16+

Чего ждать зрителям от «Матильды»: царя не обижают, достойных постельных сцен нет

26/10/2017

Чего ждать зрителям от «Матильды»: царя не обижают, достойных постельных сцен нет

В широкий прокат выходит самый скандальный российский фильм этого года - «Матильда» режиссера Алексея Учителя. Все попытки запретить картину со стороны православных радикалов, провалились. Словесные угрозы и не только, в адрес тех, кто пойдет ее смотреть, на людей не подействовали. Билеты продаются успешно. По словам Учителя, единственное чего удалось добиться недоброжелателям — из-за шумихи рекламировать фильм не будут на телеканалах. Журналисты, которые побывали на премьерах «Матильды», по-разному оценивают художественные достоинства этой киноработы, но согласны в одном — там нет ничего того, чтобы оскорбляло чувства верующих. Ну а ради чего же тогда идти на просмотр этой истории про царя?


Матильду топят, зрители уходят

- Что тут скажешь. Поклонская втравила в блудняк всех, – восклицает журналистка Фонтанки. ру Венера  Галеева.

Бабушек с иконами, которые думали, что там обижают царя. Либеральную общественность, которая пришла, как на праздник. Кто-то обещал, что Отто Эйдингер — порноактер. Ни одной внятной постельной сцены в фильме нет. Тема сисек раскрыта лишь на одну вторую. Польская нимфа Михалина Ольшанска улыбается и машет. У Сергея Гармаша глаза очень умного животного, которое мучают злые дети. Ингеборга Дапкунайте — образцово-показательная злая свекровь: втыкает невестке булавки в безмозглую головенку и ласково говорит: «Не бойся русского медведя, потрогай его». Потому что знает: эта дура потрогает и, наконец, станет весело.

Ненадолго спасает ситуацию Данила Козловский. Через полтора часа пытки прекрасным он врывается в особняк Матильды и делает то, что уже давно хочет сделать зритель. Он начинает Матильду душить и заматывать в ее же собственную фатиновую пачку, с головой, руками и ногами, чтобы, сука, прекратилось вот это все, и давай без 32 фуэете, по-простому. Потом топит качественно упакованную Матильду как муму и взрывается вместе с баркасом, то есть паромом, ровно за секунду до того, как присутствие артиста Козловского на экране начинает реально бесить.

В общем, за «Викинга» он карму, можно сказать отработал. После этого эпизода из зала потянулись первые бегунки — и правильно, дальше смотреть было нечего, персонаж Козловского, даром что вымышленный, был единственным, кто хоть как-то двигал сюжет. На лирической сцене между Ники и Алекс сбежало еще десятка полтора насмотревшихся. В финале Ники идет на Ходынку, забирается на уцелевшую вышку и дергает за веревочку. Над усеянным трупами полем взлетает фейерверк. Ники встает на колени. Титром сообщается, что Матильда прожила 99 лет, а Николая расстреляли со всей семьей в 1918 году.

«Фильм получился удивительно злым»

Экранный Ники даже не мечется: его бросают то туда, то сюда различные обстоятельства. Он не может определиться, чего хочет: стать императором, любить Матильду Кшесинскую, любить Александру Федоровну, заниматься инновациями в виде синематографа или чем-то еще, – рассуждает журналистка znak.com Екатерина Винокурова.

Стоит экранному Ники сделать выбор, он мгновенно пытается его переиграть. Он почти одновременно начинает прорабатывать вопрос женитьбы на Кшесинской, при этом приветствует молодую будущую императрицу, кивает наставлениям отца, который сжимает дрожащий кулак, чтобы показать безвольному сыну, как надо держать Россию, и кривится в ответ на сентенции властной матери. Апогеем этих безвольных метаний становится репетиция коронации, когда мать и невеста начинают спорить, какую же корону надеть любимому мальчику Ники, а мальчик Ники кричит «отстаньте от меня» вместо того, чтобы самому сделать выбор.

Ни благоговения, ни сожаления персонаж не вызывает, как не вызывает сомнений и способность такого персонажа в последний, катастрофический момент своей жизни принять смерть с достоинством.

Большинство остальных персонажей картонны и скучны (выделю только мать Николая Второго, императрицу Марию Федоровну). Женщины красиво носят платья и прически в роскошных интерьерах, блестят эполеты, герои мучаются от придуманных драм. Та же Александра Федоровна большую часть времени тратит на построение отношений с будущим супругом, но не на попытку понять Россию, которой она хочет править, «как государыня-матушка». Слова про «государыню-матушку» она повторяет Ники, когда едет с ним в императорском поезде на коронацию, наблюдая в окно неведомый русский народ. Он что-то дежурно и пафосно ей отвечает. Ни ему, ни ей народ не интересен. Спустя более чем сто лет их духовные наследники будут так же наблюдать Россию из окна черного автомобиля с мигалкой, параллельно раздавая комментарии гостелеканалам по поводу того, как «важно слышать людей на земле».

И надо всем этим парит самый объемный персонаж: собственно Матильда Кшесинская. В ее любовь к Ники, скажу честно, не верится. В презрение к властям имущим — да. В желание манипулировать ими, вскочить в социальный лифт — да. В желание стать роковой женщиной династии — безусловно. Чем сильнее императорская семья презирает балерину Матильду, тем сильнее ответное презрение и тем нелепее выглядят вельможи и члены царской фамилии, которыми так легко начинает манипулировать простая балерина, не лишенная, в отличие от них, здравого смысла и обаяния. В отличие от них, Матильда способна сама заработать себе на пропитание и умеет решать какие-то еще проблемы, кроме «чувств». Балерина крутит фуэте до сбитых в кровь ног, будущая императрица Александра Федоровна учит наизусть молитвы. Какой персонаж имеет большие шансы выжить и дожить до 99 лет — очевидно.

Отдельно из актерского состава хочется выделить Данилу Козловского, убедительно играющего маньяка, одержимого Кшесинской. На фоне последних событий, случившихся с журналистом «Эха Москвы» Татьяной Фельгенгауэр, сцены с героем Козловского как раз пробирают до мороза по коже.

Остальные не трогают, и их совсем не жаль.

Не жаль эту Россию с хрустом французской булки и хрустальным звоном бокалов с шампанским, утерянную сто лет назад. Нечего там жалеть. Наследная аристократия, фальшь, безволие, народ — крупным мазком как нечто фоновое и сопутствующее. Потеряли, да и пусть. В этом плане фильм получился удивительно злым, причем, как мне кажется, помимо воли режиссера.

Журналист Михаил Карягин на actualcomment.ru пишет, что единственные, кого мог оскорбить этот фильм, так это люди, разбирающиеся в кино:

– Матильда» — это не «посягательство на исторические основы государства», а просто плохое кино с искусственными диалогами, пластмассовой игрой актеров и банальным сюжетом, построенным вокруг истории несчастной любви.

Поклонская и религиозные активисты критиковали фильм еще до его выхода за «высмеивание православных святых» и «надругательство над чувствами верующих». Но если бы они дождались премьеры, то стали бы ругать его за надругательство над эстетикой. Фильм изначально не претендовал на историческую точность, поэтому там не нужно искать внимания к деталям, датам и историческим хроникам. Но если это драма, то хотелось бы увидеть какие-то эмоции.

Из-за ажиотажа вокруг фильма я намеренно пытался найти детали, которые бы могли оскорбить верующих или же персональных фанатов Николая II, но не смог этого сделать, если, конечно, зрителей не оскорбляет игра Ларса Айдингера в роли Николая II, который на протяжении всего фильма появлялся на экране с мокрыми глазами…

Зрители хотели узнать, что же в этом фильме такого, почему вокруг него столько шума? А там ничего, абсолютно серый, проходной фильм, который не заставляет тебя переживать или сочувствовать героям. Если бы вокруг фильма не было столько скандалов, то он бы не отбил и части своего бюджета в 25 миллионов долларов.

фото fontanka.ru








Lentainform