16+

Письма из Германии. Про разговоры о политике в электричках

15/09/2017

Письма из Германии. Про разговоры о политике в электричках

В Германии совершенно невозможно быть далеким от политики. О ней не говорят разве что детсадовцы. Поскольку здесь принято вести светские беседы в поездах, то я постоянно вижу людей, которые подсаживаются к другим пассажирам, здороваются и начинают болтать о политике. Иногда беседа перерастает в жаркий спор, и тогда я узнаю много новых немецких слов.


Собственно, эти разговоры в пригородных электричках стали для меня основным источником информации о выборах, которые тут  будут 24 сентября.

Я ни черта не понимаю, когда пытаюсь смотреть немецкий телевизор или слушать немецкое радио. У меня есть такое ощущение, что в природе существует несколько немецких языков, и один из них – совершенно изуверский – придуман специально для бесед о политике на радио.

Так что информацию я черпаю в электричках и из бесед с многомудрым Пайовангом, моим учителем немецкого. Который, будем честны, так себе немец, потому что он таец.

Мысли Пайованга совершенно просты: канцлером будет Меркель, потому что никого другого просто нет. Пайованг живет в Мюнхене шестнадцать лет, и большую часть его немецкой жизни Германией руководила Frau Kanzlerin. И Пайованг считает, что это хорошо. Он смотрит дебаты, слушает и читает новости, но его безмятежность поколебать не может никто. Он железно уверен, что Меркель свой пост не оставит. А то, что партия «Альтернатива для Германии» может стать третьей политической силой в немецком парламенте, его не пугает. В ее существование он верит так же, как верит в существование Парагвая: ну да, есть такая страна – и что с того?

«Альтернатива для Германии» (АдГ) вообще обсуждают редко. Ну или мне попадаются попутчики с совсем иными политическими пристрастиями. Завхоз бизнес-центра, где я работаю, на мой вопрос («Простите, я иностранка, не разбираюсь в ваших политических реалиях. А вот «Альтернатива для Германии» – это хорошо?») ответил, что считает обсуждение этой партии неприличным, и быстро ушел, хотя обычно любит поболтать. Два божьих одуванчика в поезде вполголоса обсуждали, что, может, и стоит присмотреться к этой партии. У нее все больше сторонников и программа такая внятная. Вот только непонятно, как они собираются закрывать границы и избавляться от беженцев. И кто же в таком случае будет работать? Короче, одна из главных интриг парламентских выборов этого года не кажется такой уж интригой.

«Альтернативой» любят пугать газетчики. Хотя большая часть газетных и журнальных полос неизменно отводится под Меркель и Шульца (я еще никогда не видела столько масштабнейших исследований, в которых жизнь и карьера политиков изучалась бы под микроскопом), есть и страшилки о том, во что превратится Германии, если АдГ получит достаточно мест в Бундестаге, и робкие мнения о том, что границы-то действительно того – следовало бы укрепить. У этой партии самое большое количество подписчиков в Facebook – 320 тысяч. Для сравнения: у партии Шульца (СДПГ) – около 140 тысяч, а у христианских демократов, от которых на выборы идет Меркель, – 130 тысяч.

Facebook вообще стал едва ли не главным инструментом предвыборной агитации. Немцы внимательно изучили все нюансы президентских выборов в США 2016 года и со всей серьезностью отнеслись к возможному появлению фейковых новостей. Отслеживать дезинформацию поставили исследовательский центр Correctiv.

Собственно, доминирование Facebook стало главным отличием нынешних выборных кампаний от предыдущих. В прошлый раз всех больше интересовал Twitter и невинные развлечения, которые он предлагал. К примеру, там появился аккаунт среднего пальца Пера Штайнбрюка – тогдашнего главного конкурента Ангелы Меркель. А вслед за ним – и аккаунт Deutschland Kette, который велся от лица ожерелья немецкого канцлера. На дебаты фрау Меркель надела ожерелье в цветах немецкого флага, но по ошибке перевернула его. В результате уже через несколько часов в Twitter появился возмущенный пост: «Она носит меня неправильно. Я ей не Бельгия».

Так вот, ничего подобного сейчас нет. Аккаунты заморожены (хотя ожерелье еще примерно год после выборов комментировало поступки своей владелицы), и вокруг сплошная скука.

Оффлайновые предвыборные кампании тоже проходят спокойно – на мой взгляд, опять же. В Мюнхене агитация какая-то очень домашняя. Я не видела ни одного «официального» предвыборного билборда. Обычно политические плакаты наклеиваются на картонки и фанерные щиты не очень большого размера и расставляются по обочинам автомагистралей. В центре города мне агитплакаты почти не попадались.

В оформлении доминируют портреты, и, я не хочу никого обидеть, люди на них не кажутся приятными. Тут никаких отличий с российской предвыборной агитацией нет. Даже удивительно. На фоне протокольных плакатов выгодно смотрятся «зеленые», продвигающие себя с помощью румяных баварских яблок и суровых фермеров. «Альтернатива для Германии» также не очень светит лицами своих кандидатов. Ее плакаты пестрят лозунгами: «Голосуешь за ХДС – получаешь Меркель», «ХДС обещает, АдГ делает», «Защитим наши границы»  и так далее. Вообще, нападки на политических противников здесь вполне распространены. Так же, как и мелкий шрифт на плакатах. То есть представьте себе постер с изображением тонко улыбающегося Мартина Шульца и много-много мелких букв. Постер при этом висит на обочине дороги, и на скорости 90 км/ч разобрать, что там написано, возможным не представляется.

Кстати, даже в доступных местах – скажем, на нашей деревенской остановке – никто не пририсовывает кандидатам усы и вообще никак не шалит. Правда, наша деревня регулярно выказывает свое отношение к «Альтернативе для Германии», срывая  ее агитационные плакаты. Других актов вандализма я не замечала.

А сегодня я ехала в поезде с четырьмя молодыми французами. Они очень бурно обсуждали войну в Афганистане, Ливию, Сирию и КНДР. Кроме того, они со знанием дела говорили о России. Поскольку французский я понимаю значительно лучше немецкого, то слушала я с большим интересом. А потом двое запели гимн Советского Союза. На русском языке. Но пение прервалось, поскольку мы проехали мимо рекламы газеты Die Zeit, на первой полосе которой была фотография довольной фрау Меркель. Французы тут же переключились на обсуждение немецких политиков.

Придется все же учить политический немецкий. Если вы можете говорить о политике, то ваш круг общения явно увеличится.

Катерина ЩЕРБАКОВА, Мюнхен, фото pixabay.com











Lentainform