16+

Политолог перечислил всех участников дела Улюкаева, о которых сложно догадаться

05/12/2017

Политолог перечислил всех участников дела Улюкаева, о которых сложно догадаться

Политолог Кирилл Рогов в эфире «Эха Москвы» обсуждает, почему так много странных совпадений в деле Улюкаева, и почему при условиях непришедшего в суд главы «Роснефти» Игоря Сечина, экс-министру просят назначить десять лет наказания.


«Надо сказать, что эта история загадочная с самого начала, и в каждом своем повороте загадывает загадки. И, мне кажется, что на нее надо смотреть в более широком контексте. Загадки этой истории начинаются примерно в конце августа или начале сентября 16-го года, когда правительство и Владимир Путин неожиданно меняют свою точку зрения о приватизации «Башнефти». До этого была вполне консолидированная точка зрения, что «Роснефть» не должна участвовать в приватизации «Башнефти»», – рассказывает Рогов, добавляя, что затем эта точка зрения резко меняется, когда, по-видимому, она меняется лично у президента. Он начинает напротив пропагандировать за покупку «Башнефти» «Роснефтью».
 
«Затем наступили следующие неожиданности. Это, собственно, сам арест министра. Знаете, мы сейчас многое забываем. Особенно, когда идет процесс, мы многое забываем, как там все развивалось по часам. Я напомню, что после ареста Улюкаева в офисе «Роснефти» были утечки из следствия, в которых говорилось, что его прослушивали в течение года, и эти прослушки абсолютно доказывают его вину. И они лежали на столе у Путина…», – продолжает Рогов, отмечая, что больше об этих утечках ничего не слышали. 
 
Следующий эпизод — это не приход Сечина в суд.
 
«Он не пришел. Прошу прощения. И это тем более странно, что мы теперь знаем, что он говорил неправду следствию, что он обманывал следствие, когда давал показания, уверяя, что Улюкаев к нему напрашивался. А мы знаем, что это не так», – отмечает политолог. «В этой части истории для нас тоже очень много странного, потому что нам странно то, что почему-то этот суд сделали открытым, почему-то идут сплошь утечки, в том числе, секретный этих закрытых показаний. Они идут.
 
Но, с другой стороны, все развивается совершенно загадочным образом. «Роснефть» покупает эту «Башнефть». Путин заверяет, что это будет синергический эффект при продаже акций «Роснефти». Потом эти акции покупает неизвестно кто – катарский фонд Glencore. Путин их награждает орденами. Они при этом не вступают во владение. Потому что мы знаем, что заплатил за них ВТБ через Intesa за эти акции. И через несколько месяцев они, получив ордена, продают акции.
 
Что это такое? Вы можете кто-нибудь объяснить и понять? Это какая пляска. Это совершенно всё выглядит загадочным и каким-то несерьезным. И главное, это все вылезает наружу шаг за шагом. И то, что мы сегодня видим, эти утечки, одновременно сегодня была утечка про Феоктистов и его показания, и эти 10 лет, которые потребовали Улюкаеву при том, что явно доказательной базы никакой нет, кроме слов Сечина, который не приходит в суд».
 
Кроме того, процесс над Улюкаевым обнажил давно существующую в Кремле борьбу.
 
«Мы часто говорили про борьбу башен: в Кремле одна башня, другая, Сечин против Миллера… Это все нормально было. Это управляемые конфликты. В таком персоналистском режиме так всегда бывает, в авторитарном: управляемые конфликты, одни против других.
 
В общем, идея в том, что здесь гораздо больше непонятного, чем то, что сегодня попросило обвинение. Сегодня случившееся непонятное, оно важно как новый этап. Но эта непонятность гораздо более масштабное того, что там происходит. И, по всей видимости, силы, задействованные в этом конфликте, они не исчерпываются даже Улюкаевым, они пошире. Мы помним, что Улюкаев пытался кому-то — своим покровителям в правительстве позвонить – когда его арестовывали. Ему не дали. 
 
А по словам Рогова, звонить он хотел скорее всего премьер-министру Медведеву. 
 

«Это логично, что министр звонит премьер-министру, если его арестовывают в офисе компании. Все-таки так не бывает. Поэтому, безусловно, здесь под ударом находится правительство – и Медведев и Шувалов. И они являются частью этого конфликта, масштабы и сюжет которого мы не представляем. Мы только видим, как вылетают оттуда хлопья». 

Фото kremlin.ru











Lentainform