16+

«Расскажу о сериале, который стал для меня открытием»

30/08/2017

АНДРЕЙ КОНСТАНТИНОВ

Приходилось мне слышать такую мысль – дескать, сериальный бум, который случился в мире некоторое количество лет назад, начинает идти на спад, потому как все прекрасное не вечно. Я с этим совершенно не согласен. Сериальное пространство оказалось настолько большим, на нем еще столько неоткрытых континентов, что просто смешно заявлять о завершении эпохи великих сериальных открытий.


            Другое дело, что есть такие чудные страны, как Россия, где закон всемирного тяготения действует по-своему, потому что за ним надзирает министр Мединский.

Теперь о том, что стоит посмотреть. Хочу сделать брутальное заявление: я не буду говорить об «Игре престолов». Во-первых, об этом все говорят, во-вторых, я не видел ни одной серии нового сезона,  решив посмотреть его целиком, получив все удовольствие сразу, но слышал от своих детей, что это потрясающе.

Зато я расскажу о сериале, который для меня стал открытием. Это американский сериал «Сын», он снят по одноименному роману Филиппа Мейера, который у нас, кстати, продается, – можно сразу идти в Дом книги и его там найти. В романе несколько временных пластов, а в сериале только два. Начинается действие в 1849 году, когда главный герой по имени Илай еще совсем маленький, и в 1915 году, где герой уже сильно немолод, а играет его вечно молодой Пирс Броснан.

Фабула такая. Где-то на фронтире маленькая ферма, на нее нападают каманчи, всех убивают, забирают себе одного мальчика и тащат к себе в рабство. Этот Илай начинает свою жизнь в племени в качестве раба, а потом становится полноправным членом племени. И хотя каманчи убили всех его родных, он начинает их любить.

И вот 1915 год, тут уже Илай – глава крупного рода, у него дети,  у него ранчо, вышка по добыче нефти, но дела идут не очень хорошо. А по соседству земля, принадлежащая мексиканцу. И возникают расово-земельные проблемы, они развиваются в очень необычную  интригу, которую я не хочу раскрывать. Скажу только, что к концу фильма она заставит ужаснуться.

Этот фильм даже нельзя назвать сериалом, потому что это одна история. Это такой саморазоблачающий материал, в котором американцы много рассказывают о себе – почему они такой народ, откуда у них такие черты национального характера, одновременно прекрасные  и люто страшные. Они в итоге формулируют такую максиму: никому и никогда нельзя делать запредельные вещи. Но иногда можно. Но можно только нам. А почему только вам? А потому что у нас миссия. Но мы не скажем, какая, потому что она секретная.

Это настолько завораживает, что потом раз за разом возвращаешься к этому в мыслях. Правильно говорят, что художественные произведения нужны для того, чтобы находить ответы на те вопросы, которые ставит настоящая жизнь. Ответы на вопросы, почему американцы ведут себя сейчас так, как они себя ведут, можно найти в этом сериале. И от этого мурашки по хребту. Потому что за этим стоит очень натуральное, природное, нутряное, идущее от земли и поэтому невероятно страшное.

Ну и помимо всего  «Сын» – это колоссальное удовольствие. Как сняты картины природы! Какая музыка! Каждый актер попадает в свою роль. И потрясающая у фильма композиция.

Я вообще не люблю, когда прыгает повествование. Но здесь это сделано ровно так, чтобы полностью завладеть твоим вниманием.

Так что – рекомендую, настаиваю и ответственно заявляю, что это очень мощная вещь. Вообще, думаю, такого рода произведения надо в школьные программы включать.

Встык скажу о сериале «Полдарк» – англичане сняли третий сезон. Обычно третий сезон хуже первого. Но тут все наоборот. Если «Сын» – это попытка американцев исследовать самих себя, то «Полдарк» – это попытка англичан понять архетипы, которые существуют в английском обществе.

Время действия – стык XVIII  и XIX веков. Это история одной семьи –  Полдарков, взаимоотношений внутри этой семьи, нуворишей, которые приходят в семью, могут ли простолюдины стать благородными, может ли аристократ жениться на простолюдинке, возможна ли любовь между простолюдином и аристократкой… Тут нет большого количества приключений, это в хорошем смысле вязкое английское письмо. Очень интересно для тех, кто интересуется историей Англии: взаимоотношения англичан с французами, возникновение методистов, что такое банки того времени  – все это мило и очень познавательно. Опять замечательная операторская работа. И очень советую тем, кто владеет английским языком, смотреть без перевода, включив субтитры.

Неплохо было бы на таких примерах учиться. Учиться нам, Российской Федерации. Зазорного в этом ничего нет. Вот у Пушкина в «Полтаве» Петр произносит здравицы в честь шведов, учителей своих.

Но у нас отношение к процессу ученичества очень своеобразное. И мы продемонстрировали, в чем оно заключается. Недавно на канале «Россия» вышел сериал под названием «Преступление». С первых же кадров абсолютно любому смотревшему шведско-датский сериал «Убийство» становится понятно, что это он и есть. Сериал «Убийство» много обсуждали, когда он вышел, он так понравился американцам, что они его пересняли, а наши, наверное, у американцев и купили.

Как и в случае с сериалом «Родина», купили, видимо, с такими условиями, что ни шагу в сторону от оригинала не отойти, иначе будет караул. В результате получилось еще хуже, чем в сериале «Родина», хотя казалось, что хуже невозможно.

Почему это копирование было обречено на провал? Потому что Швеция, как и Америка, – страны победившего феминизма. Со всеми вытекающими  отсюда хорошими и плохими последствиями. Начнем с того, что в Швеции существуют изнасилования второй и третьей степени. Из-за чего бедняга Ассанж  год сидит безвылазно в посольстве Эквадора в Лондоне. Кто забыл, напомню, о каком изнасиловании идет речь. Ассанж с некой девушкой договорился иметь секс. Они поимели его, здесь претензий никаких. Они уснули, потом Ассанж проснулся и снова трахнул ее, не спросив. И вот по шведским законам это изнасилование.

К чему это я? К тому, что когда про это рассказываешь человеку в России, он говорит: «Ой-ой» и идет в винный магазин.

А в Америке и Швеции это нормально. Там прошла великая феминизация. И у них появились героини, как в сериале «Убийство»: женщина-полицейский с трудной судьбой и мордой кирпичом. Но поскольку это в Швеции происходит, то мы понимаем, что там только с такой мордой и можно ходить. А когда с такой мордой появляется Дарья Мороз в нашем сериале «Преступление» и выясняется, что она работает в Следственном комитете, то хочется спросить: девушка, а ты знаешь, что есть помада и расческа? И вообще, с такими лицами в Следственном комитете не работают. Мы видим, какие  секс-бомбы из Следственного комитета рассказывают нам по «России 24» о его достижениях.

Помощник у Дарьи Мороз есть – его играет актер Прилучный, который в сериале «Мажор» снимается (я почему об этом знаю, потому что у меня жену пригласили на роль в этом сериале). Этот Прилучный в «Мажоре» играет сына олигарха, который  пошел работать в полицию. И там вполне оправданы его желтые штаны и татуировка на шее  в виде штрих-кода.

И вот в «Преступлении» появляется такой следователь с татуировкой в виде штрих-кода (ее не закрыть, видимо, ничем), а по ходу сериала выясняется, что он еще и наркоман. Правда, завязавший, он ходит на заседания анонимных наркоманов. Возникает вопрос – а Бастрыкин в курсе, что у него в Следственном комитете творится? Баба с жуткой мордой и следователь-наркоман.

А есть еще знаменитый шведско-датский сериал «Мост», который тоже купили американцы. И сейчас идет реклама на НТВ, что в нашей версии героев «Моста» (а у нас этот мост между Эстонией и Россией) будут изображать Пореченков и Дапкунайте, которая к Эстонии не имеет никакого отношения, ее специально учили эстонскому  языку.

Поэтому все,  что я говорил про сериал «Преступление», применимо и к «Мосту». Ну нету такого в России – по-другому все у нас устроено. И когда мы делаем копии их сериалов  – это плохо, потому что получается дикое вранье. И мы засоряем фигней эфир. Они там в Америке художественно  осмысливают свою действительность, а мы снимаем что-то, к нашей жизни не имеющее никакого отношения.

Мы  пошли по  очень нехорошему пути покупки лицензий. Это плохо, потому что все меньше и меньше будет работать своя шахматная мысль. А она и так-то хуже некуда. И если мы не будем пытаться снимать свои истории, то никакого кинематографического «Сколкова» у нас не будет никогда.

Для чего нам нужен министр культуры? Он нужен в том числе для того, чтобы приглядывать за такими вещами.              

ранее:

«Идет какой-то сериал, смотрю – и мне интересно. Думаю: «А что же это такое идет?»
Духовные скрепы по-турецки
«Хочу посоветовать четыре сериала для долгих новогодних каникул...»
«Министр культуры Бангладеш – гвоздь программы Культурного форума. От такого скулы сводит...»
Два ненаших сериала, на которые стоит обратить внимание











Lentainform