16+

Соратник Навального рассказал, как Собчак некрасиво вела себя после эфира на «Эхо Москвы»

15/01/2018

Соратник Навального рассказал, как Собчак некрасиво вела себя после эфира на «Эхо Москвы»

Член команды Навального Леонид Волков рассказал, как неуютно чувствовал себя на "Эхо Москвы", когда Ксения Собчак требовала от него извинений за история с "корпоративом на Бали".


Звонят с Эха и внезапно приглашают вечером в "Разбор полета"; обычно заранее зовут, но всякое бывает. Приезжаю, сажусь в гостевую, и слышу — что в эфире Ксения Собчак, у нее эфир заканчивается, а у меня, соответственно, после новостей начнется, – вспоминает Волков.

Специально вышел из гостевой и пошел в "малую" студию (у Ксении интервью было в "большой"), чтобы не создавать некомфортных ситуаций, а еще для того, чтобы подготовиться к эфиру — поскольку приглашение день-в-день, а формат для меня новый, надо было по крайней мере понять, что это за передача.

У Ксении эфир заканчивается в 20.59, у меня начинается в 21.03, в промежутке новости. Сижу, врывается Ксения, с ней две камеры и еще кто-то; камеры мне в лицо. Ксения кричит: Леонид, вы должны извиниться, вы соврали, что я вела на Бали корпоратив, все такое.

Тут надо все же заметить, что я ничего не говорил про корпоратив — легко проверить; это была информация "Протестной Москвы", но я, действительно, писал о том, что поездка на Бали выглядит странно, и тем более странно выглядит, что одновременно она выкладывает фотки из Домодедово, а люди в это время стримят ее с пляжной вечеринки; так нельзя.

Я встаю — неудобно и неправильно, когда она надо мной нависает, и пытаюсь вежливо и спокойно объяснить, что извиняться мне не за что, и что, в любом случае, студия, где вот-вот начнется эфир — ну это не самое подходящее место для выяснения отношений.

Тут заходит ведущий, садится, начинает читать новости. Я тоже сажусь: во-первых, в этот момент в студии должна быть тишина, во-вторых — ну это просто невежливо, ведущий работает. И все, что я мог Ксении сказать, я ей сказал. Но... она не уходит! Продолжает громко и нагло "требовать извинений" (я так и не понял, за что), одна из ее камер снимает саму Ксению, другая — лезет мне в монитор ноутбука (у меня там какие-то заметки перед эфиром). Ну то есть это даже не лайфньюс, а хуже. Тут я честно говоря опешил: ну я ее не могу выталкивать из студии! Пытаюсь подобрать слова и как-то спокойно обсудить, что так просто НЕЛЬЗЯ.

В это время новости заканчиваются (бедный ведущий, мне очень стыдно перед ним за весь этот позорный балаган), и начинается мой эфир. Ведущие не очень понимают, что делать: представляют меня, начинают задавать вопросы, а Ксения не уходит со своими камерами. Немая сцена; всем стыдно. Кроме одной кандидатки в президенты.

Наконец, она разворачивается к своей камере, гордо читает мне нотацию и назидание и удаляется.

фото echo.msk.ru











Lentainform