основатель «Газеты.ру», «Ленты.ру», «Вести.ру» и Newsru.com, и сходятся во мнении, что Носика некем заменить, а человек был он действительно эпохальный и значимый.


        Оппозиционер Алексей Навальный вспоминает, что для него значил Носик:
 
«В каком-то интервью в году, наверное, в 2010-м меня спросили: а можете назвать людей, которых считаете своими менторами?
 
Вопрос был неожиданный и странный, я ни про кого из своих знакомых не думал вот прям в таких определениях — «ментор». Я ответил, что надо подумать и отвечу позже.
 
Потом сел и прикинул: кого я действительно считаю наставником и в чьих советах я на самом деле нуждаюсь. На следующий день прислал журналисту по имейлу три или четыре имени, одно из них было: Антон Носик.
 
Не могу сказать, что уже тогда прямо сильно дружил с ним, но «надо с Носиком это обсудить» постоянно появлялось в моей голове всегда, когда я думал о чем-то связанном с интернетом, IT, медиа, журналистами, блогами, взаимодействию с людьми через интернет и тд.
 
Потом мы с ним действительно подружились. И я сам и Юля тоже — Носик уже стал другом нашей семьи. Он совершенно решающее оказал влияние на мои взгляды и практики, связанные с интернетом и журналистикой. Уверен, что то же самое могут сказать очень многие. Ему не очень нравилось, когда его представляли «один из создателей Рунета», но ведь так оно и есть.
 
А ещё он постоянно в соцсетях вешал фоточки из Венеции. А я ему всё время говорил: бесишь этим меня — человека без загранпаспорта. Он смеялся: ничего, рано или поздно получишь загранпаспорт, устрою вам с Юлей экскурсию по Венеции, а потом ещё и по Иерусалиму.
 
Этой ночью он умер и Венецию уже не покажет. Всего 51 год — совсем молодой.
 
Сегодня много кто искренне напишет «для нас это большая утрата». Вот и для нашей семьи тоже. Для меня лично это прям та самая «невосполнимая потеря», как это часто пишут в некрологах. Реально некем его заменить. Нет такого другого человека: умнейшего, ироничного, весёлого и готового дать лучший совет.
 
Вот сейчас полез гуглить — какие там специальные слова положено сказать умершему еврею. И сразу представляю как он бы хохотал над этим.
 
Тебя будет очень не хватить, Антон, но ты всё равно спи спокойно».
 
Иван Давыдов вспоминает истории из своей жизни, связанные с Носиком: 
 
«И, пожалуй, две истории про Антона Борисовича. Пусть будут. Веселый человек, светлая память. Обе старые, из тех времен, когда организация из трех букв, ФЭП, переживала эпоху своего мрачного величия. Короткую.
 
Сижу, значит, в кабинете, курю. Тогда везде курили, хорошее было время. Вбегает Носик. Закуривает. Неизменные свои – «Ротманс роялс» в квадратной пачке, у фильтра – золотой ободок. И без предупреждения идет в атаку:
 
- Вот ты умный!
- Ну, – рдею я.
- Вот скажи мне, что такое «парадигма»? 
 
Тут уж я не рдею, а расцветаю, ибо во время оно для экзамена какого-то там или зачета, теперь не вспомнить, конспектировал «Структуру научных революций» Томаса Куна, и готов прочитать о парадигме небольшую, однако содержательную лекцию.
 
Но лекцию мою Борисыч прервал на тридцатой секунде, когда я только-только перешел к значению гипотез «ад хок».
 
- А по-моему, парадигма – это [цензура].
 
Оказалось, кто-то где-то написал, что «Лента.Ру» существует не в той парадигме, и это задело Борисыча. Старик обиделся.
 
Захожу, значит, в ресторан, известный в узком кругу ценителей скверной кухни в те времена под кодовым именем «13-13». Имя буквально кодовое: «13-13» – это код, который надо было набрать на дверном замке, чтобы попасть в означенный ресторан непосредственно из недр ФЭПа.
 
Сидит Борисыч, в кипе, естественно, поглощает осетра.
 
- Антон, – говорю, – ты или кипу сними, или… Оно же некошерное.
 
- Фы профто мало фитаешь, – обижает меня Антон, не переставая жевать. Грехов у меня, конечно, много, но читаю я тоже много. Все-таки.
 
- Мало читаешь. Недавно статья была. Не помню где. Короче, на осетре есть чешуйки. Маленькие-маленькие. Просто так не видно. Но есть».
 
Однако не все приятно вспоминали Носика. Так, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова пишет далеко не приятные вещи в своем Фейсбуке:
 
«Когда читала Антона Носика, иногда думала:"Ну как Земля таких носит?..". А сегодня она перестала его носить. И я понимаю: отныне в нерукотворном многообразии нашего мира чего-то не хватает. Вечный ему aperol spritz (думаю, он понял). 

Про Глазунова скажут наши великие. А я скажу про Носика».          

Фото: newsader.com 











Lentainform