16+

«Оправдательный приговор для Улюкаева означал бы дело против Сечина»

15/12/2017

«Оправдательный приговор для Улюкаева означал бы дело против Сечина»

Судебное разбирательство по делу бывшего министра экономразвития Алексея Улюкаева завершилось — его признали виновным в получении взятки от главы «Роснефти» и приговорил к 8 годам колонии строгого режима и штрафу в 130 миллионов 433 тысячи рублей.


Экс-чиновник вину свою не признал и пожелал себе долго и счастливой жизни. 

 Как пишет ТАСС, 61-летний Улюкаев пришел в суд в бодром настроении, вещей с собой не принес. После того, как судья огласила приговор, бывший министр заметил, что «от сумы и тюрьмы не зарекайся». Такое может произойти с любым. 
 
Правозащитница Ольга Романова поддержала Алексея Улюкаева и заметила, что министра идет в тюрьму не виновным.
  
8 лет строгого режима Улюкаеву. Взят под стражу в зале суда. 
 
Я хочу поддержать Алексея Улюкаева. Во-первых, российских тюрем не пожелаешь и врагу. Во-вторых, потому что все, кто хотели, видели и слышали и процесс, и приговор. 
 
Свидетель не явился. Ему так можно. 
 
На суде, публично, прозвучало одно — в приговор вошло совсем другое. 
 
Не доказано. Мы так и не знаем, было и нет. Но срок есть. 
 
И если вы думаете, что это сделано специально для Сечина и Улюкаева, то позвольте вас заверить — НЕТ. 
 
Это такой суд. Наш, российский суд. Странообразующий фактор. Это просто здание и сооружение, на котором по случайному стечению обстоятельств висит табличка из трех букв. И это случайно — буквы С, У и Д. Могли быть и другие, суть осталась бы той же. 
 
Не доказано. Публично, в присутствии всех нас — не доказано. Плюй в глаза — Божья роса. Стало быть, если не доказано, то Улюкаев вошел в те 30 процентов осужденных, что сидят у нас без вины. 
 
И я всегда говорила и буду говорить: невиновный — не значит, что приятный вам. Невиновный не значит ваших взглядов и вашей социальной группы. Невиновный не значит, что любил котиков и не грешил. Невиновный — не значит хороший. Невиновный просто невиновный. И это гораздо больше и важнее. 
 
«Мне в своей жизни довелось поработать рядом со многими представителями власти и на очень многих проектах, делавшихся за государственные деньги — пишет Член Общественной палаты Кристина Потупчик https://www.facebook.com/krispotupchik. – Люди были разные — честные и не очень, компетентные и не слишком. Проекты были разными — полезные и нет, дико переоцененные и такие, где приходилось доплачивать из своих. Но вот с чем я сталкивалась и сталкиваюсь постоянно — это с вынужденной необходимостью конструирования параллельной реальности, когда ясно, как божий день, что какой-то фрагмент происходящего абсолютно безумен, что происходит чистая растрата, полное надувательство начальства в интересах инициаторов и выгодополучателей схемы, которые сожрут тебя, если ты заикнешься о том, что происходящее — безумно. И ты делаешь вид, что все идет так, как надо, и все идет, как идет.
 
До тех пор, пока не заканчивается восемью годами строгого режима. Которые все равно получат не выгодополучатели, а ты — за то, что поддерживаешь этот статус-кво».
 
Политолог Алексей Макаркин объяснил, почему оправдательный приговр для Алексея Улюкаева был невозможен: 
 
1. Если ход процесса был неприятен для Сечина, то не в связи с тем, что были планы убрать его из элиты. Задача была другой – чтобы в России не было даже намека на «человека номер 2». Задача выполнена, перевыполнять ее никто не собирался. Оправдательный приговор Улюкаеву в связи с этим был невозможен – в этом случае надо было бы возбуждать дело против Сечина. Кроме того, он стал бы ударом не только по Сечину, но и по ФСБ, что невозможно вдвойне. А так баланс соблюден. 
 
2. Мягкий (условный) приговор был невозможен в связи с началом избирательной кампании. Избиратели хотели бы реального срока как доказательства борьбы с коррупцией. Большинство населения рассматривает процесс именно в этом контексте, и не слишком отличает Улюкаева от Сердюкова (вывод которого из-под удара стал для населения самым большим антикоррупционным разочарованием последних лет). По данным ВЦИОМ, 57% россиян считали в августе Улюкаева виновным и лишь 7% – невиновным. Причем из тех, кто внимательно следил за процессом, в виновности были уверены 79%. А особенно внимательно следили за процессом пенсионеры – 88% – то есть ядерный путинский электорат. 
 
3. Различие между Сердюковым и Улюкаевым состоит в том, что первый дисциплинированно выполнял все указания власти и принимал на себя ответственность за крайне непопулярную военную реформу (офицеры проклинали «Табуреткина» и не шли в своих проклятьях дальше). Улюкаев после присоединения Крыма (которое не согласовывали с экономблоком) и введения санкций четко давал понять, что ответственность за будущее экономики при таких «вводных» нести не собирается. И давал подчеркнуто пессимистичные прогнозы – особенно на контрасте с оптимистом Орешкиным. 
 
4. Есть психологический момент. Для людей, знающих Улюкаева и сочувствующих ему, 8 лет – это трагедия; есть серьезное ощущение, что он может не пережить этот срок. Для правоохранительной же системы и политической власти 8 лет – это минимальное наказание по данной статье. Таким образом, если одни считают приговор жестоким, то другие исходят из того, что по закону «можно было бы и больше». 
 
5. У президента есть право помилования. Это тоже надо учитывать. Хотя в ближайшее время это неактуально. 
 
Руководитель международной организации «Агора» Павел Чиков сравнил приговор Александра Реймера, которого посадили на 8 лет за хищение бюджетных средств, и дело Алексея Улюкаева, чья вина сомнительно доказана: 
 
- Путинские 8 лет.
 
14 июня 2017 года Замоскворецкий районный суд Москвы признал виновным Александра Реймера и назначил ему наказание в виде 8 лет лишения свободы.
 
15 декабря 2017 года Замоскворецкий районный суд Москвы признал виновным Алексея Улюкаева и назначил ему наказание в виде 8 лет лишения свободы  
 
«В сюжете с Улюкаевым теперь начнётся самое интересное — пишет Телеграм-канал Политджойстик. – Война либералам 90-х была объявлена год назад, но сегодня стало ясно, что намерения сторон очень серьезные. Ответка будет быстрой, не в России и Керимов – это ещё цветочки».
 
Политик Дмитрий Гудков заметил, что если министра экономрахзвития можно так легко приговорить к такому сроку, то более «мелким» чинам нужно начать бояться:
 
- У Улюкаева 8 лет строгого режима. 
 
18 марта нам выберут именно Сечина — это и есть смысл «выборов». 
 
Губернаторы, чиновники — если министра можно по таким «доказательствам» отправить в колонию, то вас — вообще в расход.
 
Какие интересные нас ждут 6 лет: борьбы коррупционеров с коррупцией за сокращающуюся кормовую базу. 
 
В конце останется только один — и пусть это будет Игорь Иваныч.
 
А политолог Михаил Виноградов подчеркнул, что «приговор Улюкаеву – конечно, пощечина премьеру». 
 

Фото: liport.ru











Lentainform