16+

«Непонятно, что мы вообще из Сирии выводим, если там все остаются»

13/12/2017

«Непонятно, что мы вообще из Сирии выводим, если там все остаются»

Президент Путин сообщил о выводе войск из Сирии и победе над ИГИЛ, запрещенной в РФ организации. Правда, выглядело это, по замечаниям экспертов, не столь утверждающе, как хотелось бы. Одновременно с этим такие заявления, на фоне американской ставки на Израиль, говорят об усиливающемся давлении России на арабский мир, повышении влияния Москвы в этом регионе. Но какой ценой и действительно ли войска выведут.


Через пару дней после триумфальной поездки Путина по Ближнему Востоку, президент внес в Госдуму соглашение с Сирией о расширении пункта на военно-морской базе в Тартусе на ближайшие 49 лет.  Это говорит прежде всего, что российские войска остаются в регионе, и разговоры о полном выводе — касаются лишь тех частей, которые были привезены для проведения победоносной, пусть и простой, военной операции, пишет newsru.com.
 
Российская сторона получила этот пункт военного базирования в безвозмездное пользование. В соответствии с документом, Россия может разместить в Тартусе одновременно до 11 военных кораблей, включая корабли с ядерной энергетической установкой, «при условии соблюдения ядерной и экологической безопасности». Договоренность действует в течение 49 лет и автоматически продлевается на 25-летние периоды.
 
Социальный психолог Алексей Рощин считает, что вывод войск для Сирии означает, что, грубо говоря, деньги, за которые воевали — закончились. Денег нет, нет и армии.
 
«Армия по аутсорсингу: надежно, быстро, недорого», – пишет Рощин в «Живом журнале». – «Путин в очередной раз объявил о "выводе российских войск из Сирии". С каждым разом все непонятнее, что он под этим подразумевает. Нынче он аж в саму Сирию прилетел с этой благой вестью. Стоят перед ним какие-то бойцы, он перед ними вещает... "Самое главное для военного человека – это защита своего Отечества, своего народа..." (так и хочется добавить – В СИРИИ; мы вчера это хором произнесли, жаль, Путин в телевизоре нас не поддержал).
 
Так кого ж он там выводит? Вроде как, по официальным сведениям, Россия "помогала Асаду авиацией". И то – выступает Путин не где-нибудь, а на авиабазе. Так что – авиабазу сворачивают, самолеты улетают восвояси? Нет – наоборот, уже сообщили, что "авиабаза остается в распоряжении РФ". То есть самолеты, получается, никуда не улетают.
 
Ну и кого ж тогда "выводят"? В кадре были бойцы, явно не летчики. Это, стало быть, обслуживающий персонал, что ли? Его выводят? Но как же база будет без персонала??
 
Значит, не персонал. Кого ж тогда – сухопутные части? А что – разве в Сирии официально воевали еще и сухопутные подразделения?! Вроде ведь шла речь только о каких-то "войсках прикрытия" самой базы, буквально 1,5-2 тыс. морских пехотинцев или кого-то вроде того. Их и выводят?? Но тогда вообще нонсенс: что ж, из-за полутора тысяч человек весь сыр-бор, целый президент ради их ввода-вывода в Сирию вылетает?
 
Откуда ни посмотри – все какой-то бред получается.
 
И это при том, что главный бред так и остается непонятным – какого вообще рожна мы в этой Сирии делали. "Спасли Асада". Ну и что? "Асад теперь наш должник". И? Чем же этот должник будет отдавать долг? "Базы предоставит"? А НА [цензура] ОНИ?!
 
На самом деле изначальное чувство, возникшее еще в самом начале ввода войск в эту Сирию, только окрепло за эти полтора года. Чувство очень неприятное – что российские войска просто самым наглым образом ИСПОЛЬЗОВАЛИ для каких-то совсем уж далеких и непонятных целей. Или и вовсе – поднаняли, как другие нанимают, к примеру, такси. Есть еще для этого модный термин, появившийся в Росармии при Сердюкове – аутсорсинг. Так вот очень похоже, что в Сирии сама армия оказывала услуги по аутсорсингу. КОМУ-ТО. Но явно не себе.
 
В этом смысле очередной "вывод" непонятно кого и куда может означать только некое послание заказчику – оплаченный транш закончился, оказание услуг (временно) прекращается, ждем следующего транша».
 
В телеграм-канале «Ортега» блогер пишет, что как бы многим не хотелось — Россия провела удачную операцию, и стесняться этого не стоит: «Главное, что надо понимать про конфликт в Сирии: пресловутое «прогрессивное международное сообщество» брехало и кривлялось на эту тему, словно взбесившаяся гиена.
 
Но строго до тех пор, пока не стало окончательно понятно, что основная партия сыграна, и взять Россию на понт не получилось. 
 
Тогда и большая часть придури с наших уважаемых западных партнеров необъяснимым образом слетела – молниеносно и бесследно, в неизвестном направлении. 
 
Особые соболезнования хочется выразить воображаемой девочке Бане, мучительно страдавшей в ходе операции по освобождению города Алеппо от окопавшейся там сирийской «Аль Каиды». Вдобавок ко всем уже случившимся несчастьям у бедняжки, похоже, отнялся язык. 
 
Поэтому девочка никак не прокомментировала скандальную историю, что западная военная помощь «сирийской оппозиции» практически в полном объеме пополняла арсеналы террористических группировок.
 
Что, впрочем, совершенно неудивительно, поскольку никакой иной «оппозиции» в Сирии просто не существует. 
 
Да и с химическим оружием неловко получилось. Тем самым, применение которого объявили «красной чертой» переступив которую Асад исключил себя из рода человеческого, и навлёк на себя военное возмездие со стороны цивилизованного мира.
 
Зарин. Которым в момент его применения обладал, как нечаянно выяснилось, вовсе не только Асад. 
 
Неувязочка за неувязочкой. Целый эшелон неувязочек. Если бы этот эшелон трижды опоясывал Землю по экватору.
 
Поэтому, если увидите какого-нибудь особо упоенного борца с режимом, у которого в числе претензий к российским властям звучит что-нибудь про «русня палач сирийской свободы» – гоните его, насмехайтесь над ним, это либо человек с диагнозом, причём с таким диагнозом, что уже и не вполне человек. 
 
Либо однозначная вражеская агентура, того типа, которая пишет себе на лбу «я шпион и диверсант», чтобы никто не думал, что это шпион и диверсант, потому что настоящий  шпион и диверсант никогда себе на лбу такое не напишет.
 
У армии в современном мире есть только два возможных занятия: либо развиваться, либо деградировать. Для того, чтобы развиваться, необходимо воевать. Хотя бы изредка, хотя бы недолго, но воевать. 
 
И поскольку войны нельзя избежать, но лишь отсрочить ее к выгоде вашего противника, нужно хотя бы постараться вести ее за правое дело и против действительно неприятных людей.
 
Терроризм – это зло; и терроризм – это зло, которое угрожает непосредственно нам.
 
Соотвественно, сирийская спецоперация полностью обоснована и по моральным, и по сугубо практическим соображениям. Это во-первых. 
 
Во-вторых. Если бы русские просто стояли и смотрели как Сирия превращается в новую Ливию, и немножко во второй Ирак – то, в исторической перспективе, работа с этой проблемой обошлась бы нам существенно дороже, чем ее профилактика.
 
Кроме того, военные расходы, в случае удачной кампании – это, простите за откровенность, не столько расходы, сколько инвестиции. Которые возвращаются даже с прибылью сразу по множеству рынков: от оружейного до энергетического, да и про рынок политического влияния тоже не будем забывать.
 
[цензура], то есть, ваш Навальный. Он всегда [цензура]. Для опровержения его [цензура], достаточно спросить в любом интернет-поисковике, в чем экономическая выгода России от участия в сирийском конфликте. И вам ответят, из самых авторитетных информационных и аналитических агенств. 
 
Блумберг знает, в чем выгода. А Навальный не знает. Да и девочка Бана, она чего так истошно голосила? Понятно же – российские пенсии жалела. А так-то совершено [цензура], там было делать, в этой Сирии. 
 
Нет, можете конечно верить воображаемым девочкам, и даже несуществующим «кандидатам в президенты». Но мне все-таки Блумберг несколько ближе и понятнее.
 
А если совсем откровенно, то мир бы был сейчас гораздо худшим местом. Если бы русские не вмешались в Сирии. Но они, по-счастью, вмешались. И стесняться здесь абсолютно нечего. В данном случае все вменяемые люди совершенно точно за нас.
 
И знаете что... В конце концов, это просто приятно».
 
И в заключении о той цене, которую армия Российской Федерации заплатила за эту операцию — жертвы, потери вооруженных сил в операции. Официально Россия признала гибель 41 человека во время боевых действий в Сирии, включая сбитый Турцией бомбардировщик Су-24.
 

Но как пишет «Коммерсантъ», неофициальные цифры могут быть куда больше. Например, в прошлом году «Исламское государство» опубликовало фото и видео предположительно пяти российских солдат, погибших в Сирии около Пальмиры. Но официального подтверждения эта информация не получила. Агентство Reuters, утверждает, что только за этот год  в Сирии погиб как минимум 131 гражданин России. Все они — бойцы частных военных компаний. 









Lentainform