16+

«Отнимать медали у наших олимпийцев, которые не попались на допинге, это подлость»

01/12/2017

АНДРЕЙ КОНСТАНТИНОВ

Продолжается давление на олимпийскую сборную, и, можно сказать, это такая долгосрочная история по компрометации России, в целом. Но меня эти выводы Международного олимпийского комитета о решении отобрать медаль у спортсменов не убеждают, потому что я против такой ситуации, когда нет ни суда, ни справедливости. История получается странная.


         Я хочу сразу свою четкую позицию обозначить: я за соблюдения правил и считаю, что надо отбирать медали у спортсменов, если найден допинг.

Но дело в том, что у большинства тех, у кого отобрали медали за последние недели, допинг не найден. И какие основные у них претензии — обнаружили какие-то царапины на пробирках, и на этом основании спортсменов обвинили в причастности к якобы государственной системе поддержки допинга, которая в  России, с легкой руки Родченкова, осуществлялась.

Я много раз говорил о презумпция невиновности и еще раз скажу, что это абсолютно не дело, когда существуют какие-то исключения для определенной области, потому что это базовое завоевание человечества, и, если эта система перестает работать в каком-то сегменте, то она перестанет работать везде.

Не должен человек доказывать факт своей невиновности, это вы должны доказать убедительно факт виновности этого человека. А тут получается какая-то странная история. И более того, это еще касается и не всех спортсменов, а только российских. Потому что, когда возникали проблемы с оцарапанными пробирками у спортсменов не российских, эти случаи фиксировали и там находили допинг. Но что говорили в таких случаях:  да, были следы воздействия на пробирки, но мы считаем, что вы тут не при чем, потому что не вы, уважаемые спортсмены, отвечаете за сохранность этих пробирок, к вам нет никаких вопросов. А  тут ситуация обратная: допинга нет, но есть царапины, а значит, ты виноват, говорят нашему лыжнику Легкову, у которого забирают медаль.

А он пытается сказать: я до Олимпиады и после тренировался и жил на Западе и все время сдавал допинг-пробы там. Если вы меня обвиняете в том, что я принимал сильный допинг, то ведь он не уходит из организма быстро, и его следы обнаруживаются при сдачи других пробирок, но эти следы не были обнаружены.

Это невозможная ситуация. Спортсмен сдал свою пробу, и больше никак за нее не отвечает. Если вы так организовали свою работу, то это вы должны нести ответственность, а не тот спортсмен, который почему-то должен отвечать за разную такую ерунду.

Ведь что сказал один из наших спортсменов, который отказался сдавать медаль: я тридцать лет в спорте, почему моя репутация идет коту по хвост?!

Безусловно, выводы, в том числе кадровые, делать надо. Как так оказалось, что во многих международных спортивных организациях Россия практически не представлена? Кто за это отвечает?

Почему после развала Советского Союза вышла глупая ситуация, когда англосаксы из США, Новой Зеландии, Австралии, Великобритании и Канады обладают правом вето и могут диктовать свою повестку?

Это глупо и совершенно не соответствует международному принципу о том, что все равны.

Почему спортсмены не обращаются в  суды? Дело в том, что спортсмены, которые участвуют в соревнованиях большого статуса, они, оказывается, подписывают специальные бумаги о том, что все разбирательства идут не через суд общей юрисдикции, а через спортивные суды.

А эти суды соблюдают принцип некой отмены презумпции невиновности. И меня вот больше интересует, почему за нашими спортсменами не стоят наши спортивные юристы, менеджеры, спортивная инфраструктура, политики – у меня большой вопрос ко всем этим людям.

Спорт давным давно превратился в соревнования между державами, в такую сублимацию войны, если хотите, где все средства хороши.

Например, есть спортивно-дипломатическая война на введения в запрещенный список определенных препаратов. Вот мельдоний был сначала не запрещен, а потом его заносят в список, но его аналог, который на Западе производят, не попадает — его, значит, можно использовать.

Ведь понятно, что соревнуются индустрии и политические системы — это огромные деньги. И такого рода войны, которые подразумевают засады, разведку, вербовку, всегда предполагают информационное противостояние тоже.

В спорте допинг-проблема существовала давно – со времен Советского Союза, и она всемирная.
Ее нужно было пытаться как-то решать, и главное — защищаться, предвидеть, что такая ситуация возможна. Но это наше ротозейство не искупает подлости международных организаций, которые отнимают медали у тех спортсменов, у которых не нашли допинга.

Что касается Родченкова, то он сбежал на Запад, когда под ним стала немного табуреточка дымиться, и у него есть прямой мотив давать эту информацию, потому что на новой родине он должен проявить свою лояльность. Но все его доказательства не стоят и выеденного яйца.

Ведь с чего началась травля? С фильма западного режиссера про допинг, но этот режиссер снял такой же фильм про Китай, и где шельмование китайской сборной, где отстранения?

По идеи сценарий должен был развиваться по такой же схеме – там тоже какая-то бабуся-врач китайской олимпийской сборной рассказывает, как всех снабжала допинговой наркотой – один в один.

Но скандала нет. И у меня возникает вопрос: а почему?

Если вы за принципы, то они должны срабатывать вне зависимости от национальности, но этого не происходит. Зато происходит другое – такая нормальная информационная травля. И я считаю, что дело не в спорте, не в желании США или не в обиде от того, что они не попали в тройку призеров  в Олимпиаде в Сочи. Дело в глобально политическом противостоянии, вышедшем в острую фазу после 2014 года, в связи с Крымом и всем остальным.

Ведь нужно скомпрометировать Россию: они агрессивные, воюют с Украиной, отжали Крым, они на Донбассе, они сбивают самолеты, поддерживают кровавого мясника из Дамаска Асада и абсолютных палачей, и чтоб вы совсем не сомневались — они абсолютные жулики и  играют нечестно, все посыпаны допингом.

«Вы должны признать, что у вас есть система государственного допинга» — говорят они. Но никто не может заставить спортсмена принимать или не принимать препараты – это всегда его выбор. Поэтому хочу сказать, что нельзя строить далеко идущие выводы на словах одного человека, пусть даже он занимал невероятно большой пост. Ведь любой человек может оказаться негодяем и сумасшедшим, и любое сомнение должно толковаться в пользу обвиняемого, а не наоборот.            

ранее:

«Я думаю, что сейчас Игорь Сечин воспринимает повестки из суда, как некое унижение»
«Чем еще оживлять политику, если не разговором о трупе Ленина»
«Когда эта дама появилась среди либералов, я говорил своим знакомым: ей Путин все дал»
«Расскажу о сериале, который стал для меня открытием»
«Идет какой-то сериал, смотрю – и мне интересно. Думаю: «А что же это такое идет?»











Lentainform