16+

Даниил Коцюбинский — о том, «впадет ли в грех либерального соблазна» Владимир Путин после выборов

23/10/2017

Даниил Коцюбинский — о том, «впадет ли в грех либерального соблазна» Владимир Путин после выборов

Историк Даниил Коцюбинский объясняет, почему в России не стоит ждать радикальных перемен ни сейчас, ни после после выборов в 2018 году.


- Чтобы в России произошли какие-то перемены, правитель должен совершить какую-то серьезную ошибку, которая нивелирует легитимность его образа в глазах граждан. Есть ли основания говорить о том, что Путин может совершить какую-то подобную политическую ошибку?
– Путин допустил ошибку один раз, но она не была фатальной. Это произошло в 2008 году, когда он стал играть в либерализм и решил дать понять обществу, что соблюдает положения Конституции о сменяемости власти. И это его решение послало обществу ложный импульс о том, что Путин – не всесилен. Поэтому в 2011 году, когда он снова решил вернуть полномочия президента, то поссорился с интеллигенцией, причем навсегда, потому что интеллигенция за эти три года искренне поверила в то, что Путина можно и нужно «поменять на выборах». И стала готовиться к тому, чтобы проголосовать за Медведева. То есть в этой небольшой части российского общества произошла делегитимация Путина. Разумеется, эту ошибку он больше не повторит. Тем более, таким образом, чтобы делегитимизировать себя в глазах не только небольшого процента российских граждан, но своего электорального большинства. Именно по этой причине ни в какие имитирующие либерализм игры российская власть играть больше не будет. Более того. Даже если она не захочет проводить предельно жесткий тоталитарный курс, ей придется имитировать перманентное движение в его сторону.

Поэтому каждый сезон нам и приносит все больше подтверждений того, что еще чуть-чуть гайки подвинтили. Еще какой-то очаг либерализма задушен. Одним словом, я не вижу никаких оснований предполагать, что Путин снова «впадет в грех либерального соблазна». А других фатальных для себя ошибок он и не может совершить.

- Но разве для того, чтобы поддерживать образ «настоящего царя», Путину не нужно предлагать какой-то сценарий дальнейшего развития действий и каждый раз наращивать силу? Самый мощный сценарий с аннексией Крыма уже разыгран. После такого хода разве можно что-то еще предложить, чтобы сохранить авторитет?
-  Путину ничего и не нужно больше делать, он уже легитимен. У него рейтинг зашкаливает, и футболки с его изображением люди покупают за свои деньги. Он может предложить какие-то новые фокусы, которые сложно даже предположить заранее. Кто мог спрогнозировать аннексию Крыма еще за полгода до того, как это произошло? Могут быть и какие-то новые «кролики из шляпы». Команда президента, которая работает в России, всегда пытается действовать с мощным запасом прочности, чтобы укреплять рейтинга Путина. Может, что-то будет еще предложено, но достаточно даже того, что есть сейчас – это режим «новой холодной войны» с Западом, воскрешающий архетип, который в сознании большей части российского общества сохраняется еще с советских времён, потому что многие помнят времена Брежнева и до него, когда Советский союз постоянно противостоял Западу. И срабатывает аналогичная схема – мы противостоим Западу, значит, мы такие же крутые, как когда-то был Советский союз. Значит, страна у нас снова стала сильной, а власть – легитимной. Мы, наконец, снова «встали с колен». И т.д.

В принципе, все необходимое для того, чтобы нажимать на давно сформированные болевые точки и таким образом управлять обществом, у Кремля есть, и он будет пользоваться этим неограниченное количество времени. Никакие экономические трудности российского обывателя не способны сделать врагом власти. Власть превращается во врага только, когда начинает с народом «либерально заигрывать», демонстрируя тем самым свою «слабость». Но этого Путин делать не будет, как я понимаю, никогда.

- А тот факт, что Кремль Навального не хочет допускать к выборам, это может каким-то образом снизить авторитет Путина, как сильного правителя? Разве такое решение не показывает, в некотором смысле, страх перед критикой оппозиции, которую может обеспечить Навальный во время предвыборной кампании?
– С моей точки зрения, Кремль мог допустить Навального до выборов, как допустил его уже однажды до выборов мэра в Москве в 2013 г. Так что давайте дождемся момента выборов всё же. Но скорее всего, в Кремле все же решили разыграть карту «Навального-лайт», то есть Ксении Собчак. Вполне возможно, что Кремль в итоге поручит ей заменить Навального после того, как она пройдет обряд «политической инициации» во время выборов. Во всяком случае, традиционный «жесткий» стиль Навального после 2018 года, скорее всего, окажется уже неудобным для Путина.

Думаю, Путин – что логично – исходит из того, что он с каждым годом стареет и чисто внешне становится все менее привлекательным как сильный лидер. А ведь традиционно он себя позиционировал как сильного мужчину, «мачо». И даже его последние фотосессии демонстрировали нам какие-то кубики на его брюшном прессе. Но ясно, что еще через 6 лет уже кубики показывать будет странно. Значит, нужно ликвидировать возможность какой-то жесткой, пускай симулятивной, но все-таки агрессивной критики (тем более со стороны более молодого мужчины), которая со стороны Навального раздавалась на протяжении 10 лет. Полностью провести ребрендинг Навального тоже невозможно, он уже сформирован таким, какой он есть. Сформирован, конечно же, самим Кремлем, но для другой эпохи. Сейчас Путину потребуется более мягкая оппозиционная псевдодеятельность. И, возможно, что Собчак будет этим заниматься в обозримом будущем. Поэтому Путин не столько боится Навального, сколько, скорее всего, если действительно не допустит Навального до выборов, а допустит Собчак, таким образом сделает заготовку себе на будущее в виде нового, более мягкого и комфортного для стареющего самодержца псевдооппонента.

- То есть, в конце концов, задача Собчак в том, чтобы постепенно перетянуть электорат Навального?
– Никто в Кремле не думает ни о каком «электорате», ибо, как я уже сказал, самодержец в России «выбирает» себя сам. Речь идет об оформлении некой театральной сцены, где должны быть представлены разные фигуры.

Фигура Навального существовала, во-первых, для того, чтобы оппозиционно настроенные граждане годами сидели напряженно у радио «Эхо Москвы» и слушали о последних информационных вбросах ФБК, в итоге не выходя из-под контроля власти. Потому что, на самом деле, Навальный, даже когда выводил людей на улицы, не разу не призвал ни к чему такому, что несло хоть малейшую опасность для существующего режима.

Во-вторых, Навальный существовал для того, чтобы любящая Путина часть населения знала, что у президента есть враги, от которых его надо защищать. Поэтому я и думал, что Навальный будет использован в этом году как аниматор и для антипутинского меньшинства, и для путинского большинства. Он должен был продемонстрировать, что Путину требуется поддержка, коль скоро против него выступают «агенты Госдепа». Но, судя по всему, Путин все-таки не хочет жесткой оппозиционной риторики в момент подготовки выборов. Тем более, что какую-то часть анимационных действий Навальный уже произвел. Быть сожжет, в Кремле решили, что этого достаточно и что Собчак теперь может «мягко перехватить» эту эстафету. Правда, мы уже сейчас видим, что она с трудом справляется с этой задачей. Собчак, насколько я могу заметить, в основном все-таки воспринята большей частью антипутинской частью общественности как фейк, неспособный заменить Навального. Но Кремль может попытаться убедить фанатов Навального в обратном – например, через Эхо Москвы и прочие референтные для этих граждан источники информации. Одним словом, сейчас еще рано делать окончательные прогнозы того, как будет выглядеть дизайн выборов весной 2018 года.

фото фейсбук Даниила Коцюбинского








Lentainform