16+

Экс-сотрудница суда объяснила, почему в российских детях нельзя воспитывать идеализм

30/08/2017

Экс-сотрудница суда объяснила, почему в российских детях нельзя воспитывать идеализм

В Петербурге произошел необычный конфликт, который поставил в тупик всю судебную систему. Оказалось, секретарь, который проработал без году неделю, может стать важной фигурой и испортить репутацию целого районного суда. А такое у нас во власти не прощается. Молодого человека ждет серьезное наказание за «принципиальность».


22-летнему Александру Эйвазову еще недавно рисовались блестящие карьерные перспективы. Он в 2016 году с отличием окончил юрфак Северо-Западного института управления РАНХиГС и с превосходной характеристикой направился в Октябрьский районный суд. И там столкнулся с суровой реальностью.

Аккуратист и буквоед, способный цитировать параграфы, Эйвазов сразу почувствовал высокие нагрузки благодаря заседаниям, выходившим за пределы рабочего графика, увидел, как судьи позволяют себе свободное общение со следователями и прокурорами.
 
Молодой человек решил направить свои усилия не на то, чтобы «встроиться в систему», а выявить отдельные недостатки. Он считал, что принесенная кем-то и оставленная в зале банка кофе должна расцениваться как взятка. По его утверждению, записал множество, как ему показалось, компрометирующих судью разговоров.

На почве «духа противоречия» у Эйвазова с начальницей – судьей Октябрьского суда Ириной Керро – возникло обострение отношений. Видимо, на пике неприязни молодой человек решил «выкинуть номер» и по итогам очередного судебного заседания не подписал протокол.

Казалось бы, чего тут страшного – секретарь не расписался. Но оказалось, это не так, и подпись нужна позарез, иначе итоги заседания по закону можно опротестовать. Эйвазов же не только не стал ничего подписывать, но попросту исчез.

Когда же секретарь понял всю серьезность положения, то стал переживать, что за подписание протокола задним числом, на что ему стали настойчиво намекать, попадет под уголовную ответственность. Эйвазов решил «сбежать от системы» на юг. Но только все испортил. Его объявили в розыск и теперь хотят судить за подлог и фальсификацию доказательства. Более того, следователи якобы отрабатывает версию о получении секретарем взятки от знакомых депутата Кунгурова. Видимо, за отсутствующий автограф.

Бывшая коллега Эйвазова, а ныне правозащитник Полина Немеровская рассказала о своем обыте работы секретарем и посоветовала, что нужно делать, чтобы дети вырастали не такими идеалистами, как взятый под стражу Эйвазов. 

- Устроилась я на работу в суд. Не сейчас, а в 2014 году. Опыт был офигенный, за три месяца работы секретарем узнала больше, чем за два года на юрфаке, а также приобрела бесценный навык выживания на 7 тысяч рублей в месяц.

Мне, наверное, с судом повезло, какого-то совсем ада не было, и я испытывала к судьям гораздо меньше претензий, чем к адвокатам по назначению, которые приходят, отрабатывают свои 600 советами в стиле «ну давай признайся и на особый порядок» и уходят, что дальше будет с людьми их не волнует вообще.

А с судьёй у нас было как-то по-домашнему, я ей говорю: «Марь Иванна, давайте пожалеем человека, что он будет как дурак за свой грамм порошка сидеть в тюрьме». Судья на это рассказывала историю о мужике, которому она дала условку, и на свободе он умер от передоза. Но максимальный за время моей госслужбы приговор у нас был 6 лет, а процессуальной жести было мало.

Александру Эйвазову, студенту юрфака, повезло сильно меньше. Он работал 2 месяца секретарём в Октябрьском суде и за эти 2 месяца насмотрелся. По его словам, его судья «ненавидела людей, особенно неславянского происхождения» и говорила, что им уготовлено отличное место в Крестах, принимала подарки от следователей и выкидывала из протоколов показания обвиняемых.

А Саша на свою беду был идеалист и хотел стать судьёй, чтобы менять систему изнутри. У меня в 12 лет была идея вступить в "Единую Россию", стать преемником, а потом внезапно всем навести демократию, но я решила, что сойду с ума. А он вот думал, что сможет. Но от увиденного — пришел в глубочайший шок и начал жаловаться. Сначала председателю, потом в коллегию, потом в прокуратуру, потом вообще президенту. Жалобы не остались неуслышанными. Только пришли не к судье, а к нему. Мы в России тут живём вообще-то мальчик. Кому что не нравится — можно в лагерь.

Я хочу сказать, что самое главное в воспитании детей — это не прививать им идеалов, а учить защищаться. Идеалы без защиты — путь в тюрьму или на плаху. Как секретарь суда секретарю суда выражаю профессиональную солидарность, а как человек желаю всем продажным судьям предстать когда-нибудь перед справедливым судом по закону.





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform